Былины киевского цикла

Второй,
киевский период охватывает время с 9 до
середины 12 века. Эпические песни
предшествующего времени в эту пору
сосредоточили свое действие вокруг
Киева и стольного киевского князя.

В
былинах киевского цикла рассказывается
об отношении богатырей с князем
Владимиром. Он посылает их с разными
поручениями, обращается к ним за помощью,
награждает их за службу, а иногда и
наказывает за «непослушание».

Поручения
самые разные: съездить на охоту и привезти
дичь к княжескому столу; добыть для
князя невесту; отвезти дань татарскому
царю; выступить соперником чужеземному
богатырю.

Никто, кроме богатырей или
даже одного определенного богатыря, не
может исполнить просьбу
князя.

Былины
киевского цикла делятся на два разряда:
1) былины южно-русского происхождения
с древним новгородским элементом и 2)
былины позднейшего новгородского
происхождения, приуроченные к Киеву.

В
былинах киевского цикла отразилась
главным образом деятельность
княжеско-дружинного класса Киевской
Руси в военное и мирное время.

Главные
сюжеты былин суть следующие: 1) военные
подвиги богатырей: а) в походах против
врагов, для очищения дорог, за данями,
для освобождения русских пленных, б) в
борьбе с погаными, осаждающими Киев, с
насильниками, засевшими в Киеве и в) на
заставе богатырской; 2) сватовство невест
для Владимира и богатырей, причем
сватовство нередко заканчивается
насилием над родиной невест и увозом
последних в Киев, с их согласия или
против их воли; 3) удальство богатырей
при дворе Владимира, проявляющиеся в
разного рода состязаниях.

Былины
Киевской эпохи включали в себя идеи
бескорыстного добровольного и
самоотверженного служения Русской
земле, высоко ставили этику и мораль
защитников Руси и осуждали все, что
мешало ее единству и укреплению.

22. Новгородские былины. Темы, сюжеты, образы

Со
второй половины XI века, когда единое
Киевское государство распадается на
обособленные феодальные княжества, в
наиболее крупных и культурно развитых
княжествах по уже известным образцам
создаются былины о местных героях-богатырях.
Такие былины появились в богатом
Новгороде.

Здесь нет воинских подвигов,
борьбы с оружием в руках за независимость.
Речь идет о торговом могуществе, о
соперничестве Новгорода с Москвой. В
новгородских былинах отразился быт
средневекового города, – например,
изображаются кулачные бои – любимое
развлечение древних новгородцев.

Былины
новгородского цикла разрабатывают темы
общественного и семейного быта. Воинская
тематика киевских былин имела общерусское
значение. Новгород, почти не знавший
татарского ига, не разрабатывал былин
с воинской тематикой. Из новгородских
былин, как сказано, особенно большое
значение имеют былины «Садко» и «Василий
Буслаев».

К новгородским былинам, по
справедливому предположению В. Ф.

Миллера, относится также былина о Вольге
и Микуле, в которой, помимо характерных
для северной Руси географических и
бытовых деталей, имеется контрастное
противопоставление князя-дружинника
крестьянину, легко объяснимое в
Новгородской Руси, в которой князь был
приглашенным со стороны лицом, не имеющим
права на землю

Изображение
в былине о Садко купеческих пиров,
похвальбы лавками с товарами заключает
острые социально-бытовые характеристики.
Былина разрабатывает тему чудесного
избавления от нищеты. Сам по себе такой
мотив мог зародиться только в среде,
где недоедание-недопивание было обычным
явлением

Источник: https://studfile.net/preview/1790953/page:10/

4.2. Былины киевского цикла

О былинах. Былины — эпические сказания восточных славян, повествующие о событиях XI — XIV вв. Истоки былин лежат в языческой мифологии, повествуют они о временах Киевской Руси, но сложились они, когда уже началось разделение восточных славян на три народа, т. е. не раньше XIII в.

Былины неизвестны украинцам и белорусам и сохранились лишь у русских, преимущественно на Русском Севере. По форме былины — песни о старине, их сказывали напевным речитативом. В отличие от сказок былины воспринимались с доверием.

В Киево-Печерской лавре на протяжении столетий выставляли мощи Ильи Муромца, в муромских лесах показывали «скоки» его коня.

Как в большинстве мифов, время в былинах остановилось — подвиги богатырей былин киевского цикла происходят во времена князя Владимира Красное Солнышко — собирательном образе Владимира Крестителя (980—1015) и Владимира Мономаха (1053—1125).

Но, как народное творчество, былины испытали влияние времени и постепенно менялись; отметались уже забытые пласты прошлого и появлялись новые понятия. Так татары, пришедшие на Русь в XIII в., заменили ранних врагов Руси — печенегов, половцев, хотя былины сохранили имена половецких ханов: Шурукана — Шарк-великана, Кончака — Коньшака, Тугоркана — Тугарина Змеевича. Главный герой Илья Муромец именуется «старым казаком», хотя казаки известны на Руси лишь с XV в.

На момент записи (конец XVIII — XIX вв.) былины сохранились лишь на Русском Севере и местами в Центральной России, но их не было ни на Украине, ни в Белоруссии. Это ещё раз указывает на бессмысленность попыток представить русский народ бедным родственником, получившим крохи со стола культуры Киевской Руси.

Былины делились на циклы — киевский, новгородский и общерусский. Для настоящей работы важен киевский цикл, посвященный защите богатырями земли Русской.

Из богатырей центральное место занимает крестьянский сын Илья Муромец, пришедший в Киев «из того ли города Мурома, из того ли села Карачарова» (Добрыня Никитич и Алёша Попович — тоже из Северо-Восточной Руси: один из Рязани, другой из Ростова). Илья служит князю Владимиру, стоит за стольный Киев-град.

Вместе с другими богатырями на заставах богатырских он охраняет Русь от налетчиков. Перечислять их подвиги здесь излишне, но все богатыри готовы сложить голову за землю Русскую.

На богатырской заставе. Древней былиной, сохранившей память о грозных хазарах, когда они принуждали полян, северян и вятичей платить дань по серебряной монете и по белке с дыма (с жилья), является былина «Илья Муромец на заставе богатырской». Сюжет традиционен. Под славным городом под Киевом, на степях на Цицарских стояла застава богатырская.

Атаманом был Илья Муромец, податаманьем — Добрыня Никитич млад, есаулом — Алёша поповский сын. Поехал Добрыня к синю морю за охотой, стрелять гусей, лебедей. Едет в чистом поле, видит ископоть[73] великую. Ископоть велика — полпечи. Стал он ископоть досматривать. Из этой земли из Жидовския[74] приехал Жидовин могуч богатырь.

Собрались богатыри на заставу богатырскую, стали думу думати, кому ехать за нахвалыциком. Хотели послать Гришку сына боярского, да больно хвастливый он. Начнёт хвастаться, погибнет понапрасну. У Васьки Долгополого пола длинная: попадёт в бою пола под ногу, погибнет понапрасну. Алёшинька рода поповского, поповские глаза завидущие. Злату позавидует, погибнет понапрасну.

Положили на Добрыню Никитича, Добрынюшке ехать за нахвалыциком.

Догнал Добрыня богатыря, крикнул зычным голосом: «Вор, собака, нахвалыцина! Зачем нашу заставу проезжаешь? Атаману Илье Муромцу не бьешь челом?» Повернул нахвалыцина добра коня. Попущал на Добрыню. Сыра мать-земля всколыбалася. Под Добрыней конь на коленца пал. Взмолился Добрыня Господу: «Унеси, Господи, от нахвалыцика». Под Добрыней конь посправился, уехал на заставу богатырскую.

Илья Муромец встречает его со всей братией. Сказывает Добрыня, как ездил за нахвалыциком. Говорит Илья: «Больше некем замениться, видно, ехать атаману самому». Имает добра коня, в торока вяжет палицу боевую. Она свесом, та палица, девяноста пуд. На бёдра берёт саблю вострую, в руку плеть шелковую. Поезжает на гору Сорочинскую. Посмотрел из кулака молодецкого, увидел на поле чернизину.

Поехал прямо на чернизину. Вскричал зычным, громким голосом: «Вор, собака, нахвалыцина! Зачем нашу заставу проезжаешь? Мне, атаману Илье Муромцу, не бьешь челом?» Поворачивал нахвалыцина добра коня, попущал на Илью Муромца. Илья не удробился. Съехался с нахвалыциком. Палками ударились — у палок цевья отломалися. Саблями ударились — востры сабли приломалися.

Копьями кололись — друг дружку не ранили.

Бились, дрались рукопашным боем, день до вечера, с вечера до полуночи, с полуночи до бела света. Поскользит у Илейка ножка левая, пал Илья на сыру землю. Сел нахвалыцина на белы груди, вынимал чинжалищё булатное, хочет вспороть груди белыя.

Ещё стал наговаривать: «Старый ты старик, старый, матерый! Зачем ты ездишь на чисто поле? Ты поставил бы себе келейку при дороженьке. Тут бы, старик, сыт-питанён был».

Лежучи у Ильи втрое силы прибыло: махнёт нахвалыцику в белы груди, вышибал выше дерева жарового.

Пал нахвалыцина на сыру землю. Вскочил Илья на резвы ноги, сел нахвальщине на белы груди. Скоро спорол груди белыя, по плеч отсек буйну голову. Воткнул на копье на булатное, повёз на заставу богатырскую. Добрыня встречает Илью Муромца со своей братьей приборною:

  • «Илья бросил голову о сыру землю,
  • При своей братье похваляется: —
  • Ездил во поле тридцать лет, —
  • Экого чуда не наезживал!»

Источник: http://indbooks.in/mirror8.ru/?p=226977

Особенности циклизации былин. Основные циклы архаических былин

Былина– фольклорная эпическая песня, жанр, характерный для русской традиции.

Принято выделять былины киевского, или «владимирова», новгородского и московского циклов. Помимо них существуют былины, не вписывающиеся ни в какие циклы.

Киевский или «владимиров» цикл.

В этих былинах богатыри собираются вокруг двора князя Владимира. .Киев – центр, который влечет героев, призванных защитить от врагов родину и веру. В.Я.

Пропп полагает, что песни киевского цикла – явление не местное, характерное только для киевской области, напротив – былины этого цикла создавались по всей киевской Руси.

С течением времени образ Владимира менялся, князь приобретал черты, изначально несвойственные для легендарного правителя, во многих былинах он труслив, подл, зачастую намеренно унижает героев (Алеша Попович и Тугарин, Илья и Идолище, Ссора Ильи с Владимиром).

Новгородский цикл.

Новгород никогда не знал татарского нашествия, а был крупнейшим торговым центром древней Руси. Герои новгородских былин (Садко, Василий Буслаев) также сильно отличаются от других.

Московский цикл.

В этих былинах отразился быт высших слоев московского общества. В былинах о Дюке и Чуриле содержится множество деталей, характерных для эпохи подъема Московского государства: описаны одежда, нравы и поведение горожан.

Архаические былины. К архоичным относятся такие былины, где ярко выражены архаические черты мировоззрения человека. Это былины о Святогоре, Волхе Всеславьевиче, Михаиле Потыке, Дунае.

1. Элементом архаики в былине о Святогоре представляется само имя богатыря, символизирующее явно не характерный для Руси пейзаж. В двух былинах о Святогоре богатырь погибает — не нужен он со своей исполинской силой Руси. Былина о Святогоре — единственная — представлена прозаическим текстом.

2.В былине о Волхе архаично имя богатыря, оно восходит к словуволхв, т. е.

кудесник, этим мотивирована способность Волха к превращению; элементы расправы русских воинов с женами и детьми врага — единственный по своей жестокости случай во всем былинном эпосе; факт чудесного рождения Волха от змея говорит о тотемном происхождении богатыря. Р.Якобсон считал, что русский Волх восходит к культу волка.

3.Былина о Михаиле Потыке (Потоке) входит в цикл песен о сватовстве. Ее отличает большой объем. В основе сюжета — женитьба героя на волшебнице (представительнице враждебного мира), связанная с обязательством — в случае смерти одного из супругов другому идти в могилу живым за умершим. Архаичность этого мотива в том, что здесь отражены явления доисторического быта.

4. Былина о Дунае содержит в основании сюжета топонимическую легенду о происхождении двух рек: Дуная и Настасьи.

Киевский цикл былин.

Эти былины оформились и развились в период ранней русской государственности в Киевской Руси.

1)действие происходит в Киеве или около 2) в центре события князь Владимир. 3) основная тема – защита рус. земель от кочевников. 4) исторические занятия и быт характерны для Киевской руси.

5) события и враги русской земли до монгольского периода.

Киев воспет как центр русских земель. Из Мурома, Ростова, Рязани едут богатыри на службу в Киев. Формир-е Киевского цикла былин опред. историческими обстоятельствами в 9-11вв., когда Киев достиг высокого могущ-ва. Они воспели служение богатырей князю и русской земле. Они отразили и более позднее время, борьбу русских с татаро-монгольским игом.

Читайте также:  Какой синтезатор выбрать?

Формируется круг богатырей: Илья Муромец, Алеша Попович и т.д. Впервые эти былины были опубликованы в сборнике « Древние русские ст-я» Даниловым.

Героические – включают в себя былины, возникшие до татаро-монгольского нашествия, и былины, связанные с нашествием.

Одной из важных и характ-х особ-й киевского цикла служат образы трёх богатырей, действия и судьба которых тесно связаны (Илья Муромец, Алёша Попович, Добрыня Никитич).

В былинах киевс. цикла отразилась глав.образом деят-ть княжеско-дружинн.класса Киевс. Руси в военное и мирное время.

Главные сюжеты: 1) военные подвиги богатырей: а) в походах против врагов, для очищения дорог, за данями, для освобождения русских пленных, б) в борьбе с погаными, осаждающими Киев, с насильниками, засевшими в Киеве и в) на заставе богатырской; 2) сватовство невест для Владимира и богатырей, причем сватовство нередко заканчивается насилием над родиной невест и увозом последних в Киев, с их согласия или против их воли; 3) удальство богатырей при дворе Владимира, проявляющиеся в разного рода состязаниях.

Эпич. Киев – символ единства и государственной самостоятельности русской земли. Здесь, при дворе князя Владимира, происходят события многих былин. Воинскую мощь Руси олицетворяют богатыри.

Среди богатырских былин на первое место выдвигаются те, в которых действуют Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Эти основные защитники русской земли – выходцы их трех сословий: крестьянского, княжеского и поповского.

Былины стремились представить Русь единой в борьбе с врагами.

Илья – крестьянский сын, родом из села Карачарова возле города Мурома. До тридцати лет он был болен – не владел ни руками, ни ногами. Нищие странники излечили Илью и одарили небывалой силой.

Огромная сила Ильи должна принести пользу всей Руси, поэтому он устремился в Киев. После Ильи Муромца наиболее любим народом Добрыня Никитич. Это богатырь княжеского происхождения, он живет в Киеве.

Главное дело его жизни – воинское служение Руси.

Новгородский цикл былин.

Основой сюжетов Новгородского цикла былин стали не ратные подвиги и политические события, а случаи из жизни обитателей большого торгового города- Великого Новгорода. Слагали и рассказывали эти былины скоморохи. Героями этих былин являлись купцы, князья, крестьяне, гусляры. Эти былины считаются бытовыми, новеллистическими.

  • Содержание былин:
  • 1) Былины о Садко 2) Былина о Ставре
  • 3) Былины о Василии Буслаеве



Источник: https://infopedia.su/18x3bba.html

Былины Киевского цикла – Русская историческая библиотека

  • В отличие от былин о старших богатырях (Святогоре, Вольге, Микуле) и былин новгородских (о Садко, Василии Буслаевиче) былинами Киевскими называются те эпические песни, содержание которых приурочено к городу Киеву, связано с именем князя Владимира, или с теми богатырями, которые служили ему.
  • Былины. Три поездки Ильи

Князь Владимир был популярен в свое время. По происхождению своему, он был первый князь из «Рюриковичей» наполовину славянской крови (сын Святослава и Ольгиной служанки – славянки Малуши). Быть может, поэтому на него косо смотрели чистокровные варяги-норманны (например, Рогнеда не хотела идти за него замуж). К тому же, войдя в силу, он повел борьбу с дружинниками-варягами, уменьшил их значение на Руси. Это не могло не понравиться славянам.

Владимир первым из князей перестал смотреть на русскую землю, как на источник обогащения себя и дружины, а стал заботиться об её процветании.

Много энергии он употребил для защиты Киевской Руси от кочевников (постройка ряда городов, крепостей); он сознательно распространял цивилизацию в среде племен, родственных полянам, – самое крещение его и брак с византийской княжной имели целью сделать из киевского княжества просвещенное передовое государство, сильное дружбой с Византией.

Кроме того, Владимир отказался от походов, напоминавших собой разбойничьи набеги (ср. походы Олега, Игоря, Святослава), и потому дружинники его не могли уже так наживаться, как при его предшественниках.

Это также было причиной, что много недоброжелателей было у него среди дружинников-варягов, привыкших смотреть на себя, как на хозяев русской земли, – но, с другой стороны, все это сделало его очень популярным в среде славян-полян.

Усиление Киева, начавшееся благодаря ему, тоже не могло нравиться соседним племенам.

Такое различное отношение к нему различных слоев тогдашнего русского общества вызвало и различные песни, ему посвященные – сочувствующие и враждебные: одни складывались у славян (полян), другие у их врагов, или в среде дружинников-варягов, – все они, со временем, слились в один «цикл» («круг»), но противоречивые черты в обрисовке Владимира остались непримирёнными. С одной стороны, он – «Красное Солнышко», «светлый», «пресветлый», «ласковый»; с другой – коварный, трусливый, неблагодарный, жадный, и распутный.

Главными богатырями, служившими Владимиру, были Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович.

Источник: http://rushist.com/index.php/mifologiya/5340-byliny-kievskogo-tsikla

Былины киевского цикла, как исторический источник (стр. 1 из 16)

  • СОДЕРЖАНИЕ:
  • Введение
  • Глава 1. История изучения восточнославянского эпоса

§1. Донаучный период изучения былин. Открытие эпоса учёными

  1. §2. Дореволюционные школы былиноведения
  2. §3. Изучение былин в СССР
  3. §4. Общие выводы спорящих школ
  4. Глава 2. Архаические мотивы восточнославянского эпоса
  5. §1. Языческая символика и атрибутика былин
  6. §2. Воинские жертвоприношения и ритуальные самоубийства
  7. §3. Погребальный обряд в описании былин
  8. §4. Образ жены правителя в былинах
  9. §5. Сакральный образ правителя в былинах
  10. Глава 3. Этнические особенности восточнославянского эпоса
  11. §1. Облик древних русов в изложении былин
  12. §2. Реликты племенного эпоса ильменских словен в былинах
  13. §3. Обрядовая семантика пахоты
  14. Глава 4. Географическая локализация восточнославянского эпоса
  15. §1. Сюжетные параллели былин и эпоса Средней Европы
  16. §2. География и топонимика былин
  17. §3. Былины и эпические предания западных славян
  18. §4. Дунайская Русь в исторических источниках
  19. Заключение
  20. Библиография
  21. Приложения

Русские имели эпос задолго до образования Киевского государства. На Киевскую эпоху падает его расцвет. Подобно тому, как советские историки не начинают русской истории с образования Киевской Руси, мы не можем начинать историю русского эпоса с образования киевского» цикла былин.

В.Я. Пропп

ВВЕДЕНИЕ

Любой исследователь былин, изучающий их применительно к истории России, сталкивается с проблемой их датировки. Изучение русского эпоса в целом – тема очень объемная и далека от завершения, как и любая наука. Почти всю вторую половину XXв.

учеными велись дискуссии об отношении русского эпоса к истории. С одной стороны выступал академик Б.А. Рыбаков со своими последователями – М.М. Плисецким, С.Н. Азбелевым и др., с другой – В.Я.

Пропп, фольклорист с мировым именем, которого также поддержали многочисленные ученики и последователи, в т.ч. и И.Я. Фроянов.

Рыбаков и его последователи отыскивали в былинах отражение событий и персонажей летописи, опираясь на имена. При этом не обходилось без натяжек, а неповторимость и своеобразие былин как исторического источника недооценивали. Всякое отличие отвергалось.

Их соперники указывали на натянутость параллелей между былинными и летописными событиями и действующими лицами, делая из этого категорический вывод: эпос никаких исторических событий не отражает.

В целом можно согласиться, что большинство сопоставлений былин и летописей – натяжки, но вывод о полной неисторичности былин представляется поспешным.

В былинах содержатся сведения о чертах культуры и общественного устройства в былинной Руси, причём они настолько архаичны, что должны быть отнесены не к Киевской Руси, а к более древней культуре. Эти сведения последователями Рыбакова отбрасывались оттого, что те не укладывались в их концепцию, их противниками – потому, что филологи не могли верно оценить эти сведения.

В плане датировки одним из важнейших признаков является свободное ношение оружия в бытовой обстановке героями былин. В Московской Руси такой традиции не существовало, что исключает складывание былин в московский период.

Ещё одним важным фактором датировки былин является непременное именование Киева столицей государства. В связи с этим и другими факторами верхней границей складывания былин будет являться первая треть XII в.

, как окончание периода существования единого киевского государства.

Русский героический эпос вобрал в себя общеславянские, праславянские и даже дославянские образы и мотивы, поэтому нижнюю границу нашего исследования установить очень трудно. Ориентировочно этой границей будет являться V в.

Это Великое переселение народов, время бурных событий, которые не могли не отразиться в эпосе. В V в. впервые возникает на страницах средневековых сочинителей этноним «рус» («рос»). Именно V в.

стал фактически стартовым моментом восточнославянского этногенеза, во время которого необратимо изменились социальные и бытовые реалии восточнославянских народов, отражённые в былинах.

Круг источников, касающийся темы нашего исследования необходим и достаточен. В соответствии со спецификой нашей работы, он включает в основном литературные источники. Это непосредственно сами былины, в которых можно выделить несколько главных пластов:

1. Былины о старших богатырях (Святогоре, Волхе Всеславьевиче, Михайле Потыке, Вольге Святославиче).

2. Былины о главных героях русского эпоса (Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алёше Поповиче).

3. Былины героического цикла («Василий Казимирович», «Суровец Суздалец», «Сухман» и др.).

4. Былины киевского цикла («Дунай», «Соловей Будимирович», «Дюк Степанович», «Чурила Плёнкович», «Ставр Годинович» и др.).

5. Былины новгородского цикла (о Садко и Василии Буслаеве).

Большое значение имеет такой нарративный исторический источник, как «Повесть временных лет», – именно на нём основываются исследователи исторической школы былиноведения.

1. Из эпических иностранных источников главнейшим является частично опубликованное на русском языке древненорвежское эпическое произведение «Сага о Тидреке Бернском», где упоминаются главные герои русского эпоса князь Владимир (Waldemar) и Илья Русский (IliasvonRiuzen). Сага была записана в 1250 г.

, но западные исследователи относят ее возникновение ко времени не позже Х века, а основана она на древнегерманских легендах V в. Действие саги развертывается непосредственно на Русской земле (Ruszialand), упоминаются Новгород (Holmgard), Смоленск (Smaliski), Полоцк (Palltaeskiu) и т. п.

Илья Русский – герой ряда произведений германского эпоса, прежде всего поэмы “Ортнит”, записанной в 1220 – 1230-х годах, но сложившейся намного ранее.

2. Полностью и частично опубликованные нарративные исторические сочинения средневековых западноевропейских и византийских историков, упоминающие о славянах и руси (Маврикия Стратега, Евгиппия, Саксона Грамматика, Адама Бременского, Титмара Мерзебургского, Оттона Бамбергского, Иордана, Льва Диакона и Прокопия Кесарийского).

3. Полностью и частично опубликованные сочинения восточных путешественников, упоминающие о славянах и руси (Ибн-Русте, Ибн-Мискавейха и др.). Важнейшим из источников этого типа является «Записка о путешествии на Волгу» Ахмеда Ибн-Фадлана.

Русские былины были объектом изучения еще со времени перехода от знания к науке, в течение длительного времени исследовались в русской дореволюционной и советской историографии в источниковедческом и литературоведческом отношениях и накопили обширную литературу.

В частности, из работ XIX века можно назвать такие, как «Народная поэзия: Исторические очерки» Ф.И. Буслаева, «Южнорусские былины» А.Н. Веселовского, «Русский былевой эпос» И.Н. Жданова, «Опыт сравнительного изучения западного и русского эпоса: Поэмы Ломбардского цикла» Кирпичникова А.И., «Русский богатырский эпос» А.М. Лободы, «О былинах Владимирова цикла» Л.

Майкова, «Поэзия Великого Новгорода и её остатки в Северной России» А.В. Маркова, «Экскурсы в область русского народного эпоса» В.Ф. Миллера, «Сравнительно-критические наблюдения над слоевым составом народного русского эпоса: Илья Муромец и богатырство киевское» О.Ф. Миллера, «Происхождение русских былин» В.В. Стасова и «Великорусские былины киевского цикла» М.Г.

Халанского.

В XX в. былины также активно исследовались историками и филологами, в числе которых можно назвать такие фамилии и произведения, как: А.П. Скафтымов «Поэтика и генезис былин», Б.А. Рыбаков «Древняя Русь: Сказания. Былины. Летописи», В.Я. Пропп «Русский героический эпос», С.Н. Азбелев «Историзм былин и специфика фольклора», В.П.

Аникин «Русский богатырский эпос», А.М. Астахова «Русский былинный эпос на Севере» и «Былины: Итоги и проблемы изучения», С.И. Дмитриева «Географическое распространение русских былин: По материалам конца XIX – начала XX в.», В. Жирмунский «Народный героический эпос», С.Г. Лазутин «Поэтика русского фольклора», Р.С.

Читайте также:  Запись голоса на обычный петличный микрофон: получаем качественный звук нехитрыми способами

Липец «Эпос и Древняя Русь», Е.М. Мелетинский «Происхождение героического эпоса: Ранние формы и архаические памятники», В.Г. Мирзоев «Былины и летописи – памятники русской исторической мысли», М.М. Плисецкий «Историзм русских былин», Б.Н. Путилов «Русский и южнославянский героический эпос», Ю.И.

Юдин «Героические былины: Поэтическое искусство» и др.

В ходе изысканий образовались три основные школы: мифологическая, компаративистская и историческая. Сейчас можно с уверенностью сказать, что каждое из направлений, несомненно, было по-своему право и принесло большую пользу в изучении проблемы.

Ценность их усилий заключается в том, что они разработали методы изучения былин. В конце 1990-х гг. активно участвовавшие в полемике последователи В.Я Проппа и Б.А. Рыбакова, почти одновременно опубликовали исследования, в которых сдвигали время складывания эпоса к середине первого тысячелетия христианской эры: И.

Я. Фроянов и Ю.И. Юдин с одной стороны, и С.Н. Азбелев, с другой.

В течение всего периода научного изучения былин исследователи обращали внимание на черты мировоззрения или общественного устройства в былинах, которые не укладывались в представление о тождестве Владимира Красное Солнышко с Владимиром Святославичем.

Обычной для исторической школы опорой были и остаются имена персонажей, но опора эта ненадежна из-за частых изменений имён не по выведенным языковедами законам, а по игре смыслов и созвучий.

Знакомство с западным эпосом опровергает утверждение, будто в эпосе историчны лишь имена, встроенные сказителями в древние сюжеты.

В «Песни о Роланде» историчны не только имена, но и основное событие, в «Песни о Нибелунгах» и «Саге о Вольсунгах», историчны и связи реальных лиц, и основное событие.

Наиболее рационально предложение Л.Н. Майкова – исследовать быт и отношения в эпосе, но именно реалии быта, частной и общественной жизни часто переосмыслялись сказителями и дополнялись анахронизмами. Разобраться поможет выработанный В.В. Чердынцевым и Р.С.

Липец метод: когда встречаются ранние и поздние термины, преимущество должно быть отдано более раннему. Используя эту методику, в настоящей работе мы рассмотрели в последовательно-ретроспективном порядке те черты культуры и общества, отраженные в былинах, которые не позволяют говорить о складывании былин после крещения 988 г.

и показывают существование былин в середине Xв. и отражение в них архаичных уже для той эпохи обычаев и общественных отношений.

Источник: https://mirznanii.com/a/135055/byliny-kievskogo-tsikla-kak-istoricheskiy-istochnik

Феномен богатырского эпоса — былины

?

Феномен богатырского эпоса — былины.lsvsxDecember 22nd, 2016Вы никогда не задумывались, почему укры в своих теориях не любят ссылаться на древнерусский былинный эпос? Ведь для националистов всех мастей такой материал является “золотой жилой.” А в этом случае – нет! Более того, заведите со свидомыми разговор о былинах и увидите, как они занервничают и постараются быстрее “съехать” с данной темы. Чтобы поставит диагноз этому феномену, нужно рассказать о происхождении богатырского эпоса.Былины (старины) — героико-патриотические песни-сказания, повествующие о подвигах богатырей и отражающие жизнь Древней Руси IX—XIII в; вид устного народного творчества, которому присущ песенно-эпический способ отражения действительности. Основным сюжетом былины является какое-либо героическое событие, либо примечательный эпизод русской истории (отсюда народное название былины — «ста́рина», «старинушка», подразумевающее, что действие, о котором идёт речь, происходило в прошлом).Традиция устного пересказа былин прочно вошла в средневековую культуру Руси, а затем России. Для всех русских – песни о богатырях были важной информацией о великом прошлом страны. Неудивительно, что эпос стал важным источником для отечественной историографии. Старинные песни начали записывать, публиковать, изучать…География происхождения былин весьма обширна. Данные о ней можно обнаружить в «Истории Русской Словесности» Галахова. Одних былин киевского цикла собрано: в Московской губернии — 3, в Нижегородской — 6, в Саратовской — 10, в Симбирской — 22, в Сибири — 29, в Архангельской — 34, в Олонецкой — до 300. Всех вместе около 400, не считая былин новгородского цикла и позднейших (московских и других). И ни одной на территории современной Украины! Объяснить такой конфуз укроучёным было очень тяжело, но пришлось. В результате, историография обогатилась шедеврами укроизмышлений о природе памяти народной.Первыми фантастами стали члены Кирилло-Мефодиевского общества (М. Максимович – первый ректор Киевского университета, Н. Костомаров – историк, живущий на казённое жалованье, П. Кулиш – писатель, создатель ранней версии “украинского” алфавита). Они предположили, что исторические и общественные события в Украине в XVII веке были настолько революционны, что вытеснили из украинской памяти исторические воспоминания о прошлом. В переводе на язык обывателей этот пассаж можно трактовать, как амнезию по воздействием форс-мажора. Странно, что подобный глюк посетил всех украинцев без исключения!Вторую причину, почему былины были забыты на территории, где родились и жили русские богатыри, указал издатель эпоса В. Авенариус в сборнике «Книга былин. Свод избранных образцов »(СПБ, 1880 г.):«Первым гонителем свободной народного творчества было варварство, вторым – цивилизация. А в XVII веке в Украине неграмотных людей почти не было. Образование и грамотность с каждым шагом вперед вытесняли древнюю песню все дальше». Хорошее объяснение! В Греции, Индии, Китае, Киргизии и прочих уголках планеты эпосы под натиском культуры не перекочевали на перефирию, а здесь, на Украине, локацию попутали и осели на землях северных варваров.Отсутствие былин в Украине и Белоруссии все-таки удивляло свидомитов. Пусть действительно здесь в XVI – XVII веках произошла крупная культурная революция, но должно же хоть, что-нибудь осесть в фольклоре. Мысль, взбодрённая горилкой под сало и бульбу, выдала следующее резюме: в правильно развивающемся обществе все культурные памятники меняются и новые признаки затирают изначальное.Радует слог: Каждый знает, что знаменитая София Киевская в нынешнем виде отличается от храма, на который смотрели современники Ярослава Мудрого и их близкие потомки. Исчезли двухъярусные галереи, окружавшие храм; бани оделись в формы украинского барокко, которое утвердилось в архитектуре XVII века, этаж старинных фресок нарисовали фрески поздних времен. Но мы прекрасно знаем, что кирпич храма, стены и мозаика, и фрески, часть из которых освобождены от рисунков поздних эпох – все это памятники далекого времени и об этом времени они нам вещают.Примерно так надо смотреть на былины. Народная память трансформировалась под воздействием исторических обстоятельств.Качества героев- богатырей перекочевали в образы удалых козаков и сказочных персонажей типа Котигорошка, Буха Копитовича и смутьяна Чурилы…Бреда в этих рассуждениях, так много, что в публичных выступлениях на них не ссылаются.Вот, казалось бы, место для русского натиска на позиции манкуртов. Нет! Молчим. Обходим правду стороной. А её – правду давно обосновали русские историки.Русский историк Михаил Погодин (“Древняя русская история до монгольского ига”. Том 2) вполне убедительно доказывал что в Киевской, т.е. Малой, Руси жили предки великороссов, а когда татаро-монголы напали на нее, все население из Киева и близких к нему городов и сёл отошло на север, даже киевский митрополит туда отступил, а на пустые земли пришли западноукраинские племена и этот край колонизировали. Этим, кстати, он объяснял и тот факт, почему олонецкие или архангельские крестьяне поют о Киеве, о князе Владимире, о других городах Малой Руси, собственно, об Украине.Важным моментом в деле сохранения былинной традиции было то, что она культивировалась в среде зажиточных, свободных крестьян, которые жили на Русском севере. Исследователь А. Гильфердинг об этом определенно написал: «Лучшие певцы были заодно известны как хорошие и состоятельные хозяева. Кажется, былины засели только в таких головах, которые сочетали врожденный ум и память с порядочностью… Из крестьян, от которых можно услышать былины, многие совсем не употребляет вина, а такого, чтобы это был пьяница, я не встречал между ними не разу».После написанного, читателю должно быть ясно, почему случился пробел памяти у украинцев. Они, стремясь выжить, лишились гордости за своё великое прошлое, предпочитая сиюминутное благополучие. Царственным Героям в такой ауре места не осталось, а новая мифология увековечила хитрых и изворотливых казаков готовых служить, хоть пану, хоть турецкому султану…БОНУСКАРТА БЫЛИННОГО МИРА (краткий путеводитель по миру былин Никиты Петрова, подбор иллюстраций Б. Днепров)Географическое пространство былины достаточно обширно. Это направления (север, юг, восток, запад), топонимы (места, деревни, села, города, земли, царства, страны), гидронимы (реки, озера, моря, океан). Чтобы понять, как устроен эпический мир, имеет смысл разделить все названия на несколько групп.1. Названия, которые проецируются на реальную карту и совпадают с реально-историческими местами (Киев, Чернигов, Литва, Днепр и проч.). Такие названия попадают в былину на разных этапах ее бытования, во многом они нужны для формирования установки на достоверность при пропевании эпоса. Это своего рода внешняя карта.2. Названия сугубо внутренние, характерные только для фольклорных текстов (камень Алатырь, земля Латыгорская, Корела проклятая, Святые горы и так далее). Их можно обозначать как эпические — или, шире, фольклорные. Они не проецируются на реальную карту, но тем не менее показывают примерное представление о пространстве эпического прошлого в головах у былинных сказителей.Это карта внутренняя. И те и другие названия смело можно разделить на «свои» (Русь), «чужие» (земли неверные, горы, лес, река) и «нейтральные» (поле, дорога, море, океан). В своих пространствах действуют богатыри, они там живут, но путешествуют в чужие пространства — за невестой, с целью собрать дань, повоевать. В чужих пространствах находятся враги — противники героя (Змей живет у реки, Соловей на заросшей лесом дороге), они приходят в пространства свои — захватить Русь, сжечь и проч. Внутри своих пространств могут локализоваться пространства чужие — в случае если там живет отрицательный персонаж (например, дом колдуньи Маринки Кайдаловны в Киеве). Нейтральные пространства — это места встречи своих героев, пространство, в котором происходит перемещение персонажей, место, где герои пробуют свои силы, отдыхают, разбивая шатер (дорога, поле). Конечно, эти точки могут пересекаться, их значения инвертироваться: свое пространство может стать чужим для героя, если он прибывает из своего города в центральную точку былинного мира (Дюк Степанович из Галича приезжает в Киев). И наоборот, если герой едет в чужую землю из Киева, то чужая земля приобретает черты своего пространства (в царстве Индейском герой сразу входит в гридню, видит лавки, красный угол). Кроме того, тексты фольклора существует в разных вариантах, так что и географическое пространство тоже меняется. Карта былинного мира — это исследовательское упражнение, помогающее хотя бы приблизительно представить, как понимали мир люди, которые пели былины.

Царьград

Большой процветающий город — до того момента, пока в нем не обосновался Идолище, и теперь в Царьграде «все не по-прежнему, не по‑хорошему»: и люди плачут, и милостыни не дают. Илья Муромец побеждает Идолище и спасает город.Окиян-мореГраница былинного мира. Очень глубокий водоем. «Высота ли, высота поднебесная, глубота, глубота окиян-море, широко раздолье по всей земле».

Ёрдань-рекаРека недалеко от Еросолима-града. Несмотря на предупреждение  «бабы залесной» не купаться в ней, Василий Буслаев, не верящий в приметы, отправляется в реку. На обратном пути в Новгород предсказание сбывается и Васька погибает.Еросолим-градСвятой город. Туда едет Василий Буслаев, чтобы отмолить грехи молодости.

Там Господу-то Богу молятся, во Ёрдань‑то реченьке купаются, в кипарисном деревце сушатся.ЛеденецИностранный торговый город. Там родился «богатый гость» (то есть купец) Соловей Будимирович, оттуда он приплывает на кораблях в Киев — свататься.ГаличГород. Родина Дюка Степановича; там, по мнению Дюка, пекут лучшие калачи и делают замечательную водку.

Описывается как «деревенька, славный город». Там в расписном тереме живет мать Дюка Степановича. Галичская земля славится богатством — у князя Владимира не хватает бумаги, чтобы описывать все имущество Галича, и он велит использовать бересту.Святые горыМесто обитания Святогора, который может «гулять» только по ним, но не по русской земле, потому что проваливается.

Читайте также:  Виды музыкального творчества

Там Святогор находит гроб для себя, ложится в него и умирает.Датская земляТуда князь Владимир посылает Добрыню, чтобы собрать дань.Чисто полеПромежуточное пространство между городами, странами и землями. Туда выходят богатыри из дома, там они разбивают шатры, спят, дерутся, пробуют свои силы, подкидывая палицы к небу.

Непра-рекаПограничная река, через которую татары каждый день пытаются построить мосты, но река каждую ночь смывает мосты. Происходит из крови убитой Непры-королевичны. Маленькая, но бурная. «Во глубину двадцати сажень, в ширину река сорока сажень».Алатырь-каменьНулевой километр былинного мира, своего рода центр.

ЛитваИностранное королевство, также известное как царство Ляховинское. Там служил Дунай, живет невеста князя Владимира и ее отец — литовский король. Богатыри туда ездят с посольством. Описывается как «поганая», «хоробрая», «проклятая». Оттуда родом братья Ливики — напавшие на Русь племянники короля.

Они сжигают пару городов, но терпят поражение: их выгоняют, одному отрезают ноги, другому выкалывают глаза. Возвращаются в Литву с позором.Латинская земляЛюбая чужая земля. В этой земле выращивают хороших жеребцов. Вероятно, там проживает любовница Ильи Муромца — баба Латыгорка, также известная как Златыгорка — мать Сокольника.

Ильмень-озеро

Владение Водяника (морского царя). Садко вылавливает из озера мусор — или рыбу белорыбицу, которые потом превращаются в золото. Озеро часто штормит.НовгородБогатый торговый мегаполис.

Там (или рядом с ним) живут Садко и Вольга Всеславьевич, Хотен Блудович и богатырь-пахарь Микула, новгородские купцы, мужики, настоятели, стоят церкви соборные, в нем «колокольный звон». На мосту через Волхов с новгородцами дерется Василий Буслаев.РостовРодина Алеши Поповича.

Там живет отец Алеши — Леонтий, поп ростовский, у которого есть ненасытная корова.ЧерниговПровинциальный город недалеко от Мурома. Илья Муромец спасает город от осады, и ему предлагают стать градоначальником.

Эта позиция не устраивает Илью, поскольку он спешит на вечернюю службу в киевской церкви. Чернигов славится своими невестами («есть девушки да хорошии, молодушки да пригожии»).

Бекешовец

Провинциальный город. Илья Муромец освобождает его от татар, жители предлагают Илье стать у них воеводой, но тот благородно отказывается. Город постоянно осаждается врагами.Смородина-рекаРека, рядом с которой на дубах сидит Соловей-разбойник и закрывает дорогу на Киев  .

Описывается как «мать быстра река», через реку Смородину есть Калинов мост.МуромНебольшой красивый город. Иногда в Муроме князь Владимир устраивает пиры, недалеко от него родная деревня Ильи Муромца. Там «фатерушки (то есть квартиры, дома) порасписаны» и «солдатушки порасставлены».

Карачарово

Село. Родина Ильи Муромца. Там он сидит на печи до 30 лет, затем, исцелившись, отправляется в Киев. Это село разоряют племянники литовского короля.Поморская земляСеверная земля. Там есть «лавочка питейная», «царев кабак», там «пьют голи кабацкие», там же опохмеляется Илья Муромец.

В Поморской земле живет Пленка Поморская — жена Святогора.Леванидов крестЭпическая координата места обитания Соловья-разбойника. Используется в качестве ориентира для локализации былинного смутьяна и разорителя — Чурилы Пленковича.КиевСтолица былинного мира.

Там живет князь Владимир, туда стремятся богатыри из провинции, которые затем его охраняют. Там живут бояре, воины, чудотворцы, есть застава, переулочки, пещеры, есть кабаки, сады, палаты белокаменные, дом колдуньи. Там проводятся пиры, скачки и свадьбы.

Описывается как «стольный город», «славный город», «село прекрасное», про него идет «слава великая», он довольно большой: сокол облетит за меженный (то есть летний) день, маленькая птичка — ни за что.РязаньРодина Добрыни Никитича. Раньше она слободой слыла, а теперь слывет славным городом, оттуда Добрыня выезжает на подвиги.

Чисто полеПромежуточное пространство между городами, странами и землями. Туда выходят богатыри из дома, там они разбивают шатры, спят, дерутся, пробуют свои силы, подкидывая палицы к небу.

Пучай-река

Пограничная «свирепая река», огненная, купанье в ней угрожает гибелью. Вопреки запрету матери там купается Добрыня Никитич и дерется со Змеем.

Бухарское царствоВыиграно в шашки Михайло Потыком у заморского царя Бухаря.Заморская земляТипичное царство, куда отправляются богатыри свататься.

Там живет Торокан да сын Заморянин, там производят вино заморское — зелье лютое.

Индея богатая

Иностранное царство. Еще одна родина Дюка Степановича. Действительно очень богата — когда Добрыня едет описывать имущество Дюка, перед ним открывается великолепный вид: «золоченые кровельки», «крыши как огонь горят».

Добрыня думает, что жители, испугавшись, подожгли город, но Индея настолько богатая страна, что и крыши тут из золота.Сорочинские горыНаходятся за пределами Руси или на самой границе. Там живет Змей, с которым бьется Добрыня.

Сорочинские горы — это гиблое место, в Сорочинских горах погибает новгородский сур (то есть молодец, удалец, забияка) Василий Буслаев.Поленецкая земляВосточное царство, «земля дальняя». Там живет нехороший царь Батур Батвесов. Добрыня и его приятель Василий Казимирович везут ему дань.

Там играют в карты, в кости, соревнуются в меткости — стреляют в золотое кольцо на дубе кряковистом.

Подольское царство

Источник: https://lsvsx.livejournal.com/308699.html

Русские былины. Былины о русских богатырях

Что такое былина

Впервые термин «былины» был введён Иваном Сахаровым в сборнике «Песни русского народа» в 1839 году. Народное же название этих произведений – старина, старинушка, старинка. Именно это слово использовали сказители.

В древности старины исполнялись под аккомпанемент гуслей, но со временем эта традиция отошла в прошлое и во времена, когда к ним обратились собиратели, былины напевались без музыкального сопровождения.

«Я улегся на мешке около тощего костра (…) и, пригревшись у огонька, незаметно заснул; меня разбудили странные звуки: до того я много слыхал и песен, и стихов духовных, а такого напева не слыхивал. Живой, причудливый и веселый, порой он становился быстрее, порой обрывался и ладом своим напоминал что-то стародавнее, забытое нашим поколением.

Долго не хотелось проснуться и вслушаться в отдельные слова песни: так радостно было оставаться во власти совершенно нового впечатления»[1], — вспоминает собиратель фольклора П.Н. Рыбников.

Современному неподготовленному читателю может быть вначале непросто погрузиться в мир русского эпоса: устаревшие слова, частые повторы, отсутствие привычной рифмы. Но постепенно приходит понимание того, насколько слог былин музыкален и красив. Именно музыкальность следует иметь в виду в первую очередь: былины изначально создавались, чтобы их пели, а не воспринимали в виде написанного или напечатанного текста.  

Классификация былин

По поводу классификации былин в науке не существует единого мнения. Традиционно они разделяются на два больших цикла: киевский и новгородский. При этом с первым связано значительно большее количество персонажей и сюжетов.

События былин киевского цикла приурочены к стольному городу Киеву и двору князя Владимира, былинный образ которого объединил воспоминания по меньшей мере о двух великих князьях: Владимире Святом (ум. 1015 г.) и Владимире Мономахе (1053–1125 гг.). Герои этих старин: Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович, Михайло Потык, Ставр Годинович, Чурило Пленкович и др.

К новгородскому циклу относятся сюжеты о Садке и Василии Буслаеве. Также существует разделение на «старших» и «младших» богатырей. «Старшие» — Святогор и Вольга (иногда также Микула Селянинович), представляют собой останки догосударственного эпоса времен родового строя, олицетворяют старинных богов и силы природы – могучие и часто разрушительные.

Когда время этих исполинов проходит, им насмену приходят «младшие» богатыри. Символически это отражено в былине «Илья Муромец и Святогор»: древний воин умирает и Илья, похоронив его, отправляется на службу князю Владимиру.  

Былины и историческая действительность

Большинство известных нам былин складывалось в эпоху Киевской Руси (IX-XIIвв), а некоторые из старин восходят и вовсе к древним догосударственным временам. В то же время не только исследователь, но и простой читатель может найти в текстах былин отголоски событий и быта гораздо более поздних эпох.

Например, нередко упоминаемое «кружало государево» (то есть кабак) имеет отношение к XVI-XVII в. Профессор Н.П. Андреев пишет об упомянутых в одной из былин калошах – предмете из XIX столетия. Отсюда возникает так называемая проблема историзма русских былин – то есть вопрос о соотношении эпоса с исторической действительностью, вызвавший множество споров в научной среде.

Как бы то ни было, былина представляет нам особый мир – мир русского эпоса, в рамках которого происходит причудливое взаимодействие и переплетение разнообразных исторических эпох. Как писал исследователь Ф.М. Селиванов: «Далеко не все события и герои, однажды воспетые, оставались в памяти потомков.

Ранее возникшие произведения перерабатывались применительно к новым событиям и новым людям, если последние казались более значительными; такие переработки могли быть многократными. Происходило и по-другому: прежним героям приписывались дела и подвиги, совершаемые позднее.

Так постепенно складывался особый условно-исторический эпический мир с относительно небольшим числом действующих лиц и ограниченным кругом событий. Эпический мир, по законам устной исторической памяти и народного художественного мышления, объединял в себе людей из разных столетий и разных эпох.

Так, все киевские богатыри становились современниками одного князя Владимира и жили в эпоху расцвета Киевской Руси, хотя им приходилось сражаться с врагами, досаждавшими Русской земле с X до XVI в. К этой же эпохе подтягивались и герои (Вольга, Святогор, Микула Селянинович), эпические повествования о которых существовали задолго до княжения Владимира Святославича»[2].  

Собирательство былин

На протяжении веков былины передавались в среде крестьянства из уст в уста от старого сказителя к молодому и вплоть до XVIII века не были записаны. Сборник Кирши Данилова был впервые издан в Москве в 1804 году, затем последовали более расширенные и полные его переиздания. Эпоха романтизма пробудила интерес интеллигенции к народному творчеству и национальному искусству.

На волне этого интереса в 1830-1850-е гг. развернулась деятельность по собиранию произведений фольклора, организованная славянофилом Петром Васильевичем Киреевским (1808 – 1856 гг.). Корреспондентами Киреевского и им самим было записано около сотни былинных текстов в центральных, поволжских и северных губерниях России, а также на Урале и в Сибири.

Настоящим потрясением для научного мира стало открытие в середине XIX в. живой традиции былинного эпоса, причем недалеко от Санкт-Петербурга – в Олонецкой губернии. Честь этого открытия принадлежит Павлу Николаевичу Рыбникову (1831–1885 гг.), народнику, высланному в Петрозаводск под надзор полиции. Ободренные находкой П. Н.

Рыбникова, отечественные фольклористы во 2-й половине XIX – начале XX вв. предприняли множество экспедиций, в основном на Русский Север, где были открыты новые очаги сохранности песенного эпоса и от сотен сказителей сделаны записи тысяч былинных текстов (всего исследователь эпоса профессор Ф. М. Селиванов насчитывал к 1980 г.

около 3000 текстов, представляющих 80 былинных сюжетов). К сожалению, к нашему времени былины полностью исчезли из живого бытования и являются теперь лишь величественным культурным наследием ушедшего прошлого.[3] Уже в советское время были предприняты попытки приспособить былинный жанр к условиям и требованиям современности.

Так появился, например, плач о Ленине «Каменна Москва вся проплакала», записанный от сказительницы Марфы Семеновны Крюковой. Но столь удивительное сочетание старинной формы и нового актуального содержания не прижилось в народном творчестве.   ————————————————————————————- [1] Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. М., 1909. Т.1. Стр. LXIX-LXX. [2]Былины. Сост., вступ. ст., подгот.

текстов и коммент. Ф. М. Селиванова. М., 1988. Стр. 11-12. [3]В. Ковпик, А. Калугина. Былины. Исторические песни. Баллады. (Серия Библиотека Всемироной литературы). М., 2008. Стр. 11-12.  

Читать все русские былины Читать русские народные сказки  

Источник: https://skazkibasni.com/byliny

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector