История григорианского песнопения речитатив молитвы хоралом отзовётся

Что такое григорианский хорал? История григорианского песнопения |

На протяжении истории развития духовной музыки складывались определенные традиции, направления и стили. В течение многих веков в католической церкви используется особый вид литургического пения – григорианский хорал. Он представляет собой неотъемлемую часть наследия древней Церкви. Эти культовые напевы составили основу богослужебных музыкальных традиций католицизма.

История и возникновение термина

В раннехристианских литературных источниках григорианский хорал определялся как певческий стиль римского происхождения и назывался cantus romanus или cantilena romana. Впоследствии этот канонизированный свод мелодических напевов получил широкое распространение не только на территории Рима, но и далеко за его пределами.

Название хорала происходит от имени Григория I Великого (540-604 гг. н. э.) Но термин принят спустя 300 лет после его смерти. Также Григорию Великому нередко приписывается авторство песнопений. Однако это неверно. Безусловно, он внес значительный вклад в развитие музыкальных католических традиций, но не сочинял произведения самостоятельно.

Его роль заключалась исключительно в отборе и редактировании напевов, которые впоследствии стали фундаментом. Папа Григорий Великий, который также известен под именем Двоеслов, утвердил основную структуру, систематизировал проведение католических богослужений, упорядочил по датам церковного года христианские мелодии и тексты для духовного чтения.

Принято считать, что григорианский хорал – музыкальный символ Средневековья. Однако корни этой традиции уходят значительно дальше – еще ко временам поздней Античности. Именно тогда на Ближнем Востоке начали образовываться первые христианские общины. Предпосылкой для создания и распространения этого жанра послужило желание папской власти упорядочить музыкальную сторону богослужения.

Слова григорианских песнопений

Литургические напевы римской католической церкви исполняются на латинском языке. Тексты преимущественно прозаические. Как правило, это хвалебные гимны, молитвы, отрывки из Вульгаты, а также более ранние латинские переводы Библии. Значительную роль играют тексты из Псалтири.

Фонетика также имеет некоторые особенности. В процессе исполнения распеваются не только гласные звуки, но и так называемые полувокальные и носовые. Самые важные смысловые акценты подчеркивались особым обозначением – эписемой. Это помогало выделить главные элементы и продлить определенные тона.

Музыкальные особенности григорианики

Классическое пение в этом жанре подразумевает близкое к разговорной речи одноголосие с элементами речитатива. Со временем стиль немного менялся под влиянием ладов народной музыки. Отдельные исполнители вносили собственные интонационные обороты и мелодические украшения, обогащая классическую структуру церковных гимнов.

Основу католического напева составляет текст молитвы или хвалебного текста. Музыка опирается исключительно на слова богослужения. Однако есть некоторые особенности.

По типу мелодического изложения григорианские хоралы можно разделить на несколько групп:

  • силлабические – каждый слог сопоставляется с музыкальным тоном, что позволяет добиться четкости восприятия речитатива;
  • невматические – возможны распевы одного слога на две или три ноты; это помогает достигнуть легкости и непринужденности;
  • мелизматические – особый тип исполнения, в котором допускается импровизация, а количество распеваемых нот на каждый слог не ограничивается какими-либо правилами.

Послушайте и сравните григорианские хоралы:

Песнопение «Alleluia. Magnus Dominus» относится к мелизматическому типу изложения мелодики.

Это произведение отличается импровизационностью и относительной свободной в сравнении с более ранними аскетичными творениями католических монахов.

А теперь представлен невматический тип мелодического исполнения. Это офферторий «Populum humilem».

Он отличается легкостью восприятия текста и строгостью.

Однако разграничения по стилям весьма условны. Каждый отрывок можно охарактеризовать, опираясь лишь на преобладание определенного сопоставления нот и слогов. Разделение мелодических отрезков строго соответствует границам смысловых отрывков текста.

Особенности исполнения

Церковные произведения вобрали строгость и аскетизм раннего христианства. Изначально католические хоралы исполнялись исключительно монахами. Позднее песнопения стали доступны и обычным прихожанам.

Несмотря на одноголосное изложение, церковные песни часто исполняются хором. Есть два основных вида воспроизведения:

  • респонсорное – чередование сольного и хорового пения;
  • антифонное – попеременное звучание двух групп исполнителей.

В богослужениях применяются оба вида. Кроме того, григорианский хорал, как символ средневековья, стал основой для развития музыкальных церковных традиций. Он послужил определенным тематическим каркасом для создания многих полифонических произведений, которые впоследствии обогатили католические службы.

Развитие нотной записи

Несмотря на эволюцию нотного письма, григорианский хорал по сей день записывается по тому принципу, которым руководствовался Гвидо Аретинский в XI столетии – на четырех строчках.

Учитывая небольшой диапазон песнопений, в пятой строчке нотоносца не было необходимости. Примечательно то, что при записи обозначается лишь приблизительное местоположение звука, а точная длительность не указана вовсе.

Ключ показывает начальную ступень, которая служит отправной точкой для дальнейшего пения.

Однако такой способ изложения появился не сразу. Поначалу церковные произведения записывались без нот в тонариях и градуалах, которые представляли собой памятки для исполнителей и сборники гимнов.

В X веке появляется невменная нотация – фиксирование музыки при помощи специальных обозначений, подставляемых в тексте. В XII столетии получает широкое распространение более совершенная нотация – квадратно-линейная.

В ней появляется отображение ритмического рисунка, а направление мелодического движения становится более определенным. Теперь исполнители точно понимали, сколько нужно выдерживать очередную ноту.

Влияние хоралов на дальнейшее развитие музыки

Музыка григорианского хорала значительно повлияла на развитие культуры Средневековья и эпохи Возрождения.

Крупнейшее направление, сформировавшееся под воздействием католических традиций, – это барокко.

Аскетизм и строгость обогащается витиеватостью и причудливостью, импровизация получает широкое распространения, а одноголосное пение совмещается с полифонией. Музыка приобретает более свободный стиль.

Знаменитые распевы

Многие европейские и русские композиторы использовали григорианские хоралы в качестве основной темы для своих произведений. Одним из самых известных считается Dies Irae, что в переводе значит “День гнева”.

Автор хорала неизвестен, но первые упоминания датируются серединой XIII века.

Тема этого песнопения послужила основой для импровизационной разработки произведений таких композиторов как Верди, Моцарт, Рахманинов, Брамс, Берлиоз, Лист и многих других.

Еще один знаменитый григорианский хорал – Ave Maria. Традиционное католическое богослужение включало несколько вариантов распева этого текста. Одно из самых известных в дальнейшем использовалось многими композиторами, в том числе Бахом, Шубертом и Верди.

По мнению преподавателя григорианики в Эссенском университете искусств Штефана Клекнера это направление нельзя назвать устаревшим. Строгие католические песнопения обладают простотой и красотой, что позволяет “очистить слух”.

На вопрос “Почему григорианский хорал приобрел такую популярность?” профессионал отвечает, что для многих такие мелодии стали неким успокоительным средством. Благодаря чему католические распевы можно смело назвать музыкой будущего.

Источник: https://www.cubum.ru/chto-takoe-grigorianskiy-horal-istoriya-grigorianskogo-pesnopeniya/

Григорианское пение: величественный собор звуков и слов

Создано 31.07.2011 11:07

Кто из нас не испытывал очарования перед величием и внушительностью римских базилик и средневековых готических соборов? По справедливости в литургических текстах их называют нивой и сооружением Бога и небесными вратами.

Но существует еще один собор девятого века, такой же величественный и очаровывающий, как и остальные соборы, которыми гордится Европа. Это григорианское пение, которое олицетворяет красоту богодухновенного искусства. Такое искуство – произведение рук человеческих, но предназначенное для Бога; молитва композитора, преображающаяся в музыку, дабы его молитва стала нашей молитвой.

В великом сооружении «григорианского собора» слово представляет собой руку архитектора и камень; мелодия – архитектуру, наделяющую камень жизнью; ритм, соответствующий литературному тексту, — колонны здания; модальность – стиль монумента; невменная нотация – украшения и скульптуры; музыкальная форма – молитвенное песнопение Церкви.

Григорианское пение – это прежде всего текст, воспеваемое слово. Не существует григорианских мелодий без текста. Поэтому григорианика по определению является пением – cantus. Этот термин до сих пор присутствует в амвросианской литургии для обозначения древнейшего пения чтений согласно принципу «чтение с песнопением» — lectura cum cantico.

Текст – на латинском языке. Не на языке поэзии и классики, а на языке прозы, узнаваемом в ритмической версии, прежде всего в каденциях Псалмов.

Духовное измерение, душа григорианики представлена тематическим содержанием текста, первичная характеристика которого заключается в молитве. Человек общается с Богом и, выражаясь в наиболее полной и возвышенной форме, соединяет слово с пением.

Каково же содержание григорианского пения Богу? Большинство репертуара – это богодухновенное слово, преимущественно из Псалтыри.

В Псалмах выражаются устремление человека к Божественному и опыт общения с Богом, пережитый на протяжении столетий: это хвала Создателю, соделавшему для нас чудеса мира: «Воскликните, Богу, вся земля. Пойте славу имени Его; воздайте славу, хвалу Ему. Придите, послушайте, все боящиеся Бога, и я возвещу вам, что сотворил Он для души моей»;

это мольбы и молитвенные воззвания, посредством которых человек признает свое состояние зависимости, свою недостаточность и, увы, свое безразличие к Богу; признает зло, которое совершает, испрашивая милосердия и прощения: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня».

Мы слышали самые грандиозные темы молитвы, составляющие содержание текстов григорианских песнопений. Они либо провозглашаются всеми, кто участвует в молитве Церкви, либо побуждают к личному созерцанию и медитации.

Материальные аспекты текста (корпус) заключаются в его морфологии: слоги формируют слово, слова составляют предложение, фразы и периоды. Латинское слово обретает свое единство в связи между слогом и ударением, «полюсом воодушевления», и в спаянности предпоследнего и последнего слогов («полюсом расслабления»). Здесь каждый слог имеет собственную интонацию.

Перейдем к мелодии. В апостольском послании Orientale lumen Папы Иоанна Павла II читаем: «Слово Божие – это отправная точка для монаха, Слово, призывающее, приглашающее, обращенное лично – как это было с апостолами. Когда Слово доходит до человека, тогда возникает послушание, то есть слушание, меняющее жизнь.

Каждый день монах питается хлебом Слова. Лишенный Его, он становится как бы мертвым, и ему нечего больше сообщить братьям, ибо Слово есть Христос, Которому монах призван быть сообразным. Даже когда он поет с братьями молитву, освящающую время, он продолжает питаться Словом Божиим.

Богатейшая богослужебная гимнография, которой по справедливости гордятся все Церкви христианского Востока, – не что иное, как продолжение Слова прочитанного, понятого, усвоенного и, наконец, пропетого: эти песнопения, в большинстве своем прекрасно пересказывающие библейский текст, тщательно отобраны и отмечены личным опытом отдельных людей и общин».

В западном, григорианском пении происходит то же самое: мелодия комментирует текст, окрашивает его, подчеркивает особенности, позволяя лучше усваиваться содержащейся в них доктрине.

Иногда она сведена к минимуму, поскольку тексты подчинены провозглашению Священного Писания (чтений) и Таинству (Евхаристической молитве).

В других случаях она сводит к минимуму текст и оставляет душу в молитвенном упоении, не навязывая никакой интеллектуальной концепции.

В выборе мелодического облачения различных текстов композитор проявляет равновесие и духовное богатство акта веры. Он не переводит мелодии на язык чувств: внимание к Богу непосредственно становится вниманием к слову.

Квадратная нотация ватиканских изданий григорианских песнопений взята из манускриптов XIV века. Но первоначальная григорианская нотация восходит к началу Х века.

Она не содержит нотных строк и состоит из значков прямо над текстами. Такой тип нотации опирается на ударения в латинском тексте.

Эта нотная запись является единственным подлинным свидетельством устной традиции григорианского песнопения.

Палеографическая григорианская нотация указывала на то, чего нет в современной музыкальной нотации: например, качество мелодико-текстовой фразировки и исполнение в зависимости от литературного строя, дающего начало ритму. Изучение григорианской палеографии помогает понять мелодию и звучание в исполнительской практике, способной воспроизвести целую молитву.

Читайте также:  Современный балет театр бориса эйфмана

Разница между исполнением григорианского пения и, скажем, оперной арии заключается в расположении певца.

Цель оперного певца – завладеть чувствами публики, в то время как исполнитель григорианского пения должен по возможности свести на нет всякую эмоциональную реакцию, чтобы оставить пространство духовности.

Григорианское пение – это пропетая молитва. Если пренебрегать этой главной его функцией, то невозможно понять его свойства и многочисленные литургические формы.

Григорианская композиция рождается от Слова Божьего, от его литературных свойств в контексте правильного провозглашения, с целью вовзвещения и созерцания Божественной тайны.

Это – не набор одноголосных песен, для которых достаточно хорошо читать ноты, не репертуар, который нужно сохранять в силу его музыкальных свойств, красоты и виртуозности, или же как экзотику, впечатляющую слушателей.

Григорианское пение погружает нас в тексты, в которых звучит тайна Христова.

Литургическое обновление, к которому призвал Второй Ватиканский собор, невозможно осуществить без григорианского пения. С другой стороны, любовь к нему не исключает принятия того факта, что существуют и иные формы священной музыки.

Само григорианское пение вдохновляло иные жанры на протяжении столетий.

Поэтому сохранение и актуализация григорианского пения возможно не только благодаря законам и правилам и еще менее – спорадическому использованию более или менее григорианских мелодий, – но благодаря обновленному осознанию и знанию о нем как о неотъемлемой части Божественного культа.

Источник: Радио Ватикан

Читайте так же:

уныние смертный грех

Комментировать:

Download SocComments v1.3

Источник: https://www.katolik.ru/mir/107856-grigorianskoe-penie-velichestvennyj-sobor-zvukov-i-slov.html

Музыка эпохи: григорианский хорал

С начала VII в. господствующий репертуар церковной музыки римско-католической церкви составляли мелодии, известные под общим названием григорианский хорал, поскольку наиболее существенный вклад в систематизацию материала внес папа Григорий Великий (ок. 540–604).

Во время его понтификата (590–604) этот репертуар был утвержден в качестве официального музыкального материала Западной Церкви.

Он господствовал в музыке на протяжении нескольких столетий, то есть все то время, которое в искусстве принято определять как эпоху романского стиля.

Свод григорианских хоралов огромен. Термин григорианский хорал условный, поскольку под ним подразумеваются также песнопения, написанные гораздо позже, чем жил Григорий Великий, и которые, строго говоря, не являются григорианскими.

Григорианский хорал как музыкальное оформление римской католической службы сохранил полное единство своего стиля на протяжении вот уже целого тысячелетия. Невозможно представить себе григорианский хорал вне католической литургии, так же как нельзя представить себе эту литургию без григорианского хорала.

Папа Пий X в своем Motu proprio (от 22 ноября 1903) констатировал: “Произведение тем более литургично, чем более соответствует по духу структуре григорианского пения”.

Психологически мы сегодня мало подготовлены к слушанию и адекватному восприятию григорианского пения, поскольку инстинктивно как бы снабжаем каждый звук подразумеваемым (не звучащим реально) гармоническим сопровождением.

Некоторые из таких подразумеваемых созвучий почти наверняка приходили на ум уже самым первым слушателям, поскольку эти созвучия заключены в самой физической структуре звука (в виде его так называемых обертонов). Но мы, обогащенные всем опытом эволюции музыки, слышим их гораздо определеннее, и наше ухо требует их гораздо более настоятельно.

В подавляющем большинстве случаев главенствующая мелодия музыкального произведения — это верхние звуки таких гармонических (аккордовых) последовательностей.

Мелодии григорианского хорала исполняются без инструментального сопровождения, хотя еще с ранних времен орган, а возможно и другие инструменты, часто поддерживали их, дублируя мелодию. Но с точки зрения современного понимания такое дублирование мелодии не является собственно аккомпанементом.

Мы находим эти мелодии “странными”. В музыкальном смысле эта “странность” происходит от отсутствия размеренных и повторяемых ритмических построений и аккордовых последовательностей, то есть собственно гармонии, и аккомпанемента.

Мелодии григорианского хорала подчинены тексту, и сплошь и рядом на один слог приходится несколько звуков.

Ритмы мелодий григорианского хорала — это ритмы прозаической речи, тогда как повторяющиеся ритмические построения более поздней музыки (по крайней мере до начала XX в.) — это ритмы поэтической речи.

Кроме того, странной представляется ладовая основа, которая отличается от привычной для нашего слуха мажоро-минорной системы. Григорианский хорал использует иную систему гамм, известную как церковные лады (по-другому: григорианские, или средневековые, лады).

ЦЕРКОВНЫЕ ЛАДЫ

В те времена использовались только так называемые диатонические звуки, (соответствующие сегодняшним белым клавишам фортепиано). Последовательно играя все диатонические звуки внутри октавы, начиная сначала от до, затем от ре, потом от ми и так далее, можно получить восемь ладов, в соответствии с которыми организовывали свой мелодический материал музыканты Средневековья.

Так как каждый из этих ладов имеет свое собственное распределение тонов и полутонов, лады эти различаются не как одна мажорная гамма (сыгранная от одной ноты) от другой мажорной гаммы (сыгранной от другой ноты) или минорные гаммы, сыгранные от разных нот, а как мажорная гамма от минорной — каждая со своим распределением интервалов.

Получается, что григорианский хорал, имея в своем активном употреблении по крайней мере восемь разных ладов, с мелодической точки зрения в определенном смысле богаче, чем музыка более позднего времени, ограниченная лишь двумя ладами — мажором и минором.

Каждый из церковных ладов имел свою характерную особенность, определяемую в первую очередь набором присущих ему мелодических оборотов. Гвидо из Ареццо, знаменитый музыкальный теоретик и педагог XI в.

, писал: “Опытные музыканты при помощи упражнений, слушая, узнают особенности или, если можно так выразиться, характерные физиономии ладов…

И разнообразие ладов прилаживается к разным требованиям духа: одному нравятся скачки III лада, другому — ласковость VI лада, третьему — болтливость VII лада, четвертый высказывается за прелесть VIII лада. Неудивительно, что слух находит удовольствие в разных звуках, так же как зрение — в разных красках”.

DIES IRAE

Первоначальная строгость григорианского хорала со временем стала разрушаться введением в хорошо известные мотивы новых мелодических оборотов. Причина этого — присущее во все времена музыкантам как творческим натурам желание внести нечто личное в то, что установлено определенным порядком.

Эти новейшие мелодические обороты — тропы — широко распространились, стали популярными и уже в свою очередь сделались материалом дальнейшего варьирования. Некоторые такие вариации — секвенции — в конце концов сделали почти невозможным восприятие собственно священного текста, так что в середине XVI в.

Тридентский собор постановил почти все их удалить из церковной практики.

Но на несколько самых известных секвенций этот запрет не распространился. Одна из них — Dies irae, средневековое католическое песнопение, исполняемое на Страстную пятницу.

Канонизированный Тридентским собором в середине XVI в., этот гимн в несколько измененном виде сделался достоянием католической церкви, войдя в состав заупокойной мессы, второй ее части — реквиема.

Он множество раз был положен на музыку величайшими композиторами.

ЗАПИСЬ МУЗЫКИ И ИЗОБРЕТЕНИЕ НОТ

Упорядочение церковного пения неизбежно привело к необходимости зафиксировать в письменном виде музыкальный материал, что, собственно, и сделал папа Григорий Великий. Для этого он использовал так называемую систему невм (от греч. pneuma – дыхание).

Это еще не было привычное для нас нотное письмо, сравнительно точно фиксирующее высоту, длительность, громкость, тембр и другие параметры звука. Невмы использовались лишь как способ напомнить певцу уже известную ему ранее мелодию, указать на ее общий рисунок, профиль и движение.

Новые, более сложные и в дальнейшем все усложняющиеся формы пения привели к необходимости поисков более совершенных способов записи музыки. Изобретателем так называемой линейной нотации считается бенедиктинский монах Гвидо из Ареццо (995–1050). Суть нотной записи в следующем.

Почти все мелодии, начиная с григорианского хорала вплоть до современных песен, имеют ключевую ноту, вокруг которой группируются остальные звуки.

Простейшим способом записать мелодию с древних времен было провести линию, которая фиксировала бы эту ключевую ноту, и сделать отметки над этой линией и под ней, чтобы указать повышение и понижение мелодии.

В начале линии мог ставиться знак, указывающий, с какой ноты мелодия должна начаться. Это было прообразом современной системы ключей: скрипичный ключ — это витиевато написанная буква G (звук соль); басовый ключ — буква F; и третий знак — это ключ С, используемый для записи партий альтов, виолончелей и других инструментов.

От одной линейки, фиксирующей высоту главного звука легко было сделать следующий шаг к системе нескольких линеек. Диезы и бемоли добавили, чтобы обозначить хроматические ноты, не принадлежащие основному ладу или тональности, в которой звучит мелодия.

Постепенно с помощью разного вида написания нот и пауз стала достижима передача точной ритмической структуры мелодии, иными словами, скольким метрическим ударам соответствует та или иная нота или пауза.

Мелодия стала делиться на такты — группы нот и пауз, соответствующих одинаковому числу метрических единиц.

Вошло в практику ставить черту — она стала называться тактовой чертой — перед каждым сильным, то есть первым, ударом в такой группе.

Гвидо д'Ареццо изобрел также систему обучения пению (собственно говоря, всей музыке), которая получила название сольмизация (и до сих пор широко применяется в качестве теоретической дисциплины — сольфеджио). Название происходит от названия звуков соль и ми.

Сами же эти названия, как и других звуков, являются начальными слогами первых слов каждой из шести строк латинского гимна Павла Диакона в честь св. Иоанна Богослова — покровителя церковно-певческого искусства. Этот гимн Гвидо выбрал для технических целей обучения музыке.

Вот его текст:

Ut quaent laxis Ut (ут) Resonare fibris Re (pe) Mira gestorum Mi (ми) Famuli tuorum Fa (фа) Solve polluti Sol(соль) Labii rearum La (ля)

Sancte loannes Si (си)

“Святый Иоанне! Разреши осуждение скверных уст, чтобы рабы твои могли свободно возглашать дивные дела твои”.

Впоследствии малоудобное для пения ut было заменено на do. Так произошли общеизвестные до сих пор названия семи основных звуков гаммы.

Александр МАЙПАКАР

ИСТОЧНИК: “Искусство”, №4(340), 16–28 февраля 2006, Романский стиль.

Источник: http://orpheusmusic.ru/publ/muzyka_ehpokhi_grigorianskij_khoral/118-1-0-490

Григорианское пение

Григорианское пение

Григорианское пение (лат. cantus gregorianus; итал. canto gregoriano англ. Gregorian chant, фр. chant gregorien, нем. gregorianischer Gesang), григорианский хорал, cantus planus — традиционное литургическое пение римско-католической церкви.

Термин «григорианское пение» происходит от имени Григория I Великого (папа Римский в 590—604 годах), автора множества песнопений римской литургии. На самом деле роль Григория сводится лишь к составлению литургического обихода, возможно, антифонария.

Григорианское пение одноголосно, хотя в ходе исторического развития григорианский хорал лёг в основу многоголосной европейской музыки: от органума и дисканта вплоть до мессы высокого Возрождения.

По степени распева (богослужебного) текста песнопения подразделяются на силлaбические (1 тон на слог текста), невматические (2-3 тона на слог) и мелизматические (неограниченное количество тонов на слог).

К первому типу относятся речитативные возгласы, псалмы и большинство антифонов оффиция, ко второму — преимущественно интроиты, коммунио (причастный антифон) и некоторые ординарные песнопения мессы, к третьему — большие респонсории оффиция и мессы (т. е. градуалы), тракты, аллилуйи и др.

Читайте также:  Кое-что об игре на скрипке для начинающих история, устройство инструмента, принципы игры

По типу исполнения григорианское пение классифицируется на aнтифонное (чередование двух групп певчих, например, все псалмы) и респонсорное (пение солиста чередуется с пением ансамбля или хора).

Община в богослужебном пении в целом участие не принимает (за исключением некоторых общих молитв).

Ладово-интонационная основа григорианского пения — восемь модальных ладов, называемых также церковными тонами.

В основных чертах григорианское пение сформировалось на территории современной Франции, Южной Германии, Швейцарии и Северной Италии в 8-9 веках. В григорианском пении сочетаются древные интонационные формулы восточно-средиземноморских музыкальных культур, элементы староримской, галликанской, амвросианской церкoвнопевческих традиций, фольклор германских и кельтских племен.

Самые древние рукописи григорианского пения (конец 8 века) содержат лишь тексты (в том числе, тонарии, служившие пособием для певчих). От 9 века до нас дошли первые нотные рукописи.

Сначала григорианское пение записывалось при помощи безлинейной невменной нотации, на основе которой в 12 веке зародилась линейная квадратная нотация.

К 12-13 векам григорианское пение закрепилось от Британских островов до западно-славянских стран (Польша, Чехия).

С 13 века богослужебное пение западных католиков стали называть cantus planus («плавный» или «ровный» распев) — имеется ввиду, одноголосный распев с ненотированным ритмом, в противовес cantus mensuratus (или mensurabilis, «размеренный», мензуральный), тоесть многоголосной музыке с зафиксированным в нотации ритмом. Суйчас термином cantus planus зачастую называют сочетание множества традиций и «диалектов» григорианского пения.

Начиная с 1980-х годов предприняты попытки реконструкций истории общепринятых традиций григорианского пения — амвросианской, беневентанской, мозарабской, староримской. В следствии того, что нотные рукописи локальных традиций произошли гораздо позднее (12-16 вв.), чем древнейшие рукописи григорианского пения, такие попытки восстановления носят гадательный характер.

Некоторые мотивы григорианского пения заимствовано также представителями поп-музыки (Enigma, Gregorian, Lesiem).

Источник: https://www.eurodance-music.ru/over/1992-gregorian-chant.html

Григорианский хорал

Западноевропейская хоровая музыка XIV – XV веков

Характер хоровой музыки западноевропейского средневековья обусловлен следующими явлениями и процессами:

1.

Существование и передвижение в Западной Европе множества племен и народов, находящихся на различных ступенях исторического развития, множественность укладов и политических строев в различных частях Европы и, при этом, настойчивое и последовательное стремление католической церкви к объединению многоликого мира не только идеологией, но и общими принципами музыкальной культуры.
2. Неизбежная двойственность музыкальной культуры на протяжении всей эпохи средневековья: церковное искусство неизменно противопоставляло свои каноны многообразию народной музыки и одновременно было вынуждено идти на компромисс – уступать вторжению местных народных музыкальных элементов в свои канонизированные формы.

Итак, характер средневековой культуры определялся зависимостью от христианской церкви, т.е. отрицались все ценности земной жизни ради воздаяния после смерти, во всем проповедовался аскетизм.

Григорианский хорал.

На протяжении II-VI вв. идет процесс формирования церковной музыки.

Музыкальный язык этого периода опирался на приемы псалмодии, как особого рода речитации с мелодическими вступлениями и заключениями (истоки из ритуального древнеиудейского пения) и приемы мелизматического склада ряда песнопений, например, широко распетых аллилуй (истоки из коренных мелизматических традиций в музыки Сирии, Армении, Египта).

Трехвековая деятельность римских певцов при участии духовенства разрешилась результатом – церковные напевы, отобранные, канонизированные, распределенные в пределах церковного года, составили официальный свод – антифонарий. Входящие в него хоровые мелодии получили название григорианского хорала и стали основой богослужения католической церкви с конца VI века.

Термин «Григорианский хорал» происходит от имени Григория I Великого (папа Римский в 590-604 гг), которому средневековая традиция приписывала авторство большинства песнопений римской литургии. [с. 150 Музыкальный энциклопедический словарь / Гл. ред. Г.В.Келдыш. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 672 с.: ил.]

Исполнялся григорианский хорал мужскими голосами в унисон на различные церковные тексты, в том числе и прозаические. Языковой основой хорала являлась латынь, однако некоторые песнопения исполнялись на греческом языке, а в некоторых восточно-европейских странах (Хорватии и Чехии) допускалось исполнение и на церковнославянском языке.

Тестами служили библейские строки.
Григорианское пение монодийно, хотя, в дальнейшем григорианский хорал становится основой ранних форм многоголосия (органума, дисканта). Ладово-интонационная основа григорианского хорала – 8 модусов, называемых также церковными ладами.

Ритмика хорала основана на нерегулярном чередовании длинных и кратких длительностей.

Григорианский хорал записывался при помощи безлинейной невменной нотации, на основе которой, в XII в. возникла линейная квадратная нотация. Появление нового способа записи отразило ряд изменений, происшедших в григорианском хорале – диатонизацию мелоса, сведение ритмики к последованию равных длительностей (т.н. cantus planus – ровное пение).

В этом виде григорианский хорал сохранился в эпоху Возрождения, барокко и в XVIII- XIX вв. и послужил тематической и конструктивной основой многоголосной хоровой музыки.
В эпоху средневековья происходит становление и развитие хорового многоголосия от раннего двухголосия до вершин полифонии готического стиля (эпоха Перотина XIII в.

) и ars nova XIV в.

На протяжении 6 веков хоровое многоголосие формировалось параллельно с гармонией и ритмикой, стабилизация ритма привела к следующим результатам:

1) формирование определенного ритмоинтонационного материала мелодических линий; 2) организация вертикали; 3) установление складов многоголосия; 4) развитие определенных техник письма;

5) зарождение соответствующих принципов организации музыкальной формы.

Жанры хоровой музыки эпохи средневековья:

Монодийные:

• Псалмы • Секвенции

• Гимны – песнопение-посвящение божеству или герою

Многоголосные:

• Органум • Кондукт • Клаузула • Мотет

• Месса

Лекция 1. Часть 2.

Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 2315;

Источник: https://poznayka.org/s4543t1.html

Основы – Gregorianika.ru

Григорианское пение существует уже почти полтора тысячелетия. На протяжении первых веков хорал очень активно развивался: возникали новые тексты и напевы, изменялись старые, создавались и совершенствовались системы записи напевов – нотации.

В наши дни более всего распространена так называемая квадратная нотация в варианте, разработанном монахами бенедиктинского аббатства Св. Петра в Солеме (Франция). Человеку, привыкшему к современной пятилинейной нотации, квадратную нотацию воспринять легче всего.

Вместе с этим, она достаточно точно передает особенности григорианского пения. С ней мы и познакомимся в первую очередь.

  • НевмыПроизведения классической и современной музыки записываются нотами. Григорианский хорал записывается невмами. Невма это не нота. Нота подчинена ритму и метру. Невма подчинена только тексту и дыханию певца. Слово невма происходит от греч. νεῦμα “жест”. Но есть и еще один вариант этимологии: от греч. πνεῦμα pneuma, “дух, дыхание”. И это прекрасно описывает характер григорианского пения.
  • ОктоихВ Средние века существовал особый тип певческой книги – тонарий. Для того, чтобы певчий, исполнив антифон, знал, на какую мелодию следует петь приписанный к нему псалом, напевы были распределены по восьми группам, которые назывались тонами, или модусами. Каждый григорианский распев принадлежит к одному из восьми тонов. Сейчас они прямо указываются перед напевом. Но, как в Средние века, так и в наши дни, церковный музыкант должен уметь распеть псалом на любой тон, соответствующий антифону. Что не всегда бывает просто. Октоих – так, по-гречески, называются эти восемь тонов (от греч. Ὀκτώηχος – восемь гласов). Изучив невмы квадратной нотации, мы переходим на более сложный уровень.
  • БогослужениеГригорианский хорал – это музыка, вырастающая из священного текста. Это молитва, для которой слов уже не достаточно. И как бы испорченному гедонистической цивилизацией человеку не хотелось превратить ее в “музыку для релаксации”, для комфортного отдыха в мягком кресле, григорианика не может существовать на концертной сцене, но только лишь в храме. Как “Отче наш” не читают для развлечения публики, так и григорианское пение вне богослужения теряет весь свой смысл. Григорианика росла вместе с Мессой. Ее напевы возникали и менялись вместе с тем, что сегодня мы называем латинским обрядом. Ни текста без напева, ни напева без текста – и с первых веков христианства роли хора в богослужении уделялось особое внимание. Чтобы хорошо петь, нужно знать и понимать богослужение Церкви – прежде всего, Мессу. В третьей части нашего курса мы поговорим о практике григорианского пения.

Источник: https://gregorianika.ru/theoria/osnovy

Виды григорианского пения

Григорианским пением называют одноголосные песнопения во время богослужения в католической церкви. Название произошло от имени папы Григория. По преданиям – папа Григорий (род. в 540х г, умер в 604 году) составил антифонарий, в котором систематизировал и описал канонизированные церковные песнопения.

Историки сходятся во мнении, что авторство антифонария приписано Григорию. Название «григорианское пение» вошло в обиход спустя 300 лет после смерти Григория.

Создание антифонария – это попытка объединить традиции и сделать одинаковым богослужение на католических территориях: внедрить единый язык богослужения (григорианское пение – на латыни) и фиксированный календарь литургий.

Григорианское пение – пение в один голос, при одном, десяти и ста исполнителях. Одноголосое исполнение устоялось как символ единения чувств и мыслей верующих. Одноголосое исполнение поволяет лучше воспринять текст омузыкаленной молитвы. Текст для песнопений брали из Библии на латинском языке (Вульгата), позже они дополнялись и перерабатывались.

Григорианское пение – мужское занятие, женщины не допускались к исполнению.

Католическое традиционное пение классифицировано по литургической функции, а также по предназначению исполнения во время конкретных церковных праздников.

Существуют ординарные и проприальные виды григорианского пения. В ординарных слова остаются неизменными и не зависят от праздника или службы, но изменяется музыкальное сопровождение. В проприальных песнопениях текст и музыка трансформируются, подстраиаясь под церковные праздники и конкретные службы.

Отличаются песнопения и по количеству звуков на один слог:

  • Силлабические песнопения – один слог = один звук (речитативный характер, исполняются псалмы, аккламации)
  • Невматические песнопения – один слог = два-три звука (интроиты, коммунио, некоторые мессы)
  • Мелизматические песнопения – на один слог приходится неограниченное количество звуков (респонсории оффиция, тракты, аллилуйи)

Виды григорианского пения по способу исполнения:

  • Антифонное – исполняется двумя чередующимися группами исполнителей;
  • Респонсорное  – во время исполнения чередуется сольное пение и групповое пение.

Судьба григорианского пения

Строго каноничное пение, казавшееся несокрушимым бастионом, эволюционировало. В 9 веке григорианское пение послужило базой и основой для развития многоголосья, а само григорианское пение потеряло свою значимость.

В ХХ-ХХI веках с развитием популярной массовой культуры, появились музыкальные группы, использующие традиции григорианского пения в своих песнях: Enigma, Gregorian, Era. Коллективы перерабатывают традиционное католическое песнопение и синтезируют с современными мотивами, получая уникальные произведения. Вокальная школа “МузШок” приглашает на уроки пения всех желающих!

Источник: http://MuzShok.by/blog-post/vidy-grigorianskogo-peniya

Возрождение древних распевов. Григорианское пение. Знаменное пение. Духовная музыка

26 марта 2014 7291 просмотров 4<\p>

Еще совсем недавно знаменное пение считалось практически забытым видом древнерусской церковной музыки.

Сегодня оно становится несколько более известным — концерты и вечера духовных песнопений, организованные старообрядцами, делают его доступным всё более широкому кругу слушателей.

Читайте также:  Как полюбить классическую музыку личный опыт постижения

Однако до полноценного  признания знаменного пения, как основы церковного певческого искусства, еще очень далеко.

Вместе с тем, в истории мировой культуры имеется ряд примеров полноценного возрождения древних, практически забытых форм искусства, вновь ставших актуальными и востребованными. О некогда забытом, а ныне широко известном григорианском распеве, историк  Глеб Чистяков беседует со специалистом в области старинной музыки Даниилом Рябчиковым.
 

Расскажите о корнях и происхождении западного церковного пения. Действительно ли изобретение литургического монодийного пения, известного как григорианское, принадлежит римскому папе Григорию Двоеслову? Если нет, то с чем связано это предание?

Давайте сначала попробуем определиться с понятиями. Во-первых, не стоит отграничивать литургическую монодию западной церкви только григорианским пением (монодия — унисонное пение, унисонная музыка без употребления гармонических многозвучий — прим. ред.). Существуют еще мосарабское, старо-римское пение и т.д.

Специалисты для описания этой традиции чаще всего используют термин, предложенный авторами XIII века — cantus planus, буквально «плавное пение». То есть то пение, какое, по словам Иоанна де Грокейо, не совсем правильно измерять точно.

Речь здесь идет, прежде всего, о ритме. Скажем, многоголосие определялось как musica mensurata, буквально: измеряемая музыка, т.е. та музыка, длительность которой можно и нужно измерять для исполнения.

Возвращаемся к cantus planus. Именно от этого средневекового латинского словосочетания родился, например, термин plainchant, которым на английском языке обозначают литургическую монодию.

Далее, говоря о григорианском хорале, отмечу, что вариант «ГрЕгорианский» — калька с английского и других европейских языков.

Папа Gregorius (Gregory) на русском языке будет звучать как ГрИгорий, поэтому и пение — григорианское.

Впрочем, папе Григорию I c русской традицией не везет — у нас его иногда принято называть «Двоесловом», но это наименование — результат недоразумения. «Двоеслов» — это перевод на русский греческого слова да-да — Диалог (или Беседа). Под таким названием было написано самое известное произведение Григория I.

Теперь о том, откуда вообще взялось «григорианское» наименование у этого вида пения. Сам папа Григорий I к этому непричастен, как и к кодификации нового вида пения. На рубеже VI-VII веков, во времена его понтификата, в этом просто не было необходимости.

Совсем иная ситуация сложилась после объединения новой империи Карлом Великим. Известно, что в 754 году папа Стефан II вместе с большим числом клириков, в том числе и певчих, посетил отца Карла Великого, короля Пипина Короткого, и оставался значительное время в Сен-Дени и других известных центрах.

Вероятно, именно Пипин повелел ввести римское пение во франкских церквях, вместо галликанского.

На одной из первых франкских литургических рукописей, копировавших образцы римского пения (вероятно, тогда же и привезенного), была найдена надпись, предваряющая сборник: «Gregorius presul composuit hunc libellum musicae artis».

Вероятнее всего, речь шла о папе Григории II (понтификат 715-31), или, возможно, папе Григории III (731-741).

Папа Григорий I был куда более известен, особенно среди британцев, составлявших существенную часть интеллектуальной элиты каролингского двора.

В дальнейшем благодаря активности Карла Великого, издавшего несколько распоряжений касательно нового общего для его империи литургического пения и последующих каролингов (королевская  династия в государстве франков — прим. ред.), григорианское пение утвердилось на многие века как пение  католической Литургики. Первые образцы григорианского пения находят в рукописях рубежа IX-X веков.
 

В чем особенность древнего григорианского пения и его древней нотации. Всегда ли оно было унисонным?

На вопрос об особенности, как мне кажется, я частично ответил выше.

Добавлю только, что григорианское пение строится на системе 8 ладов, изначально заимствованной из греческого Октоиха (Октая по-старорусски — прим. ред.), но существенно переосмысленной.

Со временем попевки из одного лада могли оказываться в другом, и лишь некоторые особые попевки могли сохраняться только в одном из ладов.

Лад определялся двумя нотами — реперкуссой и финалисом. Финалис — последняя нота, ладовый центр. Реперкусса — та нота, на которой идет литургическое чтение в этом ладу.

Первые «тонарии» с музыкой в каждом из ладов появляются буквально в то же время, что и первые памятники собственно григорианского пения.

К тому же времени (середина IX века) относят и первые теоретические работы по 8 ладам на латыни, например, De octo tonis неизвестного автора первой половины IX века.

Пение это не обязательно было унисонным. Иногда оно могло исполняться соло, иногда поочередно солистом и хором (респонсорий), иногда двумя хорами (антифон).

Надо понимать, что то, что мы можем называть «грегорианским пением» — результат долгое время не прекращавшейся традиции литургического творчества.

Уже в IX веке появляются новые жанры, такие как «тропы» и «секвенции», которые сначала принимаются в штыки и осуждаются местными соборами, а затем занимают существенное место в средневековой литургической монодии.

Если переходить к нотации, то снова придется вспомнить о многонациональной империи франков. Вероятно, именно нужда в глобализации, в стандартизации литургической практики по всей империи дала толчок к изобретению невменной нотации. Знаменитый Исидор Севильский в VII веке писал о том, что музыку нужно запоминать, поскольку записать ее нечем.

Нотация развивалась непрерывно, и то, в каком виде мы видим ноты григорианского пения сейчас — четырехлинейная невменная квадратная нотация — детище XIII века и пятивековой (к тому времени) традиции развития нотации.

Основная нотационная проблема того времени: что выражают собой ноты? То, что слышится, или то, как поется? Первая традиция («то, что слышится») сейчас является преобладающей, поэтому нотация современная точно передает звуковысотности и относительную длительность музыки.

Хуже она передает мелизмы (музыкальные украшения, не составляющие основной мелодии — прим. ред.), и уже совсем не указывает положение гортани певца, глубоко или близко формируется гласная, поется та или иная согласная. Возможно, сам подход к нотации формирует наше музыкальное восприятие, и те мелочи (для нас мелочи!), которые мы уже не различаем, были основой нотации «того, как поется».

«Григорианская» нотация долгое время была компромиссом. Сначала, возможно, более тяготеющим ко второму варианту, с четкой детализацией мелизматики, с ликвисцентными невмами, обозначавшими пропеваемые согласные — ликвисцентные звуки, и т.д.

Затем, с развитием точного изображения звуковысотности, начала превалировать тенденция записывать музыку «так, как она слышится». Квадратная нотация XIII века четко отображает звуковысотность, фразировку. Она все еще неточно отображает ритм (но для «плавного пения» это и не нужно).

И от старых невм, отражавших способ пения, квадратная нотация сохранила только одну — «плику», обозначающую особый мелизм.
 

Каким образом на западе удалось возродить интерес к григорианскому пению и сделать его не только употребляемым, но и популярным? Возможно ли подобное возрождение для знаменного пения в России?

Началось все с Франции. После прихода к власти императора Наполеона Бонапарта и его союза с Римским Папой Пием VII (и последующими конкордатами) наступило, пожалуй, католическое возрождение во Франции.

И, соответственно, возврат к более ранним традициям — сначала тридентским, затем уже были подняты рукописи XI-XIII веков.

Исследователи певческих рукописей нашли немало поздних искажений и способы очистки от них древних песнопений.

Фактически с середины XIX века во Франции началась практическая музыкальная медиевистика. Вслед за этим в Германии началось т.н. Цецилийское движение (т.е. движение в честь св. Цецилии Римской), связанное с интересом к григорианскому пению. Во Франции и в Германии (а затем и в других странах) прежде всего были основаны институты и общества, посвященные изучению григорианики.

Следующим шагом были редакции и издания, осуществленные Солемским аббатством с 1883 до 1914 гг. Такой всеобщий интерес и доступность солемских сборников привели к выпуску уже официальных ватиканских изданий в начале XX века. Изучение григорианики, дебаты о редакциях, изданиях и нотации продолжаются, но основное сделано было именно тогда.

Вот схема изучения и популяризации этого древнего пения: от интереса немногих к научному изучению, от научных изысканий к изданию рукописных памятников, от издания  памятников в публикации адаптированных и доступных для употребления редакций, и так далее, уже для массового использования и широкого певческого употребления.

В ситуации со знаменным пением все еще недостает и научных работ, и доступных редакций (их количество не сравнить с солемскими изданиями).

Мне представляется, что основные усилия по популяризации знаменного пения нужно направлять именно в эти области: научное изучение, палеографию, прежде всего, и затем изданию доступных более широкой публике разнообразных редакций знаменных песнопений.

И хорошо бы, чтобы эти издания были осуществлены под эгидой церковных объединений, например, Московской Митрополии Русской Православной старообрядческой    Церкви, или Московской Патриархией, как это было с ватиканскими сборниками григорианики.
 

С чем связано широкое употребление григорианских мотивов и манеры исполнения в современной электронной и вообще популярной музыке?

В действительности, это довольно забавная и достаточно недавняя история. Ей буквально 20 лет. Известный  новатор в области электронной музыки Мишель Крету выпустил первый диск своего проекта Enigma, на котором скрестил электронику, нью-эйдж и григорианику, и довольно неожиданно стал популярным.

В 1993 ансамбль старинной музыки Sequentia записал очередной диск с музыкой Хильдегарды фон Бинген, который был назван Canticles of Ecstasy (Песнопения Экстаза/Экстатсиса ). Неожиданно диск с тонкой и григориански ориентированной музыкой стала покупать молодежь. Он разошелся сумасшедшим тиражом для средневековой музыки — более 500 тысяч экземпляров.

Маркетологи Deutsche Harmonia Mundi довольно быстро сориентировались и выпустили слоган «Chill to the Chant» специально для этой публики. Был тотчас же выпущен сборник с тем же названием, что и сам слоган, и подзаголовком «The Magic of Gregorian Chant» (Магия Григорианского пения). Так вот закрутились колеса шоу-бизнеса.

Во второй половине 90-х годов появились такие проекты, как Gregorian.

Сегодня главными популяризаторами знаменного распева являются старообрядческие хоры.

Каждый год на Рогожском проходит вечер духовных песнопений, выпущена серия дисков молодежного старообрядческого хора, старообрядческие коллективы из Москвы, Новосибирска  и Нижнего Новгорода принимают участие в самых разных певческих фестивалях.

И всё равно знаменный распев пока остается уделом древлеправославной традиции. В новообрядческих храмах, что называется, он не идёт, вызывает отторжение. С чем, по-вашему, это связано?

Знаете, у меня было несколько разговоров со священниками и регентами на эту тему. Здесь только нужна воля с — одной стороны, объяснения (почему именно так) — с другой и доступные для непросвещенной музыкантской публики издания — с третьей (вот на эти две последние части я и напирал). Львов, итальянщина, да и партес — это тот же ужас, что и пост-тридентские переработки григорианского хорала.

Я лично думаю, что это пение должно иметь, прежде всего, литургическое значение. Концертные исполнения знаменного распева у меня вызывают некоторое неприятие. Это как слушать музыку к фильму без самого фильма.

У знаменного распева своё место в Литургии, оно не совсем самостоятельно.

Источник: http://ruvera.ru/articles/vozrojdenie_drevnih_raspevov

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector