Необыкновенные музыкальные способности

Способности и музыкальность

ногие родители знают, насколько полезны для детей занятия музыкой. Все музыкальные инструменты для игры на них задействуют пальчики, а значит, развивается мелкая моторика. Знакомство со знаковой системой, принципиально отличающейся от структур привычного нам языка, развивает интеллект ребенка. А уж как обогащается эмоциональный мир ребенка!

Подробнее о пользе занятий музыкой можно прочитать в статье «В чем польза от занятий музыкой?». Повторим еще раз – эту пользу трудно переоценить. Почему же так мало детей учатся музыке? И музыкальных школ сейчас достаточно, и преподавателя можно пригласить на дом, а все осталось как прежде: на порой единственного маленького музыканта в классе смотрят, как на «чудо природы».

Среди родителей бытует несколько предубеждений против занятий музыкой.

Кто-то испытал на себе «прелести» ежедневного нудного проигрывания гамм и упражнений. Попался в детстве неважный преподаватель, и музыка из волшебства превратилась в мучение.

Став взрослым, такой родитель предпочитает держать свое чадо подальше от противных гамм. Это предубеждение не выдерживает критики.

Сейчас найти учителя, любящего музыку и умеющего передать свои знания и любовь ученику, не сложно.

Второе предубеждение заключается в том, что родители не видят от занятий музыкой такой пользы, как, например, от изучения иностранных языков или чтения книг. Возможно, в такой постановке вопроса есть доля истины. Тем не менее, для дошкольника и ученика младшей школы занятия музыкой гораздо полезнее, чем занятия иностранным языком. Стоит изучить этот вопрос внимательнее.

И самое стойкое предубеждение звучит примерно так: «Музыкальные способности – это большая редкость. Мой ребенок не поет, не просит купить ему гитару или синтезатор, значит, у него нет музыкальных способностей. Ни к чему и начинать, ведь без способностей все равно ничего не получится!»

Стоит разобраться в том, что представляют собой музыкальные способности и так ли уж они редки.

Откуда мы узнаем о способностях?

Задумайтесь над вопросом – а откуда мы знаем, что у одного ребенка есть способности к рисованию, у другого просто феноменальное чувство языка, а третий почти гений математики?

Нам показывают рисунки ребенка и знающий человек говорит: «В них что-то есть…». Учитель на родительском собрании рассказывает об ученике, который пишет диктанты без ошибок, и при этом не знает правил. А ребенок общих знакомых поехал на областную олимпиаду по математике.

Заметьте: каждый из этих детей занимается рисованием, письмом, математикой, и по результату этой деятельности мы судим, что у ребенка есть к ней способности.

Это закон – способности проявляются (и потом уже развиваются) в деятельности. Следовательно, судить о музыкальных способностях абстрактно, не наблюдая ребенка в музыкальной деятельности, нельзя.

Тем не менее, необычная стойкость описанного заблуждения имеет под собой почву.

Дело в том, что выдающиеся музыкальные способности, правильнее сказать, музыкальная одаренность, почти всегда обнаруживаются в раннем возрасте. Музыкально одаренный ребенок поразит родителей тем, что начнет напевать раньше, чем говорить.

Или будет очень любопытен к любым звучащим предметам, начнет исследовать их в этом направлении.

Будет быстро запоминать детские песенки и воспроизводить их выразительно и чисто, а если среди игрушек найдется барабан или детское пианино, начнет подыгрывать себе.

Одаренность, а тем более талант встречаются очень редко. Способности и одаренность – совсем не одно и то же. Если же говорить именно о способностях, то их можно обнаружить только, наблюдая за ребенком в соответствующей деятельности.

Из чего складываются музыкальные способности?

Для того чтобы начать заниматься музыкой, на самом деле не надо иметь каких-то особенных способностей, кроме способности слышать и способности чувствовать ритм.

А эти элементарные способности присущи не только человеку, но и многим высшим животным. Считается даже, что инстинктивный мелодический слух у птиц развит лучше, чем у человека.

Пройдет немного времени, и у ребенка, который занимается музыкой, начнут проявляться и развиваться уже непосредственно музыкальные способности. Их называют специальными сложными, или профессиональными способностями. Среди них принято выделять музыкальный слух, чувство метроритма, музыкальную память, музыкальное мышление, музыкальное воображение, эмоциональную отзывчивость на музыку.

Музыкальный слух

Слух есть у всех людей, это понятно, а вот как понять – музыкальный он или нет?

Вся разница здесь в понятии звука. Есть звуки шумовые (это большинство окружающих нас бытовых звуков). Мы легко отличим шум поезда от стука молотка, забивающего гвоздь. Но сказать, а какой из этих звуков выше или ниже, так сразу и не сможем, да это нам и ни к чему.

У музыкальных же звуков их высота – главное качество. Оно не единственное, важны также и громкость, и тембр (окраска звука), но точная высота – это то, что отличает музыкальные звуки от шумовых.

И это именно то, что должен различать в звуках человек с музыкальным слухом.

Итак, если вы никогда не думали о том, что у звуков бывает какая-то там высота, вы даже не сможете предположить, есть ли у вас музыкальный слух или нет. Чтобы это узнать, нужно учиться. Когда ребенок начнет что-то узнавать о музыкальных звуках, станет понятно, какой у него слух. Не просто, хороший он или плохой, у музыкального слуха есть еще специфические разновидности.

Абсолютный слух

Это способность точно определить высоту звука без настройки и без сравнения с другими звуками. Ключевое слово в определении – точно. Это значит назвать звук «по имени» — тому принятому между музыкантами имени, которое обозначается нотами (до, ре, ми, фа, соль и так далее с добавлением других специальных обозначений).

Абсолютный слух можно сравнить с фотографической зрительной памятью. Для человека с таким слухом каждый звук – как буква в алфавите. Он единственный, особенный, его ни с чем невозможно спутать.

Конечно, такой слух – большое подспорье для музыканта. Почти всегда он есть у гениальных музыкантов. Но у большинства музыкантов его нет, потому что это качество врожденное и очень редкое.

Относительный слух

Если абсолютный слух связан с памятью, то относительный – с мышлением. Человек может определить высоту звуков в сравнении с другими звуками. Здесь есть два аспекта:

  1. Можно уметь ориентироваться внутри лада, той организации музыки, в которой неустойчивые звуки связаны с устойчивыми, они соединяются между собой в аккорды, которые поддерживают и «раскрашивают» мелодию.
  2. Можно уметь ориентироваться в интервалах, то есть в расстоянии между звуками, которые не обязательно образуют лад.

И то, и другое необходимо музыканту, и относительный слух у профессионала должен быть очень точным.

Абсолютный и относительный слух – не противоположности, но дополняют друг друга. Более того, если обладатель абсолютного слуха не будет развивать относительный слух – он не сможет стать музыкантом.

Внутренний слух

Постепенно у человека, который профессионально занимается музыкой, вырабатывается одно важное качество: посмотрев на ноты, он может представить, как будет звучать то, что в них написано. Это свойство называют внутренним слухом, хотя на самом деле к слуху как звуковому анализатору он почти не имеет отношения. Это свойство памяти и воображения.

Чувство метроритма

Музыка – искусство, разворачивающееся во времени (процессуальное). Поэтому в ней важны не только соотношения высоты звуков, но и соотношения отрезков времени. Звук может длиться долго, а может быть коротким, и взаимосвязь длительностей звуков образует ритм.

Метр – более общее понятие. Простым языком о нем можно рассказать так: мы маршируем на счет раз-два (это двухдольный метр), танцуем вальс на счет раз-два-три (это трехдольный метр). Метрически музыка очень разнообразна, но двухдольный и трехдольный метры – основа музыки.

Вы, наверное, не раз наблюдали, как ребенка просят повторить ритм, прохлопанный при помощи ладоней. Считается, что если ребенок справился с заданием, то у него хорошее чувство метроритма. На самом деле это не совсем верно.

Конечно, если ребенок повторил ритм, то чувство ритма у него точно есть. Но если и не повторил – оно тоже есть. У него может быть плохая координация движений, его может подвести память (особенно если ритм достаточно продолжительный). Между тем, что мы слышим, и тем, что воспроизводим, есть большая разница.

Ту же самую ошибку часто допускают и при диагностике слуха, когда просят ребенка спеть предложенный звук (мелодию или песенку), а ребенок не может повторить его. За воспроизведение отвечают совсем другие, в том числе физиологические, механизмы. Чаще всего ребенок просто не умеет координировать слух и голос, но это не значит, что у него нет слуха.

Когда ребенок поет чисто, красиво и ритмично, и его никто этому не учил, велика вероятность того, что это музыкально одаренный ребенок. С таким ребенком музыкой заниматься нужно обязательно!

Память, мышление, воображение – и все это музыкальное!

Если слух и чувство метроритма проявляются и развиваются в занятиях музыкой, что говорить о таких вещах как память, мышление и воображение. Прилагательное «музыкальный» здесь говорит о том, что ребенок учится:

  1. Запоминать, узнавать и воспроизводить по памяти музыкальный текст и музыкальные образы.
  2. Оперировать музыкальными образами, уметь извлекать из них информацию, перерабатывать ее и делать из нее выводы.
  3. Создавать музыкальные образы, не являющиеся прямым воспроизведением ранее услышанной музыки.

Согласитесь, трудно предположить, что все это возможно, пока не попробуешь.

Музыкальность

Когда мы говорим о слухе или чувстве метроритма, то имеем в виду некий «количественный показатель» (слух может быть плохим, хорошим или очень хорошим).

Понятие «музыкальность» отражает качественную сторону взаимодействия человека с музыкой. Она связана с тонкостью и глубиной эмоционального восприятия музыки, способностью переживать ее смысл.

Музыкальность иногда называют эмоциональной отзывчивостью на музыку.

С музыкальностью дело обстоит самым неожиданным образом. Исследования восприятия музыки показали, что людей, полностью неспособных к «чувствованию» музыки, очень мало (0,2% от испытуемых). При этом у разных людей способ восприятия музыки отличается.

  • У одних ведущим способом восприятия является чувство. При слушании музыки они обращают внимание на настроение, которое вызывает музыка, на смену настроений. Образы носят зрительный, картинный характер.
  • Другие люди оперируют мыслями. Музыка вызывает в них не картинные, в структурные образы действительности, как статичные, так и динамичные. Такие люди склонны анализировать то, что они слышат, оценивать соответствие музыки изображаемому образу.
  • Есть люди, у которых мысль и чувство занимают примерно равное положение. Образ окрашивается настроением, чувство вызывает ассоциацию с образом.

Не правда ли, точно по Павлову – первая и вторая сигнальные системы и их соотношение? Так и есть, способ реагирования на музыку устойчив, зависит от психических особенностей и индивидуален для каждого человека. Он характеризует личность человека.

А это значит, что романтический типаж «полубезумного», увлеченного только музыкой, оторванного от реальности музыканта исчезает и появляется человек гармонично развитый, тонко чувствующий и умеющий мыслить художественными образами (в том числе и структурными). Таким был великий композитор Иоганн Себастьян Бах, таким был великий пианист Святослав Рихтер.

Эти музыканты – яркие примеры «математиков в музыке». Есть среди музыкантов и «художники», встречаются и люди среднего типа. Музыка доступна любому человеку, и музыкальные способности – это вовсе не редкий дар. Они появятся у того, кто захочет прикоснуться к музыке.

Источник: http://baby-ved.ru/music/sposobnosti-i-muzykalnost/

Исследователи доказали зависимость музыкальных способностей от генов

О том, что музыкальные способности зависят от генов, ученые говорят давно. Наиболее яркие примеры – семейство королей вальса Штраусов, отец Моцарт и его великий сын, династии знаменитых скрипачей и пианистов.

А вообще многие известные музыканты и певцы рассказывают, что кто-то из их совсем “простых” родителей обладал прекрасным слухом, играл на каком-то музыкальном инструменте. В музыке, пожалуй, как нигде в искусстве наследственная связь наиболее проявляется. Ученые уже много лет пытаются найти гены музыкальности, но без особого успеха.

Дело в том, что большинство генов участвуют в работе сразу множества функций организма. Идентифицировать их – задача, к которой наука по-настоящему приступила только сейчас.

И вот, кажется, прорыв, пусть небольшой, но произошел. Группа ученых из Дании, Финляндии и Италии изучала, как музыка влияет на эмоциональный настрой людей с разными вариантами генов, которые связаны с рецепторами дофамина D2.

Почему для исследований выбран именно дофамин? Это хорошо известный гормон удовольствия, который вырабатывается мозгом в ответ на различные приятные ощущения и впечатления, связанные с пищей, наркотиками, сексом и т.д. И музыка увеличивает содержание дофамина в мозге, причем не только у человека, но и у некоторых животных.

Читайте также:  Если задали на дом сочинять музыку!

Что касается рецепторов D2, то они играют важную роль в работе мозга и нервной системы. И самое главное: уже известно, что они кодируются генами. Именно на этом и решили “сыграть” ученые, пытаясь найти связь музыки и наследственности.

В России вышел триумфатор “Золотого глобуса” фильм “Ла-Ла Ленд”

Дело в том, что у этих рецепторов есть “зацепка”: они могут быть двух типов – длинный и короткий. Каждый из них кодируется своим вариантом соответствующего гена. Для эксперимента ученые изучали две группы добровольцев.

В одной собраны люди, у которых был вариант гена только длинных рецепторов, во второй – гены, дающие сочетание длинного и короткого. (Вариант двух коротких не известен.) Добровольцы проходили тесты на фоне музыки с успокаивающим эффектом (MusiCure), а затем – на фоне “белого шума” (подбор случайных звуков).

Важно, что во втором случае была та же громкость и ритмика, что и в MusiCure.

Каков результат? Оказалось, что прослушивание музыки существенно улучшает настроение в первой группе, а вот на настроении второй практически не сказывается.

Что касается шума, то его почти не заметили в первой группе, но он резко испортил настроение во второй. Вывод: индивидуальное восприятие музыки в значительной мере зависит от генов.

Это вовсе не означает, что найден ген музыкальности, подчеркивают авторы работы.

Ситуация очень напоминает поиск гена образованности. Еще 30 лет назад генетики доказали, что уровень образования зависит от наследственности. Но вот какие конкретно гены работают в “сфере образования”? Ответ дать крайне сложно.

Здесь могут быть задействованы одновременно сотни, если не тысячи разных генов, причем вклад каждого очень мал. То есть, даже зная, что связь между уровнем образования и генами есть, ученые не могли указать, какими именно.

Чтобы получить такую наводку, требуется проанализировать громадные генетические выборки десятков, а желательно сотен тысяч людей.

https://www.youtube.com/watch?v=OzceAKIWt6M

Марис Янсонс рассказал об оркестрах, оперных режиссерах и Раймонде Паулсе

И только сейчас такая возможность, наконец, появилась. Созданы быстрые и дешевые методы расшифровки геномов.

И сразу произошел прорыв. Ученым удалось резко сузить поле поисков, выявив всего 74 гена, каждый из которых влияет, пусть и косвенно, на уровень образования.

Разобраться с ними уже намного проще, чем сейчас и занимаются генетики.

Что касается гена музыкальности, то последний эксперимент, пожалуй, впервые позволил перейти от общих представлений к конкретным доказательствам, что связь между генами и восприятием музыки существует. Теперь на очереди поиск конкретных генов. Наверняка это будут целые ансамбли генов, где вклад каждого окажется небольшим, но вместе они и дадут гармоничное “звучание”.

Справка “РГ”

Процент людей с абсолютным слухом различен в разных странах. Например, в Европе и Америке один “слухач” приходится на десять тысяч. В Юго-Восточной Азии и ряде государств Африки обладатели абсолютного слуха составляют значительную долю населения.

Причина в том, что в этих странах говорят на тональных языках, когда смысл слов меняется в зависимости от высоты звука при высказывании. Среди профессиональных музыкантов число обладателей абсолютного слуха всюду выше, чем в среднем по населению.

Наиболее выдающиеся композиторы и исполнители, как правило, имели абсолютный слух, скажем, Моцарт, Бетховен, Сен-Санс, Рихтер, Ростропович. Однако и среди музыкантов этого уровня такой слух был не у всех: не обладали им, например, Чайковский и Шуман.

Источник: https://rg.ru/2017/01/17/uchenye-dokazali-zavisimost-muzykalnyh-sposobnostej-ot-genov.html

Мелодия генов

На витражах южной боковой стены церкви Святого Фомы в Лейпциге нашлось место всем: здесь сильные мира сего шведский король Густав II Адольф, саксонский курфюрст Фридрих Мудрый, кайзер Германии Вильгельм I, вождь реформации Мартин Лютер со своим сподвижником Филиппом Меланхтоном, композиторы Феликс Мендельсон и Иоганн Себастьян Бах. Но только фамилия гениального полифониста, в отличие от всех остальных, встречается в Томаскирхе еще не раз. На другой стене церкви выгравированы имена многих представителей этого славного рода – от прапрадеда Иоганна Себастьяна, Вейта Баха, булочника и виртуозного исполнителя на цитре, родившегося около 1550 г., до правнука, композитора Вильгельма Фридриха Эрнста Баха, умершего в 1845 г. Имя каждого из них поочередно высвечивается на стене  и одновременно с этим звучит его музыка  в величественном пространстве церкви. 

ДИНАСТИЯ БАХОВ ЯВЛЯЕТСЯ, ПОЖАЛУЙ, НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНОЙ и представительной по количеству талантливых музыкантов на протяжении без  малого трех веков.

Самый выдающийся из них – великий Иоганн Себастьян – в течение 27 лет служил капельмейстером в церкви Святого Фомы, будучи одновременно преподавателем  в “Томасшуле” и музыкальным директором всех лейпцигских церквей.

Появление множества одаренных музыкантов в семи поколениях одного рода само по себе уже свидетельствует о генетической природе музыкальных способностей. Еще в 1869 г.

Фрэнсис Гальтон (который, кстати, приходился двоюродным братом Чарльзу Дарвину) в своей книге “Наследственный гений” рассказал о результатах исследования многих поколений музыкантов, судей, государственных деятелей, ученых, полководцев, писателей, поэтов и художников как представителей класса “выдающихся людей” (заметим, что среди них не было ни одной женщины). Пытаясь понять принцип наследования исключительных качеств в семьях, он установил, что известность родственников знаменитой личности уменьшается со снижением степени родства с ним, объяснив данную закономерность как неоспоримое доказательство генетической передачи у человека незаурядных способностей. 

Однако с точки зрения современной генетики использованный Гальтоном подход при исследовании музыкальных способностей имел два существенных недостатка: во-первых, знаменитость является очень сложным и нечетко определяемым понятием, во-вторых, он никак не учел влияния факторов окружающей среды (включая воспитание и семейные традиции) на данный признак. До нас дошли  достоверные сведения о том, что в семье Баха музыкальные занятия с раннего возраста были нормой, а профессия музыканта, несомненно, в дальнейшем помогала ее обладателям зарабатывать сносные деньги, так что возможность получения другого образования даже не рассматривалась.       

Исследователи последующих веков также интересовались проблемой наследования музыкальных способностей, сконцентрировавшись главным образом на довольно простом и понятном всем признаке – абсолютном слухе, т.е.

способности безошибочно распознать и воспроизвести голосом высоту любой из около 70 различных нот в срединной части слухового регистра. Данное качество встречается достаточно редко и обнаруживается только у 2-3% музыкантов, не будучи, таким образом, атрибутом музыкальной одаренности.

Абсолютного слуха не имели, например, такие выдающиеся композиторы, как Чайковский и Вагнер.

У обладателей этого дара каждый звук имеет свою уникальную характеристику, по аналогии с различиями в цвете.

Некоторые композиторы (среди них Скрябин, Римский-Корсаков и Мессиан) придавали нотам определенную окраску, заложив тем самым начало цветомузыки.

В психологии такого рода взаимосвязь между звуком и цветом являет собой классический пример синестезии: состояния, при котором один тип нервного стимула вызывает реакцию другого.      

СЕГОДНЯ ПОДАВЛЯЮЩЕЕ БОЛЬШИНСТВО СПЕЦИАЛИСТОВ ПРИДЕРЖИВАЕТСЯ мнения, что абсолютный слух является сложным признаком и находится под влиянием и генетических, и средовых факторов.

Музыкальные занятия в раннем возрасте помогают в совершенстве овладеть им, а сама способность встречается чаще у азиатов (особенно у народов Юго-Восточной Азии), чем у европейцев.

Причину этого несходства связывают с тем, что первые с раннего детства слышат и учатся говорить на языке, в котором высота и протяженность звука особенно важны для различения слов (как, например, в китайском, корейском, тайском, вьетнамском и японском).

Новый этап в изучении наследственных основ музыкальных способностей наступил после успешного завершения в самом начале ХХI века грандиозного проекта “Геном человека”, в результате которого исследователям удалось расшифровать нуклеотидную последовательность ДНК нашего вида, включающую в себя более трех миллиардов оснований. Недавно при детальном молекулярно-генетическом обследовании различных семей с обладателями абсолютного слуха и синестезии генетикам удалось выделить участок на хромосоме 6, ответственный за взаимосвязь этих двух качеств. При секвенировании (установлении нуклеотидной последовательности) возможных кандидатных генов данного сегмента ДНК выяснилось, что люди с абсолютным слухом и синестезией являются носителями редких мутаций гена EPHA7. Данный ген кодирует специфический фермент, который может играть важную роль в дифференциации нервной ткани и способности включения и выключения различных зон в развивающемся мозгу ребенка.  

Музыкальная одаренность оказалась связанной также с одним из наследственных заболеваний. Давно  замечено, что необычными музыкальными способностями обладают больные синдромом Виллиамса-Бойрена, известного также как синдром “лицо эльфа”.

Страдающие этой генетической патологией имеют широкий спектр аномалий: выраженную умственную отсталость в сочетании со множеством врожденных физических дефектов. Причина столь тяжелого состояния в выпадении (делеции) довольно протяженного участка (охватывающего от 1,6 до 1,8 миллиона нуклеотидов) хромосомы 7, включающего в себя от 26 до 28 генов.

В качестве определенной компенсации за данный наследственный недуг эти больные очень часто обнаруживают недюжинные музыкальные способности – в пении и игре на музыкальных инструментах.

Наиболее ярким примером такого дарования является известная певица Глория Ленхофф, обладательница редкого по красоте и тембру лирического сопрано, которая и сегодня успешно выступает с профессиональными хорами и рок-группами. В ее репертуаре около двух с половиной тысяч песен на более чем двадцати пяти языках, которые она исполняет  без какого-либо акцента.

Глория имеет абсолютный слух, будучи в остальном далекой от совершенства: ее IQ составляет всего 55 единиц, и она не в состоянии произвести элементарные арифметические действия или разменять деньги. Но, как и другие пораженные данной болезнью, Глория очень тонко воспринимает все технические нюансы музыки: такт, ритм, звук и тембр.    

Наряду с генетическими аномалиями, способствующими проявлению музыкальных способностей, обнаруживаются также состояния, которые вызывают обратный эффект. Среди такого рода отклонений врожденная амузия (музыкальная глухота), характеризующаяся утратой способности воспринимать музыку, несмотря на наличие нормального слуха, речи и интеллекта.

В одном из таких наблюдений молодая женщина  не могла даже распознать мелодию известной всем песни Happy birthday to you, хотя, будучи школьным учителем, она по нескольку десятков раз в году проигрывала ее по случаю дня рождения своих учеников. Звуки музыки, по ее же собственному признанию, воспринимались ею как грохот упавшей на пол посуды.

В результате исследования семей с носителями этой аномалии удалось обнаружить, что в основе ее лежит выраженная генетическая компонента: около 40% родственников первой степени родства (родители, дети, братья и сестры) также имели амузию, в то время как среднепопуляционная частота признака составляет около 4%.

К сожалению, генетикам пока не удалось установить, мутации какого гена вызывают данное нарушение музыкального слуха. 

Если все же отвлечься от абсолютного слуха и патологических случаев музыкальной глухоты, вызванных, несомненно, генетическими причинами, можно смело утверждать, что в условиях нормального проявления музыка это, скорее, понятие культурологическое, чем биологическое.

Недавняя находка доисторической костяной флейты в южной Германии указывает на то, что люди стали сочинять и исполнять музыку более 40 тыс. лет назад.

Данный факт наряду с гордостью за гений наших далеких предков-кроманьонцев вызывает у нас и вполне закономерные в связи с ним вопросы, ответы на которые мы получим не скоро: какова цель этого новшества и есть ли в нем какой-либо эволюционный смысл? Чарльз Дарвин был уверен, что музыка появилась и развивалась благодаря половому отбору.

Он считал, что по аналогии с птицами и их песнями сочинение музыки и наслаждение ею были важнейшими элементами сложного процесса  привлечения внимания представителей противоположного пола: “Музыка имеет замечательную способность в смутной и неопределенной форме воскрешать в нас сильные эмоции, возникавшие у наших далеких предков, которые соблазняли друг друга с помощью звуков голоса”. Великий эволюционист полагал также, что наш язык появился вслед за музыкой. Его визави и тоже англичанин, выдающийся философ и социолог Герберт Спенсер не был согласен с этим, утверждая, что музыка возникла естественным образом из модуляций (изменения тональности) эмоциональной речи. Некоторые современные ученые склонны принимать точку зрения Спенсера, считая, что музыка является всего лишь бесполезным побочным продуктом языка, своеобразным аудиодесертом. Другие, однако, полагают, что музыка достаточно сильно отличается от языка, чтобы быть его производной, и что ее эмоциональная мощь является результатом длительной эволюции.

Нам, конечно же, не следует ожидать в обозримом будущем умиротворенного единодушия ученых  в вопросе о причинах зарождения и развития музыки.

Сегодня лингвисты все еще бурно обсуждают диаметрально противоположные гипотезы относительно того, в состоянии ли современные языки рассказать нам о материальных и поведенческих особенностях их носителей в далеком прошлом. Оказалось, что музыка способна существенным образом помочь нам в прояснении этой проблемы.

Читайте также:  Виды современных танцев хореография на любой вкус

Так, при исследовании ритма и темпа традиционных народных песнопений у аборигенов Таиланда обнаружились количественные и качественные расхождения между отдельными популяциями тайцев. Кроме того, музыка, как выяснилось, намного лучше отражает генетическое различие между популяциями, чем язык.

А недавнее широкомасштабное исследование в Европе и Азии показало, что тесное музыкальное сходство различных культур связано с генетической близостью между их носителями и что эта взаимосвязь наследуется преимущественно по материнской линии.   

Весьма вероятно, что в недалеком будущем музыковедение станет основным инструментом поиска общих корней современного культурного многообразия планеты, отобрав эту роль у исторической лингвистики и мифологии.

Причина такого развития событий в том, что языки в большинстве своем сильно преображаются во времени, в то время как мелодии (как и наши гены) остаются практически неизменными: дети всегда будут засыпать под колыбельные матерей, а страстные поклонники петь серенады своим возлюбленным. 

Источник: http://mostga.am/laboratoriya/melodiya-genov-568.html

«Музыкальные способности и их классификация»

Реферат: «Музыкальные способности и их классификация».

Подготовила: учитель музыки «МКОУ СОШ №1 ст. Преградная» Чернега А. В.

В условиях современного общества одной из актуальных проблем является развитие музыкальных способностей у младших школьников.

Актуальность исследования проблемы состоит в том, что в современном обществе наблюдается катастрофическое падение уровня музыкальной культуры современной молодежи.

Причины этому могут быть различными, но самая основная – негативное влияние на ребенка современной музыкальной среды. Её основой является примитивность ладовой организации и ритмической структуры.

Также негативную роль сыграло то, что в школах уделяется достаточно мало времени посещению детьми учреждений культуры: филармонии, концертных залов, театров. Цель современного образования – развитие и выявление творческих способностей, потенциала ученика, формирование личности способной к самоопределению и самосовершенствованию.

Музыкальные способности – это «индивидуально – психологические особенности, определяющие успешность выполнения деятельности или ряда деятельностей, несводимые к знаниям, умениям и навыкам, но обусловливающие лёгкость и быстроту обучения новым способам и приёмам дея-тельности».

Классик отечественной психологии Б. М.

Теплов определил: «Музыкальные способности – индиви-дуальные психологические свойства человека, обусловливающие восприятие, исполнение, сочи-нение музыки, обучаемость в области музыки.

В той или иной степени музыкальные способности проявляются почти у всех людей. Ярко выраженные, индивидуально проявляющиеся «музыкаль-ные способности называют музыкальной одарённостью».

В структуре музыкальных способностей выделяют общие и специальные способности. Музыкаль-ные способности относятся к специальным, то есть таким, которые необходимы для успешных за-нятий и определяются самой природой музыки как таковой.

В их основе, как в основе способно-стей к любому виду искусства, лежит эстетическое отношение к миру, способность эстетически воспринимать действительность, но в случае музыки это будет звуковая, или аудиальная действи-тельность, либо способность трансформировать эстетическое переживание реальности в звуковую реальность. 

Н.А. Римский-Корсаков в своей статье «О музыкальном образовании», делил музыкальные способности на 2 группы:

1) технические (игре на данном инструменте или пение);

2) слуховые (музыкальный слух).

В слуховых способностях, в свою очередь, выделялись элементарные и высшие; к элементарным относятся гармонический и ритмический слух.

Однако в основе музыкальных склонностей, по мнению К. Спинора, лежат сенсорные музыкаль-ные способности, которые могут быть представлены у индивидов в различной степени и точно измерены с помощью специальных тестов.

Среди работ, посвященных музыкальным способностям, особое место занимает книга Б. М. Теп-лова «Психология музыкальных способностей». В ней предложена оригинальная концепция музыкальности.

Главным показателем музыкальности Теплов считал эмоциональную отзывчивость на музыку, а к основным способностям отнёс те, которые связаны с восприятием и воспроизведением звуковы-сотного и ритмического движения, – музыкальный слух и чувство ритма.

При этом, в музыкальном слухе он выделил два компонента – перцептивный, связанный с восприятием мелодического дви-жения (ладовое чувство) и репродуктивный (способность к слуховому представлению мелодии).

Неосновными компонентами комплекса музыкальности он считает тембровый, динамический, гармонический и абсолютный слух.

Вопрос о структуре музыкальности, который Б.М. Теплов считал одним из самых сложных, остается открытым до настоящего времени. Сейчас уже не спорят о том, единое ли свойство музыкальность, или это комплекс способностей.

Дискуссионным остается – из каких компонентов состоит этот комплекс. Современные исследова-тели сходятся на том, что способности, входящие в «ядро» музыкальности это:

Безоговорочно, восприятие музыки слушателем, обладающим высокоразвитой или природной музыкальной памятью, будет более продуктивным и эмоциональным.

В связи с проблемой памяти приведем курьезный случай с Д. Б. Кабалевским, который в детские годы попал в число злополучных «трех процентов», когда не сумел правильно повторить предло-женную ему мелодию и был отчислен из детского хора за «отсутствием музыкальных способно-стей».

В связи с проблемой памяти произошёл необычный инцидент с Д. Б. Кабалевским, который по-пал в число «трёх процентов», когда он не смог, верно, исполнить предложенную ему мелодию и был отчислен из детского хора из – за «неимения музыкальных способностей».

Педагоги – музыканты пришли к выводу, что задатки музыкальной деятельности имеются у каждо-го. Именно они составляют основу развития музыкальных способностей.

Природа щедро наградила человека. Она дала ему все для того, чтобы видеть, ощущать, чувство-вать окружающий мир. Она позволила ему слышать всё многообразие существующих вокруг зву-ковых красок.

Прислушиваясь к собственному голосу, голосам птиц и животных, таинственным шорохом леса, листьев и завыванию ветра, люди учились различать интонацию, высоту, длитель-ность.

Из необходимости и умения слушать и слышать рождалась музыкальность – природой дан-ное человеку свойство.

Воспитание музыкальной культуры школьников происходит одновременно с развитием у них му-зыкальных способностей, которые, в свою очередь, развиваются в музыкальной деятельности. Чем она активнее и разнообразнее, тем эффективнее протекает процесс музыкального развития и, следовательно, успешнее достигается цель музыкального воспитания.

В структуре музыкальных способностей выделяют специальные и общие – необходимые для осу-ществления любой музыкальной деятельности.

Общие способности, без которых невозможно даже начать занятия музыкой – это музыкальная память и здоровая психомоторика.

Под музыкальной памятью подразумевается несколько типов памяти, позволяющих в той или иной форме запоминать и воспроизводить музыкальные произведения – на слух или же визуально запоминая расположение нот на клавиатуре, зрительно «фотографируя» нотную партитуру и т. д

Специальные способности включают в себя те, которые необходимы для конкретной исполнительской деятельности (например, к скрипачу предъявляется ряд требований, отличных от требований к вокалисту или пианисту), а также способности, необходимые для осуществления композиторской деятельности.

Краткая характеристика музыкальных способностей.

Последовательность развития звуковысотного слуха и чувства лада.

Этот вид музыкальных способностей подразумевает под собой восприятие регистров в процессе слушания произведений, так же и восприятие, и воспроизведение звуков по высоте в ярких образ-ных интонациях, мотивах, мелодиях; осознание выразительной направленности направления движения мелодии. Последовательное знакомство со ступенями лада и освоение лада через характерные ладовые интонации (V, и III, I и III) в несложных песнях и пьесах для простейших звуковысотных инструментов.

Осознание роли лада в создании общей эмоциональной окраски музыки, противопоставления мажора и минора как средства отражения света и тени, радости и горя.

Осознание значения лада как средства воплощения музыкального образа, связи лада с другими элементами музыкального языка (эти представления можно формировать на основе наблюдения за развитием).

Последовательность развития чувства ритма.

Данный вид музыкальных способностей подразумевает под собой восприятие равномерной пуль-сации метрических долей в музыке (в процессе движения под музыку, игры на простейших музы-кальных инструментах); различение сильных и слабых долей в музыке при слушании и исполне-нии маршевых и танцевальных пьес (в движении, игре на простейших музыкальных инструмен-тах). Восприятие соотношения различных длительностей на палитре несложных, хорошо знако-мых детских песен. Усвоение ритмических фигур, построенных на чередовании двух различных ритмических единиц, при этом музыкальный материал должен быть несложным и хорошо знаком детям, последующее осознание длительностей и пауз, формирование представлений об их запи-си. Осознание выразительной и изобразительной сущности ритма. Развитие внутреннего ритми-ческого слуха (запоминание различных ритмических рисунков, фигур). Формирования понятия о ритме как об одном из средств музыкальной выразительности. Определение выразительной сущности ритма на материале знакомых произведений.

Осознание значения ритма создания музыкального образа и в связи ритма с другими элементами музыкального языка.

Последовательное развитие чувства музыкальной формы (чувства целого).

В данном виде музыкальных способностей сделан акцент на внимание детей к развитию элемен-тов музыкального языка в попевках, песенках; использование при этом простейших движений, иг-ры на детских музыкальных инструментах, ритмической, нотной записи.

Усиление у детей ощущения деления музыкального периода на фазы через движения под музыку, игру на детских музыкальных инструментах, сопровождений к пьесам, песням.

Усиление ощущения кульминации мотивов, фраз главной кульминации периода и т.д. В процессе работы над выразительностью исполнения песен, совместного исполнения детьми и учителями пьес для слушанья.

Формирование представлений о средствах музыкальной выразительности в процессе работы над выразительностью исполнения песен и слушания произведений.

Формирование представлений об интонации как единстве эмоционально – смыслового содержа-ния и средств его воплощения.

Формирование представлений о теме как изложении музыкальной мысли.

Формирование представлений о музыкальной мысли (на примере исполнения вариаций для про-стейших музыкальных инструментов на тему знакомой песни).

Формирование представлений о типах построения музыкального произведения, их смысловой нагрузке.

Представления о музыкальной форме как основе направления мысли приобретаются в процессе слушания произведений и наблюдения музыкального образа с помощью знаний о конструкции произведения; комментариев педагога по ходу слушания; графической записи. Эти приемы помогают лучше усвоить, услышать противопоставления или «соревнование» тем, почувствовать и понять главную идею произведения.

Говоря о развитии чувства формы, необходимо обратить внимание на то, что выявление формы произведения не является самоцелью. Результатом этой работы должно стать умение определять развитие образа произведения (которое предстоит слушать), если известно его форма. И.В. Спосо-бин писал, что форма произведения – это план для направления мысли слушателя.

Для учителя музыки важны в первую очередь общие музыкальные способности учащихся. Ладо-вое чувство (эмоциональная отзывчивость на музыку), способность произвольно оперировать музыкально – ритмическое чувство и чувство целого (музыкальной формы). Эти способности в сочетании с умением почувствовать содержание музыки составляют музыкальность.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод: что музыкаль-ность представляет собой комплекс способностей, необходимых для занятия музыкальной деятельностью.

Её характерным признаком является эмоциональная отзывчивость на музыку, переживание её содержания. Поэтому с первых занятий эмоциональную и слуховую стороны музыкальности необходимо активировать в единстве.

Только тогда учитель сможет в комплексе решать воспитательные, образовательные и развивающие задачи.

Литература:

Готсдинер А.Л. Музыкальная психология. М.,1983. 190 с.

Теплов Б.М. «Психология музыкальных способностей» – М., 1978.

Холопова В.Н. «Музыкальный ритм» – М.,1980.

Кирнарская Д. К. «Музыкальные способности», М., 2004.

Источник: https://compedu.ru/publication/muzykalnye-sposobnosti-i-ikh-klassifikatsiia.html

«Музыкальные способности и их развитие в процессе обучения в ДМШ» Доклад к педагогическому совету

Муниципальное бюджетное учреждение

дополнительного образования

«Районная школа искусств»

«Музыкальные способности и их развитие в процессе обучения в ДМШ»

Доклад к педагогическому совету

Преподаватель О.А. Слободскова

пгт. Октябрьское

Тема доклада: «Музыкальные способности и их развитие в процессе обучения в ДМШ».

План:

  1. Специфика музыкальных способностей.

  2. Характеристика основных музыкальных способностей:

  • Музыкальность;

  • Слух;

  • Ритм;

  • Память;

  1. Развитие способностей в музыкальной деятельности.

Специфика музыкальных способностей состоит прежде всего в их многосоставности. Профессиональная музыкальная деятельность требует от человека очень многих качеств. Но и сами музыкальные способности уже насчитывают несколько обязательных составных частей.

Психологи и музыканты много спорили, высказывая самые противоречивые мнения о составных частях музыкальной одаренности, об их количестве и значимости. Американский исследователь Сишор насчитывал, например, до 25 отдельных «талантов», составляющих музыкальную одаренность.

Сначала рассмотрим, что такое способности вообще и как они определяются педагогикой и психологией.

Способности – это психические свойства личности, необходимые для успешного выполнения определенной деятельности. Способности могут быть общими и специальными. Специальные (в данном случае способности музыкальные), общие – это те, которые необходимы для выполнения любой деятельности: трудолюбие, внимание, воображение, творческая воля, и т.д.

Качественное сочетание общих и специальных способностей образуют более широкое понятие музыкальная одаренность. В своей книге «Психология индивидуальных различий» Б.М.Теплов определяет способности как индивидуально – психологические особенности человека, имеющие отношение к успешности выполнения какой-либо деятельности или многих.

Они не сводятся к наличию навыков, умений или знаний, но могут объяснить легкость и быстроту их приобретения. Все способности имеют обязательные врожденные задатки, различные у разных людей по своему количеству и качеству. Но любые способности поддаются развитию, то есть их следует рассматривать как процесс, зависящий от многих условий.

Проявление интереса и желание заниматься, например музыкой, уже говорит о том, что способности в этой области возможны и надо, создать наилучшие условия для их выявления. Важным выводом, сделанным Б.М.Теплов, является признание динамичности, развиваемости способностей.

Читайте также:  П. и. чайковский через тернии к звездам

«Не в том дело, – пишет ученый, – что способности проявляются в деятельности, а в том, что они создаются в этой деятельности.

Одним из важных условий, необходимым для наилучшего проявления, а затем и развития способностей, является наличие благоприятного окружения, в котором растет ребенок.

Так дети музыкантов – профессионалов находятся в благоприятном окружении, что способствует занятиям музыки профессионально.

Звучание музыки в семье: пение, наличие инструмента, на котором ребенок мог бы музицировать в силу своих возможностей, подбирать простейшие мелодии и слушать себя, – это одно из необходимых условий для выявления способностей.

Талант–это наиболее благоприятное сочетание способностей. Гений – высшая степень развития таланта. Развитие этих природных данных идет значительно более быстрыми темпами, чем у простого способного человека.

Деятельность талантливых и гениальных людей сама протекает таким образом, что их природные, врожденные качества получают наилучшие возможности развития. А.С.Пушкин говорил, что талант – это, прежде всего предрасположенность к труду.

Конечно, гениальный поэт скромно приуменьшал свои природные данные, но трудиться, как поэт, он действительно начал очень рано и очень много. А маленький Моцарт, который достиг уровня взрослого профессионализма в таком раннем возрасте, все свое детство потратил на нелегкий труд музыканта.

Но этот труд был для него радостью, а не тяжким бременем, он легко преодолевал все препятствия и прошел за короткое время путь, который другие проходят за долгие годы.

Эмоциональная реакция детей на музыку проявляется очень рано, она не требует такого опыта и знаний, как многие другие сферы жизни. Большинство исследователей способностей отмечают, что музыкальныеспособности проявляются раньше других. Вундеркиндов в музыке всегда было больше, чем в любой другой области.

Музыкальность многих будущих гениев и талантов проявляется очень раннем возрасте. Великий виолончелист Пабло Казальс писал: «Я правильно пел раньше, чем умел говорить». П.Казальс уже в 12 лет стал играть не так, как его учили, и таким образом, стал создателем совершенно новой техники игры на виолончели.

Рано проявившееся способности будущих великих музыкантов находились всегда в благоприятных условиях, их развитию способствовало не только раннее обучение, но и первую очередь внимание со стороны родителей или вообще окружения. Вот почему так велика роль родителей, их ответственность за судьбу будущего таланта.

Еще в прошлом веке об этом писал в своих статьях Н.И.Пирогов. Он же считал безусловным высокое назначение женщины в вопросах воспитания, отмечая, что «краеугольный камень кладется ее руками», и оттого, какую роль играет в воспитании человека женщина-мать, зависит воспитание всего человечества.

Действительно, из многих биографий выдающихся музыкантов мы узнаем, что первыми их учителями были их мамы. Прекрасным «диагностом» детских музыкальных способностей был знаменитый одесский педагог-скрипач П.С.Столярский (1871-1944).

Но и он проверял ребенка дважды, даже если с первого раза видел его полную непригодность для обучения игры на скрипке, так как считал, что за один раз невозможно иметь точное представление о природных данных этого ребенка.

Что касается сочетания специальных (музыкальных) способностей с общими, то одаренному человеку часто свойственна разносторонняя одаренность, проявление разных способностей. Так музыкальные способности были присущи Грибоедову и Тарасу Шевченко, способности к живописи – Веберу, Шопену. Бородин проявил себя и как химик и как музыкант.

Французский композитор Филидор был и известным шахматистом и в обеих своих «профессиях» сумел создать что-то новое. Общеизвестна разносторонняя деятельность и культурного наследия Н.А.Рериха. Необыкновенная широта интересов и способностей отличали Аристотеля и Демокрита, Ломоносова и Леонарда да Винчи.

Конечно, все это были выдающиеся деятели всемирной культуры разных веков. Они могут служить для нас образцом и идеалом. Но разносторонность способностей – это совсем не обязательно «разбросанность». Надо помнить, что можно умело сочетать разные интересы.

Интересно отметить такой парадокс: среди математиков много музыкально-одаренных, а музыканты, наоборот, очень часто любят «открещиваться» от математики, считая, что эта область с музыкой несовместима.

Итак, музыкальные способности сложны и многогранны. Задача педагогов и их родителей помочь наилучшим образом развиться природным задаткам, не увлекаясь при этом односторонним развитием.

При такой односторонности техническое совершенство в игре придет в явное противоречие с узким кругозором и общей ограниченностью личности.

«Чем глубже интеллект, чем шире эмоциональные связи и ассоциации, тем ярче индивидуальность художника, тем большую радость приносит он людям, тем ярче совершенствуется его техника, потому что он твердо знает, чего он хочет» – писал Г.Г.Нейгауз.

Рассмотрим четыре основные стороны музыкальных способностей, которые большинства отечественных исследователей, занимающихся вопросами музыкальных способностей, считают главными.

Музыкальность – это понятие, которое понимается и трактуется исследователями по-разному. Музыкальность, как пишет Б.М.

Теплов в своей книге «Психология музыкальных способностей», это комплекс способностей, требующихся для занятий именно музыкальной деятельностью в отличие от всякой другой, но в то же время связанных с любым видом музыкальной деятельности. Другие ученые рассматривают этот термин более узко: только как способность к эмоциональному отклику на музыку.

Известный дирижер А.М.Пазовский утверждает, что даже обладание абсолютным слухом и музыкальной памятью не говорит еще о подлинном таланте т.к. это еще не означает глубоко чувствовать и понимать ее. Музыка есть эмоциональное познание. Поэтому основным признаком музыкальности Б.М.

Теплов называет переживание музыки, при котором постигается ее содержание. Поскольку музыкальное переживание по своему существу – эмоциональное переживание и иначе как эмоциональным путем нельзя понять содержание музыки, центром музыкальности является способность человека эмоционально отзываться на музыку.

Слух – эта составная часть способностей всегда называется первой, даже людьми далекими от музыки. Действительно, музыкальный слух – это то, что раньше всего обращает на себя внимание при разговоре о музыкальных способностях. Музыкальный слух – это понятие достаточно сложное и многосоставное. Музыкальный слух в узком понимании этого слова Б.М.Теплов определяет как звуковысотный слух.

Звуковысотный слух имеет две разновидности: мелодический и гармонический. Мелодический слух –это звуковысотный слух в его проявлении к одноголосной мелодии; гармонический слух – это звуковысотный слух в его проявлении по отношению к созвучиям, а, следовательно, к многоголосной музыке. Гармонический слух может значительно отставать в развитии от мелодического.

Гармонический слух вырабатывается у человека в результате некоторого музыкального опыта, т.к. предполагает способность ощущать и различать консонансы и диссонансы. Кроме того, для проявления гармонического слуха необходимо слышать несколько звуков, различных по высоте, выделять слухом звучание нескольких мелодических линий. Этот навык приобретается при работе с многоголосной музыкой.

Очень ценное свойство для музыканта – тембровый слух, но он зависит от слухового опыта в значительно большей мере, чем слух высотный. Музыкальный слух профессиональный, т.е. пригодный для занятия музыкой, обычно разделяется на два типа: абсолютный и относительный. Абсолютный слух является весьма полезным качеством, но и без него возможно успешное занятие музыкой.

Он не считается основной музыкальной способностью, разве только необходим симфоническим дирижерам. Для остальных же музыкальных профессий основной музыкальной способностью является слух относительный. Особым свойством музыкального слуха, основанным на воображении и представлении, является внутренний слух, качество чрезвычайно ценное для музыканта.

Внутренний слух – это непросто способность мысленно представить себе музыкальные звуки, а произвольно оперировать музыкально-слуховыми представлениями. Таким образом, музыкально-слуховые представления – это один из важных компонентов внутреннего слуха, способность, проявляющаяся в воспроизведении по слуху мелодий.

Она называется слуховыми или репродуктивными компонентами музыкального слуха.

Очень редкий дар для музыканта – цветной слух, явление чисто субъективное. Им обладали Н.А.Римский-Корсаков, А.Н.Скрябин.

Чувство ритма – это способность активно (двигательно) переживать музыку, чувствовать эмоциональную выразительность музыкального ритма и точно его воспроизводить. Профессор А.Б.Гольденвейзер писал: «Ритм – это своего рода первооснова, играющая громадную роль в музыкальном искусстве.

К сожалению, в том случае, когда люди, имеющие хороший слух, не обладают чувством ритма, борьба с этим недостатком оказывается особенно трудной. Причем тем, кто лишен ритма при игре на фортепиано, обыкновенно его и в жизни не хватает». В своей книге «Об искусстве фортепианной игры» Г.Г.

Нейгауз писал: «Ритм музыкального произведения часто и не без основания сравнивают с пульсом живого организма. Не с качанием маятника, не с тиканьем часов или стучанием метронома, а таким явлением, как пульс, дыхание, волны моря, колыхание ржаного поля».

Ритмические способности очень тесно связаны с психикой, это не только тип темперамента, но и изменения в психическом состоянии одного и того же индивида. Таким образом, чувство ритма – это способность активно (двигательно) переживать музыку, чувствовать эмоциональную выразительность музыкального ритма и точно воспроизводить его.

Память музыкальная – необходимый компонент способностей музыкальных. Но музыкальная память не может одна обеспечить развитие музыкальных способностей, как и вообще всякая память, взятая изолировано, не гарантирует одаренности не в одной области. Различают несколько типов памяти: слуховая, зрительная, двигательная и эмоциональная.

Слуховая память позволяет узнавать произведения целиком (знать музыку), и отдельные элементы музыкальной речи (интервалы, аккорды).

Она помогает запоминать и удерживать в памяти, разучиваемые исполнителем произведения, те, которые составляют профессиональный багаж исполнителя.<\p>

Зрительная память. Казалось, для музыканта этот тип памяти менее важен.

Однако зрительная память на ноты часто помогает музыканту воспроизвести забытый текст. Здесь можно вспомнить об умении работать с нотами без инструмента.

Двигательная память – это память на движения, автоматизм движений, ставших привычкой. Игра на любом музыкальном инструменте – это обязательно движение. Профессиональное движение, специально воспитанное в процессе обучения на данном инструменте, называется игровым движением. Каждый инструмент заставляет своего исполнителя приспособиться к себе в определенном игровом движении.

Эмоциональная память – это память на переживания, заставляющая людей как бы заново пережить ощущения, оставшиеся в их воспоминаниях. У музыкального человека этот тип памяти должен быть развит достаточно хорошо, т.к. сама музыкальность основана на эмоциональности.

Эмоциональная память учащегося музыке ребенка тесно связана с его отношением к музыкальному произведению, которое он слушает или играет. Лучше запоминается все то, что вызывает у нас сильный эмоциональный отклик.

Значит эмоциональная память – всегда один из компонентов в общем процессе запоминания у музыкантов.

Воспитание музыкальной культуры школьников происходит одновременно с развитием у них музыкальных способностей, которые в свою очередь развиваются в музыкальной деятельности.

Это утверждение стало общепринятым в педагогике и психологии.

Чем активнее и разнообразнее эта деятельность, тем эффективнее протекает процесс музыкального развития и, следовательно, успешнее достигается цель музыкального воспитания.

Еще один компонент музыкальных способностей – ладовое чувство. Ладовое чувство – это эмоциональное переживание, эмоциональная способность. Ладовое чувство проявляется при восприятии музыки как эмоциональное переживание, «прочувствованное восприятие».

Это определение отношений между звуками, восприятие звуковысотного движения. Ладовое чувство может обнаруживаться при узнавании мелодии, в определении ее законченности или не законченности, в чувствительности к точности интонации, ладовой окраске звука.

В дошкольном возрасте показателем развитости ладовое чувства является любовь и интерес к музыке.

Развитие музыкальных способностей – одна из главных задач музыкального воспитания детей. Кардинальным для педагогики является вопрос о природе музыкальных способностей: представляют ли они собой врожденные свойства человека или развиваются в результате воздействия окружающей среды, воспитания и обучения.

У многих детей музыкальные способности впервые начинают развиваться в результате планомерной педагогической работы. Процесс развития способностей в немалой степени зависит от психологического типа данного человека. В психологии различают два типа личности: экстраверты и интроверты.

Экстраверты – это люди такого психологического склада, который направлен как бы вовне, на партнеров по общению, эмоции их легко выплескиваются на окружающих. Интроверты – больше впитывают в себя впечатления внешней жизни, переживания их направлены «внутрь».

Педагогу необходимо крайне внимательно относиться к возможностям и особенностям своего ученика.

Утверждение о том, что способности развиваются в деятельности, которая требует их проявления, стало общепринятым в педагогике и психологии.

В каких видах деятельности развиваются музыкальные способности? Слушание – важный вид музыкальной деятельности, хотя совсем не простой. Природная активность, неумение «смирно посидеть» – все это создает определенные сложности в этой деятельности.

Однако, для полноценного воспитания обязательно нужно приучать ребенка внимательно слушать музыку. Пение

Источник: https://multiurok.ru/files/muzykal-nyie-sposobnosti-i-ikh-razvitiie-v-protsie.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector