Песни политзаключенных как это было…

Как сиделось политзаключенным до Октября 1917-го?

Не зря выражение «от тюрьмы и от сумы не зарекайся» появилось в России. Именно здесь — особенно за последние сто лет — тюремная субкультура намертво срослась с массовой народной. Самые пессимистичные скептики говорят, что в стране половина сидит, а половина — охраняет. Это преувеличение, однако с традициями заключенных средний обыватель у нас знаком так, как будто сам отсидел.

До Октябрьского переворота 1917 года было не так — политкаторжан и ссыльнокаторжных в народе называли «сильно каторжными», жалели и складывали о них песни, но частью культуры это не было.

Редакция uznayvse.

ru продолжает серию материалов, приуроченную к столетней годовщине Октябрьской революции и предлагает прочесть о том, каково в России было политзаключенным, и каким был их тюремный быт.

Как крепости стали тюрьмами

Крепость Орешек на острове у истока Невы была заложена еще новгородцами в 1323 году для охраны вновь установленной между Новгородской республикой и Шведским государством границы.

Петропавловская крепость была возведена на пустынном прежде острове, чтобы прикрывать устье реки и новый город от вторжения со стороны Балтики.

Но после основания Кронштадта и присоединения Выборга опасность отодвинулась от города на запад, и на долгие годы обе крепости стали каторжными тюрьмами для внутренних врагов, своих в каждую из эпох.

Первый заключенный Петропавловской крепости

Тюремная история Петропавловской крепости началась с процесса против царевича Алексея и его сообщников, мнимых или истинных. Алексей содержался в Трубецком бастионе.

На территории Алексеевского равелина (названного в честь царя Алексея Михайловича) в 1760-х было возведено деревянное здание для размещения «особо важных» преступников. Царевич был обвинен в госизмене и приговорен к смерти. До казни он не дожил — скоропостижно скончался, по официальной версии, от удара.

«Логово» в левом нижнем углу на чертеже – по всей видимости, помещение, где жил смотритель тюрьмы Матвей Соколов, за изобретательную жестокость прозванный заключенными Иродом. Он пробыл в этой должности с 1882 по 1887 годы.

Каменный Секретный дом на 20 камер был возведен при Павле I взамен старого деревянного и представлял собой равносторонний треугольник с внутренним двором для прогулок: окна камер выходили в другой, узкий внутренний двор, отделенный служебными помещениями от внешнего двора.

В каждой камере имелась кафельная печь. Изначально некоторые покои, предназначенные для высокопоставленных узников (декабристов, например), были обставлены довольно комфортно (кровать с перинами и подушками, кресла, мягкие стулья, стол, зеркало, кушетка).

Остальные камеры были меблированы куда проще: стол, стул, кровать с шерстяным тюфяком, миска, глиняные ложка и бутылка. Четыре ненумерованных «дополнительных» камеры были скромнее всех. После 1825 года порядки в Секретном доме только ухудшались.

Помимо полной изоляции от всех, кроме тюремщиков (на краткие прогулки и в баню заключенных водили по одному), Секретный дом, стоявший на низком Заячьем острове и подтапливавшийся регулярными наводнениями (особенно сильно он пострадал во время катастрофического наводнения 1824 года), был очень сырым.

На стенах плодилась плесень, воздух не прогревался и застаивался. Многие заключенные заболевали от скудной однообразной пищи цингой или туберкулезом; иные сходили с ума, не выдержав изоляции.

Как писал один из узников Секретного дома, будущий теоретик анархизма Михаил Бакунин, «…в таких условиях отупеет Наполеон, а сам Иисус озлобится». По мере того, как Секретный дом приходил в упадок (он был снесен в 1897 году), и с подъемом революционного движения камер для узников требовалось все больше. В 1870-1872 гг.

на месте разобранных внутренних стен Трубецкого бастиона было возведено новое здание тюрьмы, первоначально рассчитанное на 73 одиночных камеры (редакция uznayvse.ru уточняет, что позднее их число уменьшили до 69). В тюрьме содержались две категории заключенных: находившиеся под следствием и уже приговоренные к каторге.

Режим для вторых был несравненно строже: для них не разрешались книги (кроме Евангелия) свидания, передачи, переписка. Для обеих категорий за нарушение правил полагался карцер. Для большей изоляции заключенных друг от друга и от внешнего мира пол коридора был покрыт толстым войлоком. Им же были обиты стены, чтобы помешать заключенным «перестукиваться» между камерами.

Как протестовали заключенные Трубецкого бастиона

В ответ на очередное ужесточение режима содержания узников в 1879 году заключенные ломали деревянную мебель в камерах, разбивали форточки, сдирали войлок со стен. После подавления бунта оснащение камер изменилось: были установлены неподвижно закрепленные металлические столик и кровать, тюфяк и подушка заменены на соломенные, одеяло – на кусок солдатского сукна.

Стены были выкрашены масляной краской, изоляция, которая отчасти удерживала тепло, была снята. Камеры плохо отапливались. В 1897 году находившаяся под следствием по делу о нелегальной типографии Мария Ветрова совершила в одной из камер тюрьмы Трубецкого бастиона попытку самоубийства.

Она облила себя керосином из лампы и подожгла; Ветрова умерла в мучениях через четыре дня. Многие годы после этого каждое 4 марта проходили демонстрации в память о гибели Ветровой; под впечатлением от одной из них Максим Горький написал «Песню о Буревестнике». Редакция узнайвсё.

ру уточняет: что до тюрьмы, то всё изменение заключалось в том, что керосиновые лампы на несколько лет, пока не было проведено электрическое освещение, заменили свечами.

Жизнь заключенных в Шлиссельбургской крепости

Аналогичный режим был введен и в Новой тюрьме внутри Шлиссельбургской крепости, выстроенной в 1884 году для содержания осужденных на каторгу членов «Народной воли». В новом тюремном доме было 40 одиночных камер, устроенных совершенно одинаково: пять шагов в длину, четыре в ширину.

В каждой имелись железные умывальник, стул, койка и табуретка, приделанные к стене. При этом писать и читать (любые книги кроме Библии) строго запрещалось. Днем кровать убиралась, и ложиться на нее было запрещено (эту практику позднее переняли и в советских тюрьмах).

Круглосуточно соблюдался режим абсолютной тишины — заключенным было запрещено говорить, и даже охрана ходила в мягких войлочных туфлях. Гулять приговоренным к пожизненному заключению народовольцам предписывалось по 15 минут в день.

Читайте также:  Виды современных танцев хореография на любой вкус

Во время этих прогулок заключенные не видели друг друга — это тоже было запрещено. Люди быстро начали сходить с ума, и позднее порядки несколько смягчились: разрешили читать и писать, и даже разговаривать друг с другом.

Кроме того, в Шлиссельбургской крепости и казнили приговоренных к смерти.

В числе прочих именно там казнили брата Владимира Ленина — Александра Ульянова, который участвовал в покушении на Александра III.

Узники Шлиссельбурга были освобождены по амнистии в 1905 году, и какое-то время на остров имелся свободный доступ. Но уже в 1906 году он был прекращен, а крепость была преобразована в новую каторжную тюрьму. К 1911 году было выстроено еще одно тюремное здание на 600 узников, в котором в основном содержались уголовники.

Все узники Шлиссельбурга были освобождены в 1917 году после свержения монархии, а в ночь с 4 на 5 марта тюремные здания в крепости были подожжены.

Это второй материал узнайвсё.рф о событиях и обстоятельствах, предшествовавших Октябрьскому перевороту.

В первом мы рассказывали о Мадоннах русской революции — женщинах, которые выбрали опасную и подчас трагическую судьбу русской революционерки.

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Источник: https://uznayvse.ru/interesting-facts/kak-sidelos-politzaklyuchennym-do-oktyabrskoy-revolyucii.html

Песни политзаключенных: как это было…, Музыкальный класс

Революционеры, «узники совести», диссиденты, «враги народа» — как только не называли политических заключенных за несколько прошедших веков. Впрочем, разве дело в названии? Ведь думающий, мыслящий человек почти неизбежно будет неугоден любой власти, любому режиму. Как верно подмечено Александром Солженицыным, «власть боится не того, кто против неё, а кто выше её».

Власть либо расправляется с инакомыслящими по принципу тотального террора – «лес рубят, щепки летят», либо действует точечно, избирательно, стараясь «изолировать, но сохранить».

А способом изоляции как раз и выбирается тюремное заключение или лагерь. Было время, когда в лагерях и на зонах собиралась масса интереснейших людей. Попадались среди них и поэты с музыкантами.

Так стали рождаться песни политзаключенных.

Один из первых революционных шедевров тюремного происхождения – знаменитая «Варшавянка» . Название далеко не случайно – действительно, оригинальный текст песни имеет польское происхождение и принадлежит Вацлаву Свеницкому. Он, в свою очередь, опирался на «Марш зуавов» (так называли французских пехотинцев, воевавших в Алжире).

На русский язык текст перевел «профессиональный революционер» и соратник Ленина – Глеб Кржижановский. Произошло это в то время, когда он находился в Бутырской пересыльной тюрьме, в 1897 году. Спустя шесть лет текст удалось опубликовать. Песня, что называется, пошла в народ: звала на бой, на баррикады. Её с удовольствием распевали вплоть до окончания гражданской войны.

Царский режим относился к революционерам достаточно либерально: ссылки на поселение в Сибирь, небольшие сроки заключения, редко кого, кроме народовольцев и террористов, вешали и расстреливали.

Когда же все-таки политзаключенные шли на смерть или провожали погибших товарищей в последний скорбный путь – запевали траурный марш «Вы жертвою пали в борьбе роковой» . Автором текста является Антон Амосов, печатавшийся под псевдонимом Аркадий Архангельский.

Мелодическая основа задана стихотворением слепого поэта XIX века, современника Пушкина, Ивана Козлова, «Не бил барабан перед смутным полком…». На музыку его положил композитор А.Варламов.

Вы жертвою пали в борьре роковой

Любопытно, что один из куплетов отсылает к библейской истории о царе Валтасаре, который не внял грозному мистическому предсказанию о гибели как его самого, так и всего Вавилона.

Однако никого эта реминисценция не смущала – ведь далее в тексте песни политзаключенных содержалось грозное напоминание современным тиранам, что и их произвол рано или поздно падет, а народ станет «великим, могучим, свободным».

Песня была настолько популярна, что в течение полутора десятилетий, с 1919 по 1932 гг. ее мелодия была задана курантам Спасской башни Московского Кремля, когда наступала полночь.

Пользовалась популярностью среди политзаключенных и песня «Замучен тяжелой неволей» — плач по погибшему товарищу. Поводом к созданию стали вылившиеся в массовую демонстрацию похороны умершего от туберкулеза в тюрьме студента Павла Чернышева.

Автором стихов принято считать Г.А. Мачтета, хотя документально его авторство так и не было доказано – лишь теоретически обосновано, как вероятное. Существует легенда, что именно эту песню пели перед расстрелом молодогвардейцы в Краснодоне, зимой 1942 года.

Песни политзаключенных позднесталинского периода – это, в первую очередь, «Я помню тот Ванинский порт» и «По тундре» . На берегу Тихого океана располагался порт Ванино.

Он служил пересадочным пунктом, сюда доставляли эшелоны с заключенными и перегружали их на параходы. А дальше – Магадан, Колыма, Дальстрой и Севвостлаг.

Судя по тому, что Ванинский порт был сдан в эксплуатацию летом 1945 года, песня написана не ранее этого срока.

Я помню тот Ванинский порт

Кого только не называли в качестве авторов текста – и известных поэтов Бориса Ручьева, Бориса Корнилова, Николая Заболоцкого, и неизвестных широкой публике Федора Демина-Благовещенского, Константина Сараханова, Григория Александрова.

Вероятней всего авторство последнего – имеется автограф от 1951 года. Конечно, песня оторвалась от автора, стала фольклорной и обросла многочисленными вариантами текста.

К примитивному блатняку, конечно же, текст никакого отношения не имеет, перед нами – поэзия самой высокой пробы.

Что же касается песни «Поезд Воркута-Ленинград» (другое название – «По тундре»), то мелодия ее весьма напоминает слезливую, ультраромантическую дворовую песню «Дочь прокурора». Авторские права не так давно доказал и зарегистрировал Григорий Шурмак.

Побеги из лагерей были большой редкостью – беглецы не могли не понимать, что обречены на гибель или на поздний расстрел. И, тем не менее, песня поэтизирует извечное стремление узников к свободе и проникнута ненавистью к охранникам-вертухаям.

Режиссер Эльдар Рязанов вложил эту песню в уста героев фильма «Небеса обетованные». Так песни политзаключенных продолжают бытие и в наши дни.

Источник: http://ymp3.ru/isskustvo-dlya-dushi/pesni-politzaklyuchennyx-kak-eto-bylo-muzykalnyj-klass

Как освободить почти 60 украинских политических заключенных Кремля?

Суд в российском Краснодаре продлил арест украинца Павла Гриба до 4 марта, сообщил Радіо Свобода его отец Игорь Гриб. По его словам, защита будет обжаловать решение, принятое 15 декабря.

Читайте также:  Репетиторы по вокалу как найти лучшего из лучших

Павел Гриб в августе этого года исчез в белорусском Гомеле, позже его нашли в СИЗО в российском Краснодаре. Ему инкриминируют совершение преступления по статье о терроризме.

По данным правозащитников, сегодня около 60 граждан Украины лишены свободы по политическим мотивам на территории России и оккупированного ею Крыма.

Радіо Свобода поговорило с Игорем Котелянцем, координатором организации «Родственники политзаключенных Кремля», и попросило прокомментировать дело Павла Гриба и продление его ареста Краснодарским судом до 4 марта.

‒ Как Вы воспринимаете то, что Павлу Грибу продлили арест в России до 4 марта?

‒ Это, во-первых, было первое дело задержания украинского гражданина на территории Беларуси, на территории третьей страны. И, собственно, по этому делу, а все это произошло 24 августа, ‒ мы поняли, что кроме России и оккупированных частей Украины существуют еще территории, которые опасны для украинцев.

Опасность для Павла там в том, что человек живет всю жизнь на лекарствах, у него много хронических болезней и он просто никогда не оставался без лекарств на такое длительное время. Были направлены украинские врачи в Краснодар, но их просто не пропустили. Родители пробовали передавать лекарства, но и лекарства никто не пропустил.

Адвокат описывает его состояние как постоянно ухудшающееся. То есть, у него что-то там на коже появляется, у него какие-то недомогания и тому подобное. И, собственно, сейчас и отец, и мать Павла в отчаянии большом, потому что они каждый день сидят как на иголках.

Игорь Котелянец

‒ Тот факт, что Павлу всего 19 лет ‒ он является самым молодым политзаключенным среди украинцев, которых удерживает Россия, делает ли это его дело более неотложным в плане освобождения?

‒ Неотложным делает его дело состояние его здоровья, его физическое состояние и мы, честно говоря, надеялись, что российские спецслужбы так себя не будут вести, потому что реально человек на грани сейчас находится.

Но мы видим, что они могут делать все, что угодно. Тем более, что есть ситуация со Станиславом Клыхом, находящимся тоже в очень плохой ситуации ‒ у него и ноги гниют, он и в коме был некоторое время.

Это не останавливает!

Мы надеялись, что когда освобождали Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко, потому что все же эти люди были очень больны и Москве не нужны были мертвые украинские граждане, мы думали, что возможно к Грибу и Клиху тоже отнесутся более гуманно, но этого не произошло…

‒ Как только стало известно, что Павла Гриба будут удерживать под арестом еще как минимум до марта, МИД Украины отреагировало оперативно с требованием к России немедленно освободить Гриба. Это важный все же момент, что органы Украины быстро реагируют и держат это дело на радарах, не так ли?

‒ Это очень важно, очень важно! Понимаете ‒ на МИД сейчас тоже большая ответственность. Ведь речь идет об украинском гражданине, речь идет о Павле Грибе, которого арестовали в третьей стране…

Такими публичными действиями МИД Украины способствует тому, что уровень значимости этого дела увеличивается, заявления МИД слышат все-таки страны-партнеры и международные организации, которые помогают давить на Россию.

Сейчас реально о Павле надо говорить больше и требовать жестче от России действий или возвращения, или хотя бы передать ему лекарства. Здесь же речь даже не о том, что возвращайте раньше, а речь хотя бы о том, что дайте оказать медицинскую помощь умирающему человеку!

‒ Была создана организация, которая объединила родственников украинских политзаключенных, которых удерживает Россия ‒ «Родственники политзаключенных Кремля», координатором которой являетесь Вы. В чем важность была объединиться родственникам, а не решать каждое дело в отдельности?

‒ Насущной необходимости очень много было. Объединились, потому что мы все в одиночку ходим, стучим в одни и те же властные двери, властные кабинеты, ходим с одной и той же проблемой.

Но когда мы ходим в одиночку, то, скажем, государство может кого-то принять, а может кого-то не принять.

А когда мы ходим вместе, то являемся большой силой и за нами целая армия политзаключенных ‒ это совсем другой уровень внимания к этой проблеме.

А учитывая то, что государство до сих пор не назначило уполномоченного президента по вопросам освобождения политзаключенных, и в государстве сейчас нет человека, который бы был ответственным за это, поэтому можно сказать, что этот вопрос фактически в государстве никем сейчас не координируется.

‒ Существует ли ныне надежда, что до Нового года могут кого-то обменять из пленных или заложников, находящихся в руках боевиков на Донбассе. Есть ли хоть минимальные ожидания, что могут освободить или обменять кого-то из украинцев ‒ политических заключенных Кремля, содержащихся в самой России?

‒ Важно различать, когда мы говорим о заложниках: имеются в виду заложники-военнопленные, которые сейчас находятся в ОРДЛО. Это другое, чем политические заключенные Кремля.

Участники обмена пленными вблизи Счастья, Луганская область, 26 февраля 2016 года

Политзаключенные не фигурируют ни в каких обменных списках, которые согласовывает государство вместе с Российской Федерацией. Не фигурируют в рамках одной какой-то межгосударственной переговорной платформы. То есть, такой платформы не существует.

Сейчас существуем только мы, мы одной силой ходим и пытаемся заставить власть что-то сделать. Сейчас наша самая главная просьба ‒ просьба к президенту о личной встрече. Хотим, чтобы он нас увидел, чтобы он нас услышал.

И когда он после этого разговора примет какое-то решение ‒ например, о введении должности уполномоченного президента по вопросам освобождения политзаключенных, тогда у нас появится наконец человек, с которым мы можем работать, организовывать какие-то мероприятия, связанные с освобождением, работать ежедневно. Пока этого нет.

Источник: https://ru.krymr.com/a/28922072.html

Концерт в поддержку политзаключенных в Петербурге — Когита!ру

В Санкт-Петербурге в пятницу, 19 февраля, прошел благотворительный концерт в помощь политзаключенным “За нашу и вашу свободу”, посвященный 149-й годовщине отмены крепостного права в России. 

Читайте также:  Как развить чувство ритма ребёнку и взрослому

Выступали: Виктор Шендерович – писатель, сатирик;  бард  Михаил Кане, заслуженная артистка России Лариса Дмитриева, лидер рок-группы “Разные люди” Александр Чернецкий.

Среди современных российских политзаключенных есть гражданские активисты, журналисты, ученые, бизнесмены, и просто люди, на долгие годы брошенные в тюрьмы и лагеря по сфабрикованным делам. Их не показывают по телевизору, об их судьбах не узнать из газет. Власть хочет, чтоб о них забыли. Организаторы концерта решили  привлечь внимание граждан к судьбе этих людей.

Концерт в Санкт-Петербурге  –  это уже третья такого рода  акция  в поддержку политзаключенных – две предыдущих прошли в Москве в прошлом году. На этих концертах выступали Юлий Ким, Александр Городницкий, Александр Филиппенко, Вадим Жук, Игорь Иртеньев, Тимур Шаов, Дмитрий Быков.

Концерт в Петербурге  чудом не сорвался. События, происходившие накануне, прокомментировал Виктор Шендерович. (Из выступления на «Эхе Петербурга» 18 февраля):
“Это уже не первый раз. Мои приезды в города России сопровождаются какими-то техногенными катастрофами. Я, видимо, должен пройти какое-то обследование.

Или я, или администрации этих городов. В Апатитах прорывало трубу, в Архангельске отключалось электричество, и в зале гас свет во время выступления. Регулярно происходят проблемы с залами. Залы оказываются задним числом заняты. Это было и Петербурге. Уже были все договоренности, но выяснилось, что зал занят.

То же было и в Твери”.

Подробнее о том, как возникла идея концерта в поддержку политзаключенных, и с какими трудностями пришлось столкнуться организаторам, рассказывает лидер петербургского отделения ОГФ Ольга Курносова:
“Идея принадлежала Алексею Девотченко. Он увидел, насколько востребованы эти мероприятия в Москве и предложил ОГФ стать организаторами.

Нам хотелось провести концерт еще в прошлом году, но в результате остановились именно на этой дате – дне отмены крепостного права.  Пригласили Виктора Шендеровича. Он согласился участвовать. Тогда стали договариваться об аренде зала, рекламе, продаже билетов..

  К сожалению, заболели Алексей Девотченко и Вадим Курылев, но зато согласились выступить  Лариса Дмитриева и Александр Чернецкий.  Нам было приятно узнать, что Михаил Кане идею такого концерта полностью поддерживает. А в программу следующих концертов  мы рассчитываем включить выступления Александра Городницкого и Юлия Кима. В этот раз оба были на гастролях.

Концерт до последнего момента был под угрозой срыва. Вначале проблем с хозяевами зала не было. Мы сказали, что название концерта – «За нашу и вашу свободу!»  Они не возражали. Но когда они узнали, что это мероприятие в поддержку политзаключенных, насторожились. Когда мы с Виктором Шендеровичем шли накануне на эфир радио «Эхо Петербурга»,  мне позвонили.

Администрация сообщила мне, что в зале протечка и концерт не может состояться.  Через 15 минут начался прямой эфир, и Шендерович рассказал слушателям об этом тревожном звонке. Слушатели тут же среагировали. Они сообщили, что через  2 часа в этом помещении запланирована встреча ветеранов.

  В таком случае можно сделать два предположения: или администрация решила рисковать жизнью  ветеранов:  их пустят в аварийное помещение;  или протечка  избирательная и зависит от того, кто проводит какое мероприятие.  Потом были еще звонки. Меня спрашивали, не готовим ли мы какую-то акцию, просили написать сценарий мероприятия.

Наконец, видимо, посоветовавшись с вышестоящим начальством, хозяева зала еще раз нам позвонили и сообщили, что отменять концерт не будут.  Но баннер, специально привезенный ради концерта из Москвы, нам повесить запретили. Текст баннера «Свободу политзаключенным» показался слишком опасным. В Москве этот баннер благополучно висел над сценой во время двух концертов.

  Запретили нам и собирать пожертвования во время концерта. Но мы объявили, что все желающие могут приобрести программки концерта по свободной цене. Каждый платит столько, сколько хочет. В результате только от продажи  программок  было получено 62  тысячи рублей!”

Деньги от концерта пойдут в специальный фонд помощи политзаключенным. Он существует в Москве. Туда стекаются заявки от заключенных и их семей. Кому-то требуются деньги на адвокатскую помощь, кому-то на оплату дорожных расходов родственникам, чтобы они могли приехать на свидание, на эти же деньги покупаются предметы личной гигиены для заключенных и т.д.

Александр Скобов, историк, публицист, бывший политзаключенный:

“Зал был полон. Значит, такая форма сейчас востребована. Запрос на такие концерты есть. Этой проблематикой (политзаключенными, нарушениями прав человека) сейчас интересуется не очень большая часть общества.  Наиболее интеллигентную и активную часть общества собрал этот концерт.

У этой части общества сформировался устойчивый интерес к этой теме. В определенный момент аудитория должна расшириться. К этому моменту мы все должны быть готовы. Те, кто пришел на концерт 19 февраля, хотели, прежде всего,  поддержать хорошую инициативу.

Это было не только культурное мероприятие, но прежде всего общественно-политическое.  Люди пришли не развлекаться, а помочь политзаключенным. Для кого-то участие в акции явилось политической демонстрацией. Такая форма, как концерт в поддержку политзаключенных, может объединить самые разные оппозиционные силы.

Мне и сам концерт понравился. Я люблю бардовскую песню, мне и исполнение понравилось.  Здесь все было органично:  программа соответствовала запросу либеральной публики, сидящей в зале. Чтобы собрать зал типа СКК, нужно сделать программу более разнообразной: в концерте должны участвовать рок-музыканты.

Я уверен, что собранные деньги пойдут именно политзаключенным. Все делалось публично, открыто. Я жду и прозрачности в распределении собранных средств”.

Наталия Евдокимова, правозащитник:

“Концерт замечательный. Молодцы! Такой драйв! Главное, это ощущение единения с  теми людьми, кто сидит в зале, и кто выступает на сцене. Такие мероприятия – это именно то, что нужно сейчас российскому обществу, чтобы почувствовать, что каждый из нас не одинок.

На концерте 19 февраля прозвучали Галич, Ким, Окуджава. «Старые песни о главном» опять актуальны, но общество, все-таки, стало более зрелым, по сравнению с той эпохой, когда родились эти песни. Опыт последних 30 лет не пропал даром. Попытка запретить концерт сорвалась.

Концерт состоялся. Это успех!”

Источник: http://www.cogita.ru/news/otchety/koncert-v-podderzhku-politzaklyuchennyh

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector