Фортепианное творчество балакирева

Милий Алексеевич Балакирев

Фортепианное творчество балакирева

Имя Милия Алексеевича Балакирева знакомо многим, оно немедленно вызывает в памяти ассоциации с «Могучей кучкой». Однако вряд ли найдется далекий от музыковедения человек, способный навскидку назвать даже одно-два его сочинения.

Так сложилось, что Балакирева знают как общественного деятеля, педагога, но не как композитора.

Почему же его творческая судьба осталась в тени великих современников и каково истинное значение его личности в российской культуре?

Краткую биографию Милия Балакирева и множество интересных фактов о композиторе читайте на нашей странице.

Краткая биография Балакирева

Милий Балакирев появился на свет 21 декабря 1836 года наследником старинной дворянской фамилии, первые упоминания о которой восходят к 14 столетию.

Балакиревы несколько веков состояли на военной службе, но отец будущего композитора, Алексей Константинович, был штатским государственным служащим. Дом, где родился Милий Алексеевич – семейный особняк в Нижнем Новгороде на Телячьей улице.

Столь необычное имя мальчик получил от мамы, Елизаветы Ивановны, в роду которой оно было достаточно распространено.

Фортепианное творчество балакирева

В биографии Балакирева, как и у многих других русских композиторов можно встретить упоминания о том, что первое знакомство с музыкой вообще и фортепиано в частности происходило благодаря матери.

Балакирев не исключение – Елизавета Ивановна прекрасно играла сама и научила сына основам владения инструментом, а в 10 лет отвезла его в Москву к известному педагогу А. Дюбюку.

Вскоре по возвращению домой она скончалась, но Милий стал обучаться у дирижера К. Эйзериха.

В 16 лет юноша выпускается из стен Нижегородского дворянского института и поступает вольнослушателем на математический факультет Казанского университета. Зарабатывать на жизнь ему приходилось преподаванием музыки. Не проучившись в Казани и двух лет, он возвращается домой, где начинает дирижировать оркестром К. Эйзериха, выступая на ярмарке, в театре и Дворянском собрании.

А.Д. Улыбышев, первый русский музыковед, также нижегородец, в доме которого часто проводились симфонические вечера с участием Балакирева, высоко оценил талант молодого человека. Он был вхож в музыкальные круги столицы и в 1855 году привез в Петербург 19-летнего Милия.

Балакирев сразу стал выступать как пианист и познакомился с М.И. Глинкой. Это знакомство, а также сближение с критиком В. Стасовым стало судьбоносным в его жизни. Благодаря Глинке, он активно взялся за сочинение музыки, а вместе со Стасовым они стали идеологами «Могучей кучки», к которой впоследствии присоединились Ц.А.

Кюи, М.П. Мусоргский, Н.А. Римский-Корсаков и А.П. Бородин.

Фортепианное творчество балакирева

Главной задачей всей своей жизни Балакирев считал становление русской музыки и музыкальной школы. Он активно участвовал в работе не только «кучкистов», но и других композиторов, Чайковского, например, подсказывая им новые темы и сюжеты для творчества. Тем самым собственное сочинительство отошло на второй план.

В 1862 году Балакирев основал «Бесплатную музыкальную школу», а несколькими годами позже отказался от приглашения стать профессором Московской консерватории, считая себя недостаточно образованным для преподавания в академических стенах. С 1867 года он – дирижер концертов Императорского русского музыкального общества.

Его отстранение от этой должности в 1869 году – результат и придворных интриг, и его собственного непримиримого радикализма во взглядах на музыку.

Фортепианное творчество балакирева

К началу 1870-х годов дороги композиторов-кучкистов разошлись, Балакирев тяжело переживал потерю влияния на своих бывших единомышленников.

Он отказался от музыкальных занятий, поступил на рутинную службу на Варшавской железной дороге, ударился в религию и в минуты душевного опустошения раздумывал даже об уходе в монастырь.

Только в следующем десятилетии композитор вернулся к полноценной музыкальной деятельности, вновь возглавив свою школу и приняв в 1883 году предложение стать руководителем придворной певческой капеллы.

За 11 лет на этой должности он продемонстрировал свои лучшие организаторские качества – начиная с перестройки здания капеллы и заканчивая заботой о судьбе певцов, потерявших голос. Именно с этого момента в учреждении появляется свой полноценный оркестр, существующий и сегодня.

После увольнения из капеллы Милий Алексеевич получает возможность и время заняться собственным творчеством. Он пишет новые произведения, перерабатывает те, что были написаны в юности.

Становясь все более деспотичным и нетерпимым, он поддерживает славянофильские взгляды и осуждает революцию 1905 года, чем отталкивает от себя многих людей из ближайшего окружения. 10 мая 1910 года композитора не стало.

Несмотря на то, что он давно уже не участвовал в публичной музыкальной жизни, его хоронили как великого деятеля русской культуры.

Фортепианное творчество балакирева Фортепианное творчество балакирева

Фортепианное творчество балакирева Фортепианное творчество балакирева

Интересные факты о Балакиреве

  • Симфоническую поэму «Тамара» не обошли вниманием «Русские сезоны» С.П. Дягилева, который был лично знаком с композитором. В 1912 году М. Фокин поставил одноименный балет с Тамарой Карсавиной в заглавной партии.
  • Именно Балакиревым заинтересовалась юная пианистка Н.А. Пургольд. Не встретив взаимности, девушка переключила свое внимание на Римского-Корсакова, за которого впоследствии вышла замуж. А Милий Алексеевич так никогда и не женился.
  • Балакирев был ярым противников консерваторий, считая, что талант взращивается только в домашних условиях.
  • Летние месяцы композитор проводил в Гатчине – отдаленном пригороде Санкт-Петербурга.
  • После кончины императора Александра III в 1894 году Балакирев подал в отставку с поста руководителя Придворной капеллы, в том числе и потому, что не жаловал престолонаследника, Николая II, и это было взаимно. Однако у него остался неравнодушный покровитель при дворе – вдовствующая императрица Мария Федоровна. Она принимала участие в судьбе композитора, отвечала на его просьбы. Так, она выделила денег для отправки на лечение в Европу больных туберкулезом племянниц Балакирева.
  • Биография Балакирева гласит, что композитор много изучал народное творчество, собирая неизвестные песни в поездках по поволжским деревням и селениям кавказских народностей – грузин, армян, чеченцев.
  • Балакирев всю жизнь был весьма небогатым человеком. Поправить свое материальное положение он смог только в годы службы в капелле. Тем не менее окружающие отмечали его щедрость и отзывчивость, он всегда приходил на помощь тем, кто к нему обращался.

Фортепианное творчество балакирева

  • Стараниями Балакирева в Берлине, на доме, где скончался Глинка, в 1895 году была установлена мемориальная доска. Это историческое здание снесли, на его месте построили новое, но память о русском композиторе увековечена по сей день. Новая памятная доска включает в себя изображение первоначальной, балакиревской, с надписью на русском языке.

Творчество Милия Балакирева

Фортепианное творчество балакирева

Первые свои произведения Балакирев написал еще будучи студентом Казанского университета. Среди них и Фантазия на темы оперы «Иван Сусанин», которую он сыграл при первом знакомстве с Глинкой, произведя на последнего огромное впечатление.

Даргомыжскому также понравился молодой музыкант, и Милий с большим воодушевлением уехал на лето в Казань поработать частным преподавателем, надеясь творить и сочинять. В его планах была и симфония, и фортепианный концерт… Но, оставаясь один на один с листом нотной бумаги, он испытывал волнение, перераставшее в депрессию.

Он не был уверен в себе, он хотел быть лучшим, стать на одну ступень с Глинкой или Бетховеном, но боялся разочарования и провала. Гораздо лучше ему удавалась роль музыкального консультанта и редактора, вдохновителя своих соратников по «Могучей кучке», лишь бы не писать самому.

Идеи «для себя» его быстро разочаровывали и, как следствие – отвергались. Возможно потому, что самые выигрышные сюжеты он отдавал своим ученикам-кучкистам.

Согласно биографии Балакирева в 1857 году он приступает к работе над подаренной ему Глинкой темой Увертюры на тему испанского марша. Написанная в тот же год, Увертюра через 30 лет была полностью переработана.

Символично, но первым произведением, которое в 1859 году познакомило петербургскую публику с молодым композитором, стала Увертюра на темы трех русских песен. В 1861 году в Александринском театре ставился шекспировский «Король Лир», музыку к спектаклю заказали Балакиреву.

В итоге у композитора получилось самостоятельное симфоническое произведение, сюжет которого в некоторых сценах не соответствовал сюжету трагедии. Но музыка эта в Александринке так и не прозвучала – Балакирев не успел ее закончить ко дню премьеры.

В 1862 году из-под пера композитора выходит симфоническая поэма «1000 лет», которая впоследствии была переименована в «Русь». Поводом к ее написанию стало открытие в Великом Новгороде памятника тысячелетию Руси. Эта музыка стала отображением взглядов формировавшейся «Могучей кучки», ее идеи прослеживаются в более поздних произведениях Мусоргского и Римского-Корсакова.

В 1862-63 годах композитор побывал на Кавказе и под впечатлением от поездок принялся писать симфоническую поэму «Тамара» по мотивам стихотворения М.Ю. Лермонтова, своего любимого поэта.

Работа затянулась без малого на 20 лет. Премьера произведения состоялась только в 1882 году.

На восточную тему в 1869, после третьего посещения Кавказа, было написано самое технически сложное фортепианное произведение композитора «Исламей».

В 1867 году после поездки в Прагу для дирижирования концертами из произведений Глинки, Балакирев написал увертюру «В Чехии», в которой дал свою трактовку народных моравских песен.

Создание Первой симфонии заняло много времени: первые наброски датируются 1860-ми, а завершение – 1887 годом. Симфония эта, безусловно, родом из времен «Могучей кучки», поскольку построение главных ее тем находит свое отражение и у Бородина, и у Римского-Корсакова.

В основе произведения – мелодика народной русской и восточной музыки. Вторая симфония родилась на склоне жизни композитора, в 1908 году.

В своих симфонических произведениях Балакирев ориентируется, прежде всего, на Берлиоза и Листа, однако, недостаток академического образования не позволяет ему до конца использовать все достижения стиля этих композиторов.

В 1906 году в Петербурге торжественно открывается памятник М.И. Глинке. Для этой церемонии Балакирев пишет Кантату для хора и оркестра – одну из четырех своих хоровых работ.

Другое произведение, написанное к открытию памятника, на сей раз Шопена, в 1910 году – Сюита для оркестра, составленная из 4 сочинений польского композитора. Концерт Es-dur для фортепиано с оркестром – последнее крупное произведение Балакирева, которое заканчивал уже его соратник С.М. Ляпунов.

Оно, как и многие сочинения для фортепиано, отличается исполнительской сложностью. Балакирев, будучи превосходным пианистом, старался в своих произведениях подчеркнуть мастерство музыканта, иногда и в ущерб мелодической ценности пьесы.

Самым обширным по количеству осталось наследие Балакирева в жанре романса и песни – всего более 40 произведений на стихи ведущих поэтов эпохи: Пушкина, Лермонтова, Фета, Кольцова. Романсы композитор создавал в течение всей своей жизни, начиная с 1850-х годов.

Музыка Балакирева в кино

Читайте также:  Музыкальные конкурсы для детей в россии

Как это ни печально, но за пределы узкого филармонического круга любителей русской классической музыки произведения Балакирева почти не выходят. Даже специалисты мирового кинематографа обратились к творчеству композитора всего лишь раз – в швейцарском фильме 2006 года «Витус» о юном пианисте-виртуозе, где прозвучала восточная фантазия «Исламей».

Отечественный кинематограф использовал образ Балакирева в картине 1950 года «Мусоргский», его роль сыграл Владимир Балашов.

С членами «Могучей кучки» Балакирева разделило не только время, но и то, к чему он стремился – их самобытное композиторское развитие на базе, которую он им дал. В конечном итоге, он не был только гениальным композитором или выдающимся исполнителем. Он был кем-то большим – великим русским музыкантом.

Человеком, который как никто чувствовал музыку. Человеком, которого мироздание наделило даром открывать таланты.

Он не написал оперу, но разве без него успешный химик Бородин создал бы своего единственного, но беспредельно гениального «Князя Игоря»? Он не смог основать собственную композиторскую школу, но разве не под его влиянием морской офицер Римский-Корсаков нашел в себе силы бросить службу и стать не только композитором, но и величайшим педагогом? Милий Алексеевич Балакирев – один из главных пассионариев русской музыки. И как большое лучше видится на расстоянии, так и сегодня его заслуги перед отечественной культурой становятся все более и более ценными.

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

Видео: смотреть фильм о Балакиреве

Источник: https://soundtimes.ru/muzykalnaya-shkatulka/velikie-kompozitory/milij-balakirev

Милий Алексеевич Балакирев / Mily Balakirev. Тарантелла / Tarantella

Милий Алексеевич Балакирев / Mily Balakirev
Тарантелла / Tarantella

Балакирев – один из
представителей «Могучей кучки», музыкального сообщества, которое объединило
наиболее талантливых и прогрессивных людей своего времени. Вклад Балакирева и
его соратников в развитие русской музыки неоспорим, многие традиции и приемы
композиции и исполнения продолжили свое совершенствование в творчестве
композиторской плеяды конца 19 века.

Милий Балакирев во
многом стал продолжателем традиций Листа в фортепианном творчестве.
Современники отмечали его необычайную манеру игры на рояле и безупречный
пианизм, включавший виртуозную технику и глубокое проникновение в смысл
сыгранного и стилистику.
Для композитора и
исполнителя на раннем этапе очень важно получить возможность показать свой талант,
найти своего слушателя. В случае с Балакиревым первым шагом стало исполнение
фортепианного концерта фа-диез минор на университетской сцене в Петербурге.
Этот опыт позволил ему посещать творческие вечера и открыл путь в светское
общество.

Фортепианное творчество
Балакирева можно разделить на две сферы – это пьесы виртуозно-концертного плана
и салонные миниатюры. Виртуозные пьесы Балакирева – это, прежде всего,
обработки тем из произведений русских и зарубежных композиторов, или же
разработка народных тем.

Его перу принадлежат обработки «Арагонской хоты»
Глинки, его же «Марша Черномора», Каватины из бетховенского квартета, широко
известной «Песни жаворонка» Глинки.

Эти пьесы получили призвание публики, они
использовали богатство фортепианной палитры в полную силу, были насыщены
сложными техническими приемами, которые добавляли исполнению яркость и ощущение
азарта.

Концертные обработки
для фортепиано в 4 руки также представляют исследовательский интерес, это
«Князь Холмский», «Камаринская», «Арагонская хота», «Ночь в Мадриде» Глинки, 30
русских народных песен, Сюита в 3 частях, пьеса «На Волге».

Основополагающей чертой творчества Балакирева можно считать интерес к народным
темам, национальным мотивам.

Композитор не только основательно ознакомился с
русскими песнями и танцами, вплетая затем их мотивы в свое творчество, он
привозил из путешествий и темы других народов.

Особенно полюбилась ему мелодика
черкесского, татарского, грузинского народа, восточный колорит. Не обошла
стороной эта тенденция и фортепианное творчество Балакирева.

Наиболее известное и
исполняемое до сих пор произведение Балакирева для фортепиано – фантазия
«Исламей». Она написана в 1869 году, исполнена тогда же, автором. Эта пьеса
имела успех не только на родине, но и за рубежом. Ее высоко ценил Ференц Лист,
исполняя в концертах и знакомя с ней своих многочисленных учеников.

Среди фортепианного
наследия композитора стоит отметить его фортепианную сонату си-бемоль минор,
написанную в 1905 году. Она состоит из 4 частей, из характерных для Балакирева
черт здесь стоит отметить ритмы мазурки во 2 части, наличие виртуозных
каденций, а также плясовой характер финала.

Фортепианное творчество
Балакирева заслуживает пристального внимания музыковедов, так как несет на себе
отпечаток эпохи. Исполнители же могут открыть для себя страницы виртуозной
музыки, которые помогут овладеть искусством техники за роялем.

Фортепианное творчество балакирева
Фортепианное творчество балакирева

Фортепианное творчество балакирева

Фортепианное творчество балакирева

Фортепианное творчество балакирева

Источник: http://rudnik92.blogspot.com/2016/03/tarantella.html

Композитор Балакирев Критико-биографический очерк Фортепианные произведения

Наиболее капитальным произведением последнего периода творческой деятельности Балакирева является фортепианная соната, оригинальная по замыслу, форме и средствам выражения; она несколько выделяется среди остальных сочинений маститого композитора. В сонате b-moll первая часть — Andantlno —имеет в основе свежо звучащую напевную мелодию в русском стиле.

Фактура первой части представляет тонкое полифоническое сплетение мелодических линий, репризе предшествует небольшая виртуозная каденция—одна из излюбленных Балакиревым. В основе этой музыки — спокойное, созерцательное лирическое настроение.

Метод разработки типичен для Балакирева: каденция прерывает начавшееся кружение темы для того, чтобы далее излагать материал сонаты так же невозмутимо спокойно и лирично.

Вторая часть сонаты оригинальна по форме, представляя собой как бы „вставной номер”. Это —мазурка, изданная также отдельно как мазурка № 5. Среди целой серии изящных, в большинстве со вкусом написанных мазурок Балакирева данная — одна из лучших.

Танцевальная форма насыщена в ней материалом добротной оптимистической музыки, имеющей также чисто-исполнительский интерес. Характерно и в этой форме варьирование и сопоставление ряда мелодических звеньев вне их какого-либо взаимодействия.

От статики спасают все же обилие мелодического материала и его свежесть.

Третья часть — Интермеццо — представляет некую новую фазу безмятежного настроения первой части сонаты. Звучащий почти на протяжении всего, интермеццо в одинаковом движении аккомпанемент — гармонический фон, на котором вырисовывается изящная лирическая тема. Типичен здесь способ модулирования из D-dur в излюбленные 5 бемолей; прием этот повторяется дважды.

Переход к финалу (четвертая часть) — внезапный. Энергичная по ритму первая тема и плясового характера вторая придают всей финальной части черты волевой, жизнеутверждающей музыки. Воздействие Листа ограничивается сходством с изяществом узоров его музыкальной ткани, по не с масштабностью и виртуозностью ее развертывания.

Простота и непосредственность мелодии национального оттенка и мягкость красок — отголоски Шопена или Глинки. Суммируя целый ряд характерных творческих черт Балакирева, эта соната остается для нас вполне живым камерным произведением, трогающим своим непосредственным чувством, вызывающим симпатию своими мелодическим языком, наконец ясностью, изяществом и пластичностью формы.

В центре балакиревского пианизма — его знаменитая восточная ”Исламей”, одна из вершин творчества Балакирева и вместе тем крупнейшее достижение русской фортепианной литературы XIX столетия. Это произведение до сих пор представляет немало заманчивого для крупнейших мастеров рояля.

Достаточно сказать, что эта пьеса еще недавно играла роль конкурсного произведения на одном из европейских состязаний пианистов. Не забудем при этом, что „Иеламей” написан в 1869 г. Выдающийся русский пианист Н. Рубинштейн, которому посвящен „Иеламей”, писал Балакиреву: Я работаю, как несчастный, над Вашей пьесой”, считая ее доступной лишь немногим.

После „Исламея” в области фортепиано композитор не создал ничего более масштабного и яркого. Иеламей — крупнейший памятник фортепианной литературы и вместе с тем один из наиболее выдающихся образцов русского ориентализма.

Материал восточных' мелодий, на которых построена эта пьеса, навеян впечатлениями кавказских поездок Балакирева, его увлечением природой Кавказа, его бытом и нравами (сохранилась фотография молодого Балакирева в национальной одежде кавказского горца). В основу „Исламея” взята подлинная народная кабардинская пляска; на материале которой возведено все грандиозное здание пьесы.

Фортепианное творчество балакирева

Чеканная по ритму зажигательная плясовая мелодия (12/16) — основная тема „Исламея”, изложенная в самом начале произведения на одной строчке,—предваряет собой целую цепь ее сложных варьированных повторений.

Раскрываются картины постепенно усложняющегося народного танца, обогащающегося все более и более изобретательными движениями. От мелодии, изложенной на одной строчке, пианист должен постепенно перейти к необходимости схватывать вихрем кружащиеся гармонические пласты.

Особенно типично здесь для фортепианного стиля Балакирева быстрое движение перемежающимися аккордами, распределенными между правой и левой рукой.

Фортепианное творчество балакирева

Впервые этот прием, своеобразно преломляющий листовскую фортепианную технику, появляется в „Иеламее” после напевной мелодии, являющейся, впрочем, не чем иным, как вариантом первой основной темы.

Фортепианное творчество балакирева

В дальнейшем этот органический для фортепианного стиля рисунок сплошь и рядом встречается в других произведениях Балакирева. Насыщенный страстным движением восточный танец прерывается (прослаивается) более медленным песенным эпизодом.

К нему от плисового быстрого движения композитор подходит через плавную, интересную модуляцию. Материал Andanllno espressivo, полный завораживающего томления, составляет татарская мелодия, записанная Балакиревым с голоса одного актера.

Вначале спокойная, песенная мелодия благодаря тому же приему варьирования вырастает в полный огня медленный танец. В этой части Исламея ясно ощущается новое, женственное начало.

Воображению рисуется грациозная, застенчивая фигура девушки в кругу» образованном живой изгородью из массы людей, мимикой, жестами и возгласами выражающих свое отношение к танцу. Нежный образ, раскрытый в песенной теме, как бы сменяет фигуры темпераментных танцоров кабардинцев.

Фортепианное творчество балакирева

Через один нз вариантов татарской темы совершается переход к прежней пляске (Tempo primo, 12/16). В дальнейшей музыке собственно не встречается уже ни нового материала, ни новых приемов разработки, но псе эти повторения к концу пьесы приобретают сгущенный, напряженно-захватывающий характер.

Мастерские повороты на тех или иных частях главной темы придают движению пляски красочный и разнообразный колорит. Непрерывное нагнетание звучности, разрастающееся в целый вихрь, приводит к новому материалу заключения пляски (кода). На все развивающемся темпе музыка обрывается мощным ударом, аккорда на тонике.

Концовка „Исламея” в виде широко разбросанной по роялю октавы — также характерная подробность фортепианного стиля Балакирева (типичны для этого стиля излюбленные композитором тональности с 5 бемолями и их сопоставление и модулирование в диэзиые строи с 2, 3, 4 диэзами.

Особенна часто употребляется модуляция Des-clur—D-dur).

Читайте также:  Простые пьесы для гитары для начинающих

Огромные трудности „Исламея” заключаются в его так называемой крупной фортепианной технике, требующей от исполнителя большой физической выносливости.

В конце 60-х годов такое произведение могло показаться целой революцией в области фортепианного жанра, Настоящую оценку и распространение по всему миру „Исламей” вначале получил на Западе, главным образом, благодаря Листу, который, высоко ценил пьесу и пропагандировал ее среди, своих учеников.

В числе фортепианных пьес большого виртуозного размаха рядом с „Исламеем” должны быть поставлены транскрипции Балакирева на глинкинскую „Аррагонскую хоту”, „Камаринскую” и на темы из оперы „Иван Сусанин”.

В переработке этого материала Балакирев достигает огромных высот, Эти пьесы по трудности и диапазону пианистических средств можно сравнить лишь с листовскими транскрипциями. Правда, в оперной фантазии на темы Глинки внешняя оболочка.

В частности сложность пассажей, сплошь и рядом непропорциональна масштабу по существу простых тем. Здесь за деревьями зачастую не видно леса: настольно богатый выбор пианистических эффектов (повторяющихся на одной клавише нот, двойных нот, стремительных гамм и проч. виртуозных элементов) заслоняет самую творческую мысль. Но импозантность замысла и формы производит сильное впечатление.

К тому же в данной фантазии Балакирев не повторяет трудностей „Исламея”, расширяя круг своих технических приемов. Гораздо ближе к существу обрабатываемых тем труднейшая фантазия „Камаринская”, до сих пор представляющая живой интерес для исполни гелей, но, к сожалению, давным-давно исчезнувшая из концертного репертуара пианистов.

Их внимания заслуживает также громоздкая, но интересная по материалу и обработке “Аррагонская хота”.

Нужно вернуть к жизни эти произведения, построенные на основе гениальных народных напевов, воплощенных в творчестве Глинки, Из числа виртуозных транскрипций Балакирева 'большой популярностью пользуется в пианистическом мире „Жаворонок” на темы романса Глинки, В этой пьесе композитору удалось, оттолкнувшись от замечательного глинкинского материала, подняться на высокую ступень композиторского мастерства. Тот же вариационный метод Балакирева в данном произведении кажется более органическим, Естественно вырастают здесь из мелодического материала каденции, в которых щебечет уже не одинокий глинкинский жаворонок, а целая стая певчих птиц. Для воспроизведения этих каденций нужны крепкие и ловкие пальцы, хотя на первый взгляд такие каскады пианистических движений удобны и просты. В балакиревских переложениях Глинки сказались его любовь к великому композитору и верность его принципам музыкальной народности и реализма, определявшим большинство творческих побуждений Балакирева, „Камаринская” и „Жаворонок” —ценный вклад в фортепианную литературу и живой опыт пропаганды музыки Глинки средствами фортепиано, не занимавшего в его творчестве центрального места.

„Исламей” и названные только что транскрипции выявляют две стороны творчества Балакирева как. представителя определенного музыкального направления.

И если на лицевой стороне этого творчества выступают национальные элементы, характерная напевность русских мелодий, то на оборотной — появляются картины и образы музыкального Востока, романтика песен и плясок Кавказа с ее богатейшими мелодиями.

Не один он, впрочем, черпал из этой сокровищницы, увлекавшей своей новизной, страстностью, полнейшей антитезой русской спокойной песенной диатонике. Чуткий музыкант Балакирев, столкнувшийся с богатствами музыкального.

Востока, использовал их как контраст средствам выразительности, глубоко лежащим в его натуре, освоив восточный колорит не как любитель экзотики, а как большой художник, знающий цену не только своему народному фольклору.

Интересно, что эта пытливость, уважение и любовь к песенному материалу других народов—и не только! восточных или, что для него более естественно, славянских, но и романских, например, к французской, испанской песне — составляют одну из ценнейших сторон художественного мировоззрения композитора. Нам остается рассмотреть еще серию мелких, фортепианных пьес.

Большинство из них носит интимно-камерный и салонный характер. К последней, категории нужно отнести ряд вальсов Балакирева.

Несмотря на различный характер этих вальсов, на что также указывают их названия (два вальса „Каприз”, вальс-экспромт, бравурный вальс, меланхолический вальс, в них, пожалуй, скорей всего воплотились, менее яркие стороны творчества Балакирева, однообразие приемов (бесконечно однотипные приемы модулирования и вариации), наличие общих мест и длин нот и, как это ни странно, слабое решение основной проблемы – „танцовальиости” вальсов. Меньше всего в них той необходимой ритмической остроты движения, которой насквозь пронизаны, например, вальсы Шопена, в то же время отвечающие задаче глубокого музыкального содержания. Вальсы Балакирева — салонные пьесы импровизационного порядка, это скорее досуг композитора, усевшегося за рояль и более всего повинующегося интуитивному бегу своих пальцев (как известно, Балакирев обладал в области импровизации исключительным дарованием, во многом превосходившим качество зафиксированной им музыки). Аналогичным салопным характером отмечен целый ряд других его пьес, например, „Песня гондольера”,.„Думка”, „В саду” (этюд-идиллия), пьеса почему-то переизданная в 1923 г. (образец некритического отношения к наследию со стороны Музыкального сектора Гос. издательства; одновременно была издана другая малозначительная хотя внешне и привлекательная пьеса — Полька). Отпечаток салонного стиля Балакирева заметен на его нескольких скерцо (лучшее из них — второе). Большинство пьес этой категории, несомненно, обусловлено частыми выступлениями композитора, необходимостью играть для небольшого круга слушателей в гостиных (на что указывает также обильное количество посвящений людям „из общества”) и практической необходимостью показывать свою музыку в обстановке салонов по чисто-материальным соображениям (например, материальная помощь своим ученикам).

Отсюда—некоторая сентиментальность, или, наоборот, сухость материала, отсюда—отсутствие настоящих творческих проблем, наличествующих в том или ином виде в его более значительных по содержанию произведениях и транскрипциях.

Имеется, впрочем, немало балакиревских фортепианных „мелочей”, занимающих заметное место в его фортепианном творчестве. К таким не утратившим своего интереса пьесам мы относим изящную Тарантеллу, содержательную по материалу Токкату, к тому же имеющую значение технической (инструктивной).

пьесы, бесхитростную лирическую пьеску „Колыбельная”, навеянную миниатюрой Листа Jl penseroso” и написанную на определенную программу, несколько содержательных мазурок (например, 5-ю, вошедшую в сонату, и As-dur'ную), интересную транскрипцию „Экспромт на тему, двух прелюдий Шопена”.

Обработка шопеновских прелюдий — один из ярких образцов мастерства: транскрипция по своему внешнему оформлению, сочетающемуся с весьма удачной перефразировкой шопеновской мелодики, вполне достойна внимания исполнителей и сейчас.

Одно из наиболее красочных произведений фортепианного жанра— „Испанская серенада” (на тему, подаренную Глинкой), с ее гитарообразным аккомпанементом в левой руке, с доведенной до кульминации разработкой, с мягкими, красочно звучащими на инструменте, типично пианистическими движениями.

„Испанская серенада” —еще одни пример плодотворного влияния музыкального языка другой национальности, обогащающего колорит индивидуальной музыкальной речи композитора.реплетаются воздействия извне с перепевами самого

Источник: https://ale07.ru/music/notes/song/chorus/balakirev_bio5.htm

Фортепианное творчество Балакирева

Пропустить и перейти к содержимому Фортепианное творчество балакирева

Балакирев – один из представителей «Могучей кучки», музыкального сообщества, которое объединило наиболее талантливых и прогрессивных людей своего времени. Вклад Балакирева и его соратников в развитие русской музыки неоспорим, многие традиции и приемы композиции и исполнения продолжили свое совершенствование в творчестве композиторской плеяды конца 19 века.

Милий Алексеевич Балакирев — русский композитор и пианист

Милий Балакирев во многом стал продолжателем традиций Листа в фортепианном творчестве.

Современники отмечали его необычайную манеру игры на рояле и безупречный пианизм, включавший виртуозную технику и глубокое проникновение в смысл сыгранного и стилистику.

Несмотря на то, что многие его поздние фортепианные произведения затерялись в пыли веков, именно этот инструмент позволил ему заявить о себе в самом начале творческого пути.

Для композитора и исполнителя на раннем этапе очень важно получить возможность показать свой талант, найти своего слушателя. В случае с Балакиревым первым шагом стало исполнение фортепианного концерта фа-диез минор на университетской сцене в Петербурге. Этот опыт позволил ему посещать творческие вечера и открыл путь в светское общество.

Фортепианное творчество Балакирева можно разделить на две сферы – это пьесы виртуозно-концертного плана и салонные миниатюры. Виртуозные пьесы Балакирева – это, прежде всего, обработки тем из произведений русских и зарубежных композиторов, или же разработка народных тем.

Его перу принадлежат обработки «Арагонской хоты» Глинки, его же «Марша Черномора», Каватины из бетховенского квартета, широко известной «Песни жаворонка» Глинки.

Эти пьесы получили призвание публики, они использовали богатство фортепианной палитры в полную силу, были насыщены сложными техническими приемами, которые добавляли исполнению яркость и ощущение азарта.

Концертные обработки для фортепиано в 4 руки также представляют исследовательский интерес, это «Князь Холмский», «Камаринская», «Арагонская хота», «Ночь в Мадриде» Глинки, 30 русских народных песен, Сюита в 3 частях, пьеса «На Волге».

Пожалуй, основополагающей чертой творчества Балакирева можно считать интерес к народным темам, национальным мотивам.

Композитор не только основательно ознакомился с русскими песнями и танцами, вплетая затем их мотивы в свое творчество, он привозил из путешествий и темы других народов.

Особенно полюбилась ему мелодика черкесского, татарского, грузинского народа, восточный колорит. Не обошла стороной эта тенденция и фортепианное творчество Балакирева.

Наиболее известное и исполняемое до сих пор произведение Балакирева для фортепиано – фантазия «Исламей». Она написана в 1869 году, исполнена тогда же, автором. Эта пьеса имела успех не только на родине, но и за рубежом. Ее высоко ценил Ференц Лист, исполняя в концертах и знакомя с ней своих многочисленных учеников.

«Исламей» — это яркая виртуозная пьеса, в основе которой лежат две контрастные темы. Начинается произведение с одноголосной строки, с темы кабардинской пляски. Ее энергичная ритмика придает упругость и ощущение непрерывного развития музыкального материала. Постепенно фактура усложняется, обогащаясь двойными нотами, аккордами, приемами мартеллято.

Фортепианное творчество балакирева

Достигнув кульминации, после поэтичного модуляционного перехода, композитор дает спокойную восточную тему, услышанную им у представителя татарского народа. Мелодия вьется, обогащаясь орнаментом и чередуя гармонии.

Фортепианное творчество балакирева

Постепенно достигнув вершины, лирическое чувство обрывает нагнетающее движение первоначальной темы. Музыка движется по нарастанию динамики и сложности фактуры, достигая в конце пьесы своего апофеоза.

Среди фортепианного наследия композитора стоит отметить его фортепианную сонату си-бемоль минор, написанную в 1905 году. Она состоит из 4 частей, из характерных для Балакирева черт здесь стоит отметить ритмы мазурки во 2 части, наличие виртуозных каденций, а также плясовой характер финала.

Менее яркую часть его фортепианного наследия составляют отдельные салонные пьесы позднего периода, среди которых вальсы, мазурки, польки, лирические пьесы («Думка», «Песня гондольера», «В саду»). Они не сказали нового слова в искусстве, лишь повторив излюбленные композиторские приемы автора – вариационную разработку, мелодичность тем, уже не раз использовавшиеся гармонические обороты.

Читайте также:  Музыканту: как нейтрализовать эстрадное волнение?

Фортепианное творчество Балакирева заслуживает пристального внимания музыковедов, так как несет на себе отпечаток эпохи. Исполнители же могут открыть для себя страницы виртуозной музыки, которые помогут овладеть искусством техники за роялем.

(1

Источник: https://mnevazhno.ru/?p=319

Милий Алексеевич Балакирев. Фортепианное творчество

Фортепианное творчество балакиреваО Милии Алексеевиче Балакиреве вспоминают, прежде всего, как об основателе и идейном вдохновителе «Могучей кучки», но этим не ограничивается роль, которую сыграл он в истории русской музыки. Весьма интересной частью российской музыкальной жизни второй половины XIX столетия стала исполнительская деятельность Балакирева-пианиста. Подобно братьям Рубинштейнам, он представлял в России новый тип фортепианного исполнительства, предназначенного для массовой аудитории.

Балакирев не особенно часто выступал как пианист, но каждое его выступление имело успех. Современники сравнивали его манеру игры с речью «умного оратора, которому есть что сказать». В репертуаре Балакирева-пианиста были произведения Фредерика Шопена, Ференца Листа, но исполнял он и творения русских композиторов, став одним из первых пропагандистов их творчества.

В своей композиторской деятельности Балакирев не мог не обращаться к любимому инструменту. Созданию фортепианных произведений он уделял больше внимания, чем другие композиторы «Могучей кучки», в большей степени тяготевшие к опере и симфонической музыке.

Первые фортепианные произведения Балакирева созданы им еще в молодости. В 1856 г. он дебютировал как пианист исполнением своего Концертного аллегро. В 1856-1857 гг. он работал над фортепианной сонатой.

Ее музыкальный материал не лишен интересных моментов, но слишком разнороден, чтобы сложиться в цельный цикл: первая часть, исполненная романтического пафоса, создана под очевидным влиянием Листа, но в последующих частях проявляется влияние Шопена.

По-видимому, композитор и сам осознавал недостатки произведения, и потому не завершил его.

На рубеже 1850-1860-х гг. Балакирев создает небольшие пьесы, написанные под явным влиянием Шопена, а также концертные фантазии на темы произведений Михаила Ивановича Глинки, перед творчеством которого Балакирев преклонялся.

В транскрипции «Арагонской хоты» композитор следовал тем же принципам, что и Лист в своих транскрипциях – сделать материал пианистически выгодным, максимально сохранив близость к оркестровому звучанию.

Это произведение блестяще исполнял Николай Рубинштейн.

Такой же подход – максимальное сохранение особенностей произведения и органичное слияние их с природой фортепиано – проявляется и в транскрипции романса «Жаворонок».

Здесь сохранена и та лирическая непосредственность, в которой заключается очарование романса Глинки, и та же двухстрофная форма, но изысканные орнаменты, оплетающие мелодию, придают ей оттенок романтической импровизационности.

Это начало еще в большей степени проявляется во вступительном разделе и заключении, в равной степени свободных по построению и виртуозных.

Работа над фантазией на темы оперы «Жизнь за царя» растянулась на несколько лет. Еще в восемнадцатилетнем возрасте Балакирев создал первый ее вариант, впоследствии он перерабатывал произведение, а окончательная редакция, получившая заглавие «Воспоминания о «Жизни за царя», создана в 1899 г.

Примечателен выбор тем, использованных Балакиревым: он обращается не к узловым драматургическим моментам (таким, как польские темы или заключительный хор «Славься»), а к тем фрагментам оперы, которые были особенно близки лично ему.

Работа над произведением началась с переложения трио «Не томи, родимый», которое Балакирев неоднократно исполнял в присутствии Глинки, удостоившись его одобрения. Тема трио стала первой – лирической темой фантазии.

Второй раздел основан на теме хора крестьян «Сейчас мы в лес идем», но эта тема трактована Балакиревым в духе бравурного полонеза. Во вступлении представляются основные темы увертюры в сочетании с фразами из арии Сусанина.

Вершиной балакиревского фортепианного творчества стала фантазия «Исламей», явившаяся итогом троекратного посещения композитором Кавказа. Народные темы, положенные в основу произведения, Балакирев разрабатывает в духе монументального пианизма, характерного для Листа, но сохраняет их самобытность.

Фортепианные произведения, созданные в поздний период творчества, тоже выдают влияние пианизма Листа и Шопена, но отличаются большей эмоциональной сдержанностью, созерцательностью. В них есть и идиллически-светлая лирика, и меланхоличность, но никогда не бывает пламенной страсти.

Как правило, эти пьесы имеют жанровую основу (ноктюрн, мазурка, вальс), но рассчитаны они не на домашнее музицирование, а на концертное исполнение. Войти в любительский репертуар они не могли, будучи весьма сложными для исполнения. Из этих пьес наиболее интересны мазурки.

Они созданы под явным влиянием Шопена, но в них проникают русские и даже ориентальные интонации.

В 1905 г. – первый раз после неудачного юношеского опыта и последний раз в жизни – Балакирев создает фортепианную сонату. В написанной им тогда четырехчастной Сонате си-бемоль минор особенно интересна и удачна первая часть. Ее главная партия близка народным песням, записанным композитором на Волге.

Краткая побочная партия в духе Шопена особой роли не играет – и разработка, и кода строятся на элементах главной партии. Вторая часть – переработка мазурки из юношеской неоконченной сонаты. Часть третья – Интермеццо – образец созерцательной лирики.

Главная партия финала напоминает трепак, побочная лирична и распевна.

Судьбу фортепианного наследия Балакирева нельзя назвать счастливой – в эпоху Рахманинова и Скрябина его пианизм представлялся уже «устаревшим». Однако в его творчестве есть яркие страницы – «Жаворонок», «Исламей», которые и сегодня входят в репертуар пианистов.

Все права защищены. Копирование запрещено

Источник: https://musicseasons.org/balakirev-fortepiannoe-tvorchestvo/

О жизни и творчестве русского композитора милия алексеевича балакирева

iskusstvo_zvukaninel_nik70

182 года со дня рождения композитора.

Милий Алексеевич Балакирев (2 января 1837, Нижний Новгород — 29 мая 1910, Санкт-Петербург) — русский композитор, пианист, дирижёр, педагог, глава «Могучей кучки»

Фортепианное творчество балакирева

Музыкальная карьера

Балакирев Милий Алексеевич всю свою жизнь занимался музыкой, его деятельность началась с написания первых любительских романсов и фортепианных пьес. Деятельность композитора начиналась под сильным влиянием М. Глинки, который сыграл важную роль в жизни музыканта.

В 1866 году Глинка пригласил Балакирева руководить постановкой опер «Руслан и Людмила» и «Жизнь за царя» в пражский театр.

Музыкант проявил большую активность и показал свой дирижерский талант в этой работе, которая имела большой успех и способствовала укреплению положения Балакирева в музыкальном мире.

Полька фа-диез минор

В 1860 году композитор путешествует по Волге, где собирает песни бурлаков, которые позже оформит в музыкальный сборник, наделавший немало шума в отечественной культуре. В 1862, 1863 и 1868-м годах он совершает поездки на Кавказ, впечатления от которых повлияли на творчество музыканта.

Вскоре композитора приглашают дирижировать Императорскими концертами русского музыкального общества, но в 1869 году он вынужден покинуть эту должность. Начинается непростой период в жизни Балакирева, композитор подвергается гонениям и клевете, это наносит ему психологическую травму, и на несколько лет он сильно сократил свою творческую активность.

В 1881 году он возвращается в музыку, но больше занимается руководством капеллой, пишет немного, но в это время появляется несколько сильных, зрелых произведений, например симфоническая поэма «Тамара». В конце 90-х годов наступает последний творческий и очень продуктивный период жизни композитора.

Он пишет много музыки для фортепиано, работает над симфоническими поэмами «Русь» и «В Чехии». Творческое наследие

Увертюра на тему испанского марша

Композитор Балакирев Милий Алексеевич, годы жизни которого отданы поискам средств к существованию, просветительской и педагогической деятельности, оставил небольшое, но значительное наследие.

К числу его основных произведений относят музыку к «Королю Лиру», фортепианную фантазию «Исламей», несколько серьезных обработок других композиторов, около 2 десятков романсов и песен, две симфонии. Личная жизнь Балакирев Милий Алексеевич был страстной, увлекающейся натурой, помещенной в трудные жизненные обстоятельства.

Всю жизнь он был стеснен в средствах, его преследовали недоброжелатели, которые клеветали на него, организовывали кампанию против композитора в прессе. Наибольшей глубины финансовый кризис достиг в 1872 году, когда концерты школы не только перестали приносить прибыль, но и вовсе не могли проходить.

В придачу к этому умирает отец композитора, и на его плечи ложится забота о благополучии младших сестер. Музыкант в отчаянии, он доходит до нервного истощения, даже задумывался о самоубийстве.

Reverie in F major

В 1874 году Балакирев покидает школу и поступает в Магазинное управление Варшавской железной дороги в качестве мелкого служащего, он снова начинает давать уроки музыки.

Ни сил, ни времени поддерживать отношения с друзьями у него не было, и он отходит от круга единомышленников, не сочиняет музыку. Это был самый тяжелый период в его жизни. Балакирев нашел выход в религии, он стал очень набожным и постепенно начал приходить в норму.

В 1881 году, когда он вновь вернулся к работе в школе, его психическое состояние выравнивается. Жизненные перипетии, увлеченность музыкой не позволили Балакиреву создать собственную семью, он так и прожил холостяком, увлеченным творчеством.

Композитор прожил длинную и насыщенную жизнь, он скончался 29 мая 1910 года и похоронен на Тихвинском кладбище.

Увертюра на тему трех русских песни

Интересные факты биографии

Жизнь творческих людей часто полна взлетами и падениями, разными событиями, не исключение и Балакирев Милий Алексеевич. Интересные факты составляют огромный список, среди них есть и грустные.

Так, при всех заслугах композитора не только перед русской культурой, но и перед всей европейской музыкой ни в одном городе мира ему так и не поставили памятника.

Зато одна из лучших музыкальных школ Европы, если не мира, расположенная в Москве, гордо носит его имя.

Экспромт на темы двух прелюдий Шопена.

Балакирев с детства был болен, его часто преследовали мучительные и неотступные головные боли, которые доводили его до отчаяния. В один из таких затянувшихся кризисов он даже хотел бросить все и уйти в монастырь, но, к счастью, болезнь отступила, и композитор остался в светской жизни.

Своим образованием, по сути, Балакирев обязан самому себе, он много работал над своей техникой и самосовершенствовался. Однако, когда ему предложили уже в зрелые годы занять должность профессора Московской консерватории, композитор отказался, так как у него не было академического образования.

– Читать подробнее на FB.ru: [url]http://fb.ru/article/245709/balakirev-miliy-alekseevich-russkiy-kompozitor-glava-moguchey-kuchki-biografiya-tvorchestvo[/url]

Фортепианный концерт №1

Источник: https://iskusstvo-zvuka.livejournal.com/280821.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector