Музыка и цвет о феномене цветного слуха

Цвет и музыка

Цветные ноты.

В этом хорошо всем знакомом образном выражении воедино слились цвет и музыка. Нет, не удастся разъединить эти слова. Потеряешь всю красоту!

Слух и зрение, звук и свет… Люди с давних времен замечали их тесную связь.

Еще за 300 лет до нашей эры Аристотель говорил, что изменяющийся, движущийся цвет обладает не только самостоятельными возможностями для выражения чувств человека, но и может действовать одновременно. заодно с музыкой. Гений Ломоносова, причастный почти к каждому великому открытию, отметил и то, что «музыка удивительно совмещается с цветом».

А в один из ярких солнечных дней, столь редких для Англии, Исаак Ньютон, пристально рассматривая радужную полоску, образованную стеклянной призмой на белой стене, вдруг догадался, что простой луч света, прозрачный и невидимый, состоит из целой цветовой гаммы, сходной с звуковой, музыкальной, в которой восемь нот.

Правда, до полного совпадения недоставало одного из цветов. И ученый искусственно ввел его, назвав «индиго». Теперь каждой ноте соответствовал свой цвет. Это был смелый шаг к разгадке таинственной связи звука и цвета. Смелый!..

Однако он увел, как потом стало ясно, многих ученых, философов, музыкантов в сторону от правильного решения.

Было предпринято немало попыток создать цвето-музыкальные инструменты. Самых разнообразных попыток. Даже таких. Однажды монах Кирхер соорудил дома «цветовые» клавикорды. Пальцы ударяли по клавишам, и из инструмента выскакивали и плясали в такт звукам разноцветные лоскуты материи.

Кирхер считал, что ему удалось натолкнуться на какое-то необычное психологическое явление, связанное с цветом и звуком. Конечно, такие попытки не имели ничего общего с наукой. Может быть, тут было интуитивное ощущение связи между музыкой и цветом. Но не больше. Существует довольно редкое и очень интересное свойство человеческий психики — «цветной слух», синопсия.

Им обладали, например, композиторы Ференц Лист, Римский-Корсаков, Скрябин и другие. Каждый звук казался им окрашенным в определенный цвет.

Изредка, в каких-то отдельных случаях, «цветной слух» может появляться и у каждого из нас.

С проблемой цвета и звука связано одно интересное современное изобретение. Привело к нему вот что.

Случай на всю жизнь

Как-то в конце войны (второй мировой — прим. НеХудЛит) пятнадцатилетний рабочий паренек Костя Леонтьев ехал в поезде. Годы были суровые. Даже ему. подростку, отдыхать удавалось pедко. Разве что вот так, в пути. Он стоял у раскрытого окна вагона, слушал мерный стук колес.

Кто знает, почему именно в этот момент картина догоревшего вечера .производила на него такое сильное впечатление! Может быть, потому, что он впервые видел степь, разлившуюся безбрежно, как море, может быть; потому, что ехал далеко, один, и думал о чем-то особенно близком для себя…

Солнце ,уже почти совсем опустилось за горизонт и только краем досматривало степь. Неожиданно вдали высокое уступчатое здание элеватора закрыло солнце. И Косте показалось, что стук колес стал слышен хуже. Потом элеватор ушел в сторону, солнце открылось, и звуки стали отчетливее.

Через минуту какое-то другое далекое строение заслонило красный огненный шар. Эффект повторился. Юноша забыл и о красоте степи и о том, о чем думал. Он стал слушать, слушать… Но никакие другие строения уже больше не встречались в степи.

Он так и не смог проверить, было ли все это простой случайностью, нелепой фантазией или…

Вернувшись домой, Костя решил во что бы то ни стало до конца разобраться и происшедшем. Он с увлечением принялся читать все, что мог найти по этому вопросу в библиотеках. В его книжном шкафу дома скопилось немало трудов видных физиологов, психологов, музыкантов, историков.

Костя изучал Аристотеля, Ньютона и Ломоносова. Он узнал, что на связь слуха и зрения— важнейших чувств человека — обращали пристальной внимание академики Павлов, Сеченов.

А академик Лазарев, например, еще в прошлом веке устраивал в Москве и Петербурге оригинальные публичные опыты: добивался полнейшей тишины в аудитории и в темноте включал метроном.

Потом вдруг в зал врывалась потоки света и… восприятие звука усиливалось.

Костя вновь вспомнил случай в поезде. Нет, это было не субъективное восприятие стука колес, не акустическое совпадение, а давно подмеченное учеными явление.

И его с новой силой привлекла к себе неразгаданная тайна цвета и звука. Конечно, связь между ними существует. Но какая именно? На это нигде не было определенного ответа.

Необычный новый год

Шло время. Война отодвинула учебу в школе. Ею пришлось заняться позже — в мирные дни. Но вот позади десятилетка. Последние пять классов Леонтьев закончил за два с половиной года.

На талантливого юношу обращали внимание не только в школе, но и не радиотехническом заводе, куда он потом пришел. В 13 лет ему доверили работу инженера, а потом послали учиться в специальный институт.

И вот там…

Оставались считанные минуты до нового, 1953 года. В большом актовом зале собралось много молодежи. Все с нетерпением ждали, когда из репродуктора раздастся бой кремлевских курантов. Наконец.. Вот он, новогодний тост! И здесь произошло необычное. В зале погасли яркие люстры, и вместе с первыми звуками музыки возникло новое освещение.

Оно оставляло ошеломляющее впечатление. Багровый свет залил все вокруг, и, казалось, в нем растворился голос певца. Свет не был розным. Он непрерывно менялся, то разгораясь, то угасая в такт музыке, гармонично сочетаясь с силой и тембром звучащего баса Поля Робсона. «Спи, мой бэби…

» Эту песню полюбили, но, может быть еще никогда она не действовала с такой силой, как в тот новогодний вечер. Голос певца нарастал, креп, становился более высоким, и новые цвета — изумрудный, голубой, желтый — переходили один в другой, заливали зал.

Мощный аккорд — и вспыхивал белый свет, затем внезапно обрывался вместе с музыкой, потом снова звучал голос Робсона, и в воздухе разливался мерцающий, колеблющийся цвет.

Когда зажгли люстры, в зале еще некоторое время держалась тишина. Потом разразилась буря оваций. Кричали со всех сторон:

— Леонтьев! Молодец! Повтори!

Так приветствовали оформителя молодежного вечера 22-летнего инженера Константина Леонтьева. А он? Он был серьезен, напряженно смотрел на своих товарищей и на незнакомых людей и думал… думал уже о другом.

Какими путями идти?

Тот вечер сохранился в памяти Леонтьева только как один из многочисленных опытов. Но он не принес полного удовлетворения изобретателю.

Леонтьев отказался от заманчивых предложении использовать сделанный им прибор для феерических театральных представлений. Он мечтал о больших научных исследованиях.

Чего ему удалось пока добиться? Он использовал фильтры звуковой частоты для того, чтобы сопровождать музыку движущимся цветом.

Низким нотам, по выбору Леонтьева, должен был соответствовать красный цвет, высоким — более светлые, звуку флейты — голубой и т. д. Когда звуки соединились, происходило смешение цветов, а при мощном аккорде все краски сливались и получался белый цвет.

Но сочетание цветов и звуков выбиралось им пока произвольно, на свой вкус. Имеет ли это какую-то научную основу? Как вскрыть взаимосвязь звука и цвета, каковы закономерности их воздействия на чувства человека?

Прошли годы упорного труда, прежде чем Леонтьеву удалось подобрать ключ к этим вопросам.

Перед ним было несколько путей, на которые в разные времена указывали ученые и изобретатели, философы и музыканты. Многие из них пытались объединить цвет и звук по чисто физическим признакам.

Ньютон, например, просто механически сопоставлял музыкальную гамму и цветовой спектр. Но правильно ли это? ведь в музыкальном тексте одна и та же нота может иметь различное эмоциональное содержание.

А цвета, сопровождающие музыку, если следовать Ньютону, во всех случаях оставалась бы одинаковыми. Нет, такие аналогии не годятся.

Вопрос о сочетании звука и цвета пытался решить замечательный русский композитор Скрябин. Он написал симфоническую поэму «Прометей», где ввел специальную партию цвета. В 1917 году состоялось первое цвето-музыкальное представление «Прометея» в исполнении оркестра Большого театра. Правда, из-за несовершенства технических средств оно оказалось неудачным.

«Аудиовизуальное» исполнение «Прометея» Скрябина образца 2012 года. Пианино — Евгений Михайлов. Кисловодский Филармонический Оркестр. Хор Кисловодской Филармонии. Дирижер — Станислав Кочановский. Световая инсталляция — Мария Павлова. (прим. НеХудЛит).

Композитору не удалось завершить свою работу. В партитуре «Прометея» цветовая строка «люкс», к сожалению, до сих пор еще полностью не расшифрована.

Известны попытки представителей абстрактного искусства соединить цвет и музыку. По их мысли, например, произвольное смешение красок, подчиненное якобы высшему чувству художника, вместе с абстрактным сочетанием звуков должно было стать «поэмами» цветовой музыки.

Одна из таких «электронных поэм» демонстрировалась в Брюсселе фирмой «Филипс». Но даже в западных странах не решились назвать подобную какофонию звуков и цветов цветовой музыкой. Разве это искусство? Попробуйте расстроить рояль, сделать настройку его произвольной.

Сумеет ли кто-нибудь тогда написать для такого инструмента настоящую музыку? Ведь система музыкальных октав подчиняется законам гармонии звуков, определяется акустикой и физиологическими особенностями слуха. Эти законы нарушать нельзя.

Также невозможно произвольно совмещать музыкальные и цветовые впечатления.

Кибернетика и искусство

К решению загадки звука и цвета Леонтьев подошел с материалистических позиций.

— Музыка… Тысячи лет потребовались на ее развитие,— рассуждал он.— С глубокой древности она сопутствует человеку, сопровождает его в течение всей жизни. Как и любая другая область искусства, она потому так прочно переплетена с нашей жизнью, что представляет собой великое средство общения между людьми.

Боевой клич или голос певца, тетиве лука или первая скрипка, звук удара по натянутой шкуре или тревожная дробь барабана — все это подчинено человеческому уму, настроению, вкусу. По-другому обстоит дело с цветом.

Человек любуется блеском росы на траве, искрящимися красками северного сияния, переливами цветов в гранях драгоценных камней. Однако эта игра красок не подчинена его воле. Цвет не может так свободно и широко отражать динамику чувств и настроений человека, как звук. Он всегда остается статичным, неподвижным.

Но значит ли это, что с помощью цвета нельзя создать те настроения, которые вызываются звуками? Нет.

Ведь органы чувств человека являются теми каналами, которые обеспечивают ему контакт с внешней средой. Эти каналы неразрывно связаны между собой. Каждый из них отличается от другого количеством сведений, проходящих в единицу времени. Чем более развит орган чувств, тем более тонко различает он воздействие внешней среды, тем большее количество сведений проходит через него.

Ученые установили, что самым совершенным из органов чувств является зрение. Вспомните народную поговорку: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Пропускная способность зрительного канала человека примерно в сто раз выше слуха. Если так, то звуковую информацию человек может получить без потерь, если ее переложить в световые раздражители, цветовые сигналы.

Как это сделать? Леонтьев обратился к современной технике — к электронике, кибернетике.

Он много лет изучал законы восприятия человеком познавательных и чувственных сторон слуховых и зрительных ощущений. Постепенно, шаг за шагом, анализируя большое число научных данных, он открыл некоторые из основных взаимосвязей между слуховым и зрительным анализаторами человека.

Все органы чувств человека «работают» объединенно. Воздействуя на один из них, рассуждал Леонтьев, можно влиять тем самым и на другой. Глаз и ухо не составляют исключения. Если совмещать цвет и звук, то, естественно, последний определенным образом «перестроит» цветовую остроту зрения, и, наоборот, движущейся, меняющий свою окраску и интенсивность свет будет влиять на слух.

Чтобы сделать реальной цветовую музыку, не надо искусственно создавать специальную световую партию для какого-либо произведения. Необходимо лишь преобразовывать звук в свет по законам связи между слухом и зрением.

Эти каналы информации должны одинаково служить созданию художественного образа, передавать настроение, мысли художника, обогащать человеке новыми сведениями. Но тут очень важно учитывать так называемую логику музыки.

Читайте также:  Великие композиторы классической музыки

Что может значить какая-то нота, звук вне связи с другими, вне музыкального текста? Скрипач провел смычком по струне «ля». Одна эта нота никому ничего не скажет. Но то же «ля» в ре-мажорном трезвучии, например, обогатит аккорд, дополнит его, по-своему окрасит. А какое колоссальное значение имеет ритм, тембр звука, его интенсивность!..

Слуховой аппарат человека анализирует и в то же время сильно изменяет любые сложные звуковые колебания. Изучение этих изменений открывает неожиданный факт: человек ощущает даже такие свойства звуковых колебаний, которых в исходном звуке не было.

Очень неприятны бывают, например, для слуха две близкие по высоте ноты взятые одновременно. В это время ощущается какой-то резкий дополнительный тон, биение. Случается также, что разные звуки ослабляют или уничтожают друг друга. Существуют и иные особенности восприятия человеком звука.

Отсюда ясно, что в слуховом аппарате человека, звук подвергается большим изменениям и преобразованиям.

Если учитывать эти преобразования и логическую последовательность звуков, то можно обнаружить основные признаки музыки, которые вызывают то или иное эмоциональное состоящие человека. Они-то и должны управлять чередующейся последовательностью цветов. Основываясь на этом, Леонтьев сконструировал электронное устройство для преобразования звука в цвет.

Как оно действует? Звук обычной музыки преобразуются микрофонами в электрические сигналы. Эти сигналы поступают в электронную модель уха и анализируются здесь по тем же законам, что и в слуховом аппарате человека.

«Электронный мозг» подвергает логической обработке звуки музыки и выделяет из нее те основные признаки, которые действуют на первичную сигнальную систему человека, на непосредственные его ощущения.

Полученные сигналы попадают в электронно-оптическую систему управления цветом, его яркостью, насыщенностью, контрастностью Они подаются так, чтобы воздействие цвета и музыки на человека совпадало. Но аппарат позволяет добываться и обратного, и тогда цвет глушит восприятие музыки.

1. Микрофон. 2. Анализатор звуков музыки. Здесь выявляются основные характеристики музыкального звучания. 3. Синтезатор.

По законам связей между слухом и зрением человека это устройство «определяет», какой цвет должен соответствовать той или иной музыкальной фразе. 4. Блок решения уравнений цветового треугольника.

Этот блок управляет получением соответствующего музыкальной фразе цвета из трех основных цветов: красного, зеленого и синего — путем соответствующей их «дозировки», 5. Блок управления источниками цветного света.

Таким образом, можно улучшать или ухудшать способность человека воспринимать звуки, музыку, управлять его вниманием. В свою очередь, более тонкие восприятие музыки приводит к глубокому пониманию движущегося цвета. То есть в данном случае взаимодействие ощущений дает возможность значительно обогатить и уточнить чувственное восприятие человека.

***

Мы спросили Константина Леонтьевича, чего же добился он своими исследованиями. Он ответил: «Сделан только первый шаг в развитии цветовой музыки.

Eго удалось осуществить потому, что в Институте автоматики и телемеханики АН СССР, в лаборатории профессора Лернера, были созданы все условия для плодотворного сотрудничества специалистов различных областей знания.

Главное в работе института — это исследование способов наилучшей передачи информации от человека к машине и от машины к человеку, что чрезвычайно важно в современных условиях развития техники. А цветовая музыка —только небольшая часть научной программы, которую предстоит выполнить».

Пожалуй, это сказано слишком скромно. Ведь, по существу, молодой изобретатель открыл путь музыке будущего. Уже сейчас можно говорить о ее необыкновенной силе.

Представьте себе зрительный зал с гигантским сферическим экраном, охватывающим потолок, стены, пол. Мы пришли сюда на концерт светомузыки. За пульт становится дирижер. Все погружается, в темноту…

…Первые мощные аккорды симфонии и в зал врывается море света. Оно захлестывает экран. Это дрожащий отблеск пожара. Тревожно!.. Звуки нарастают. Зал полыхает зловещим багровым пламенем. Кажется, оно пронизывает все насквозь. Но вот раздаемся властный клич трубы, и вспыхивает желтый огонь… И страх отхлынул от сердца.

Величаво звучит музыка. В воздухе движется, меняется, колеблется свет, окрашивается то в прозрачно-голубые, то в золотистые тона, подчеркивая едва заметные нюансы музыки. Вот мелодия становится нежной, спокойной, и экран заливается изумрудным цветом. Музыка, цвет… Они слились воедино, усиливая и дополняя друг друга…

Выступление современного композитора Жана-Мишеля Жарра в Москве в 1997м, запомнившееся не только оригинальными визуальными эффектами, но и рядом уникальных музыкальных инструментов. (прим. НеХудЛит).

Да, все это уже не мечта. В Институте автоматики и телемеханики претворена в жизнь одна из самых древних идей в искусства— идея гармоничного сочетания музыки и цвета. Первая опытная установка для демонстрации цветовой музыки уже экспонировалась на советской выставке в Лондоне, и, может быть, скоро для всех нас видеть музыку станет привычной и прекрасной реальностью.

Александр Ефимьев Наука и жизнь №08/1961

26.02.2014

Источник: http://www.nehudlit.ru/articles/tsvet-i-muzyka.html

Цветовое сольфеджио

?Павел Косенко (pavel_kosenko) wrote,
2015-01-27 23:38:00Павел Косенко
pavel_kosenko
2015-01-27 23:38:00На своих занятиях по цвету я часто провожу аналогии между цветом и звуком, живописью и музыкой.

Действительно, глаз и ухо имеют много общего с точки зрения восприятия человека.

Начнем с того, что и звук, и цвет – это ощущение.

Которое возникает в сознании человека под воздействием на его слуховой или зрительный аппарат – соответственно, упругих волн механических колебаний или электромагнитного излучения.

Без человека и его органов восприятия понятий «звук» и «цвет» не существует, хотя существуют природные явления, которые порождают эти ощущения. Лучше всего об этом сказал Л.Р. Грегори в своей книге по психофизиологии восприятия «Глаз и мозг»: пока не возникла жизнь, всё было безмолвно, хотя горы рушились.

Часто звуком и цветом называют физические явления, представляющие собой распространение волн с соответствующими характеристиками. Это ошибочное утверждение, которое легко опровергнуть.

Дело в том, что и звуковые, и цветовые ощущения человек способен испытывать без воздействия на соответствующие органы восприятия. То есть «видеть» цвет в полной темноте, с закрытыми глазами или «слышать» звук в полной тишине. Например, во сне, во время галлюцинаций и т.д.

Однако человек, слепой от рождения, не способен испытывать цветовые ощущения, также как рожденный глухим не имеет представления о звуке. Таким образом, ощущения, испытываемые во сне, связаны с памятью об этих ощущениях, испытанных когда-либо в реальной жизни.

Возникает вопрос о том, насколько точны памятные ощущения и какое значение имеет «точность» восприятия для творческих процессов. Этот вопрос следует разделить на две части:

1. Точность распознания

Удивительно, но факт – все люди видят цвета более-менее одинаково. Это было доказано еще в 1930-х годах с помощью экспериментов по измерению цветовых ощущений, которые проводила Международная комиссия по цвету CIE.

Именно на предположениях, доказанных в ходе экспериментов, построена вполне успешно применяемая в современном мире система управления цветом CMS (Color Managment System), которая используется в компьютерной, фотографической и полиграфической индустриях.

Разница в распознании цветов разными людьми определяется двумя факторами:

  • Физиологические отклонения, самым распространенным из которых является дальтонизм (неспособность различать некоторые цвета). Подобные отклонения характерны примерно для 7% мужчин и 1% женщин.

  • Погрешность самого процесса измерения цветовых ощущений. Дело в том, что в ходе этих экспериментов испытуемые воспроизводят видимые цвета с помощью специальных цветосмесительных приборов. Точность подбора цветовых соотношений для получения воспроизводимого цвета напрямую зависит от визуального опыта конкретного человека (то есть от того, насколько натренирован его глаз) и от того, какая точность устраивает самого испытуемого.

Таким образом, мы плавно переходим ко второй части вопроса.

Но прежде стоит вспомнить про звук, с которым ситуация обстоит похожим образом. Все люди слышат одинаково, разница заключается в медицинских отклонениях (полная или частичная глухота), а также в погрешности системы оценки точности восприятия. Ведь для того, чтобы понять, насколько точно человек услышал, необходимо попросить его воспроизвести услышанное (голосом или на музыкальном инструменте). Точность воспроизведения будет определяться тем, насколько натренирован слухо-воспроизводящий аппарат каждого конкретного человека.

2. Точность воспроизведения

Если восприятие звука и цвета можно назвать условно точным в рамках описанных выше погрешностей, то с точностью воспроизведения дело обстоит несколько иначе.

То, насколько точно каждый конкретный человек способен воспроизводить высоту звукового тона или цветовой оттенок, в высокой степени определяется тем, насколько опытна его система «ухо-мозг-голос» или «глаз-мозг-рука» (предположим, что цвет воспроизводится так или иначе рукой: с помощью красок и кисти, на компьютере и т.д.)

Соответственно, разница между восприятием и воспроизведением определяется достаточностью (или недостаточностью) слухового и визуального опыта человека. В музыке соответствующий критерий носит название музыкальный слух. В визуальных искусствах, включая живопись и фотографию, можно говорить об аналогичном понятии цветовое видение.

Принято считать, что музыкальный слух – это врожденная способность, которой обладает или не обладает каждый конкретный человек. В действительности людей без музыкального слуха не существует. Музыкальный слух присущ всем людям, просто в разной степени.

У тех, про которых говорят «медведь на ухо наступил», музыкальный слух все равно есть, просто находится в запущенном (иногда в крайне запущенном) состоянии.В той или иной степени развить музыкальный слух можно у любого человека, если он не страдает полной глухотой.

Распространенное заблуждение об отсутствии слуха связано с традициями советской музыкальной школы, которая предпочитала тратить усилия на более одаренных детей и всячески избавлялась от тех, у кого прирожденных данных меньше.Более современные школы гораздо лояльнее относятся к потенциальным студентам.

Легендарный джазовый музыкант и основатель Московского Колледжа Импровизационной Музыки Юрий Павлович Козырев говорил: «дайте мне обезъяну, и я научу её петь». Для поступления в МКИМ не требуется сдавать экзаменов, в этот колледж берут всех без исключения.

Просто тех, у кого «нет слуха» – на нулевое отделение, где в течение года человек получает базовые навыки.

История из личной жизни

Именно таким студентом был я – «без слуха». Правда, выяснилось это спустя много лет после окончания колледжа. Дело в том, что я с детства страстно увлекался музыкой, много играл на гитаре и даже немного пел.

На прослушивании при поступлении в колледж мне сказали, что я могу пойти сразу на 1-й курс, хотя советовали закрепить навыки на нулевом – именно так я и поступил.

5 лет спустя, когда я закончил музыкальное училище и получил диплом артиста джазового ансамбля, я вполне виртуозно владел инструментом и сносно интонировал (воспроизводил голосом мелодии). Сохранилась даже видео-запись (правда, плохого качества) моего госэкзамена в 2001 году, где я играю на гитаре.

Некоторое время после окончания колледжа я занимался концертной и студийной деятельностью, гастролировал по стране с несколькими ансамблями – я был профессиональным, дипломированным музыкантом. Так сложилось, что вскоре мне это надоело и я бросил музыку.

С тех пор прошло 9 лет, в течение которых я ни разу не взял в руки музыкального инструмента. Несмотря на то, что я меломан, люблю и довольно часто слушаю музыку, за это время полностью утратил способность интонировать.

Другими словами, если сейчас вы попросите меня напеть какую-нибудь, даже самую простую мелодию, то будете шокированы тем, что услышите. Именно про таких людей говорят «медведь на ухо наступил».Куда же делся музыкальный слух? Ведь он не просто был, но и был достаточно развит, это был мой профессиональный инструмент.

Почему он пропал? Ответ банален – атрофировался в связи с полным отсутствием практики.При этом у меня до сих пор вполне сносное чувство ритма, хотя ритмической практики тоже все это время не было.

Почему так происходит? Почему одни навыки без опыта уходят, другие остаются с нами навсегда? Это определяется нашими врожденными способностями, предрасположенностями к тем или иным занятиям. Возможно, из меня мог бы выйти неплохой барабанщик, но я вовремя признался себе в том, что на самом деле люблю. Музыка не была моим призванием.

Читайте также:  Интересные факты о музыке

Сольфеджио

Про людей, которые обладают хорошим музыкальным слухом от рождения и не теряют его при отсутствии практики, часто говорят, что у них абсолютный музыкальный слух.

На самом деле за этим понятием кроется возможность точно воспроизводить высоту тона без предварительной настройки по камертону.

Если человек обладает таким даром, то и относительный музыкальный слух (способность воспроизводить звуковысотные отношения в интервалах, мелодии и аккордах) у него тоже, как правило хороший.

Поэтому можно условно считать, что абсолютный слух – это природный дар, а просто музыкальный слух – приобретаемый навык.

Чем же он развивается? Как можно научиться сносно петь тем, кому «медведь наступил на ухо»?

Для этого в музыке существует учебная дисциплина – сольфеджио, включающая в себя специальные упражнения для развития музыкального слуха и музыкальной памяти: музыкальные диктанты, анализ на слух, воспроизведение мелодий, вокальные упражнения (вокализы) и т.д.

Сольфеджио – обязательная дисциплина в музыкальных учебных заведениях, часто вплоть до последнего курса. Если на первых порах это способ развить слух, то дальше сольфеджио играет роль слуховой гимнастики для поддержания формы и «утренней зарядки» (распевок) перед трудовым/учебным днем. Даже музыканты с абсолютным слухом не брезгуют упражнениями по сольфеджио.

Цветовое видение

С музыкой разобрались, а как же быть с цветом? Как развивают чувство цвета художники? Бывают ли люди с врожденным «абсолютным» цветовым видением и те, кому «медведь на глаз наступил»? Что вообще такое цветовое видение?Видение цвета – это способность человека воспринимать, воспроизводить, оценивать цветовые оттенки и создавать выразительные цветовые решения.

В основе цветового видения лежит способность различать цвета. Чем больше различных нюансов цвета видит человек, тем более развито его цветовое видение.Безусловно, существуют традиции и методики обучения визуальным искусствам и определенные дисциплины, направленные на развитие видения – не только цветового, но и вообще художественного.

Однако в этой области меньше устоявшихся понятий, поэтому нам придется частично опираться на имеющиеся знания, а частично рассуждать.Около 80% всей информации человек получает через глаза. Поэтому визуальный опыт человека напрямую связан с его опытом жизненным. Когда рождается ребенок, он видит окружающий мир «схематично», без лишних на данном этапе деталей.

Первые месяцы жизни буквально, т.к. зрительный аппарат новорожденного еще не сфорирован и он не умеет даже фокусироваться. С ростом малыши способны различать все больше и больше деталей, но придавать им значение начинают гораздо позже. Поначалу избыточную визуальную информацию они либо игнорируют, либо упрощают.

Обратите внимание на расцветки детских игрушек и детской одежды – как правило, они очень яркие, а самих цветов используется мало. Детям проще различать «семь цветов радуги», не вдаваясь в тонкости цветовых переходов между ними, а удовольствие доставляют насыщенные цвета, которые к тому же проще называть.

Это удобно и с практической точки зрения: различить свою одежду и свои игрушки от чужих тем проще, чем более явно отличаются их расцветки.Чем старше становится ребенок, тем больше цветов он начинает различать и принимать в своем обиходе. Цвета одежды и окружающих предметов становятся более сдержанными, разнообразными.

Продемонстрировать разницу в восприятии ребенка и взрослого человека можно с помощью живописных полотен двух признанных художников-абстракционистов: Аэлита Андре (родилась в 2007 году) и Пола Джексона Поллока (1912-1956 гг). Слева работа 7-летнего ребенка, справа – зрелого человека и художника.Дальше многое зависит от того, какое воспитание получает ребенок.

Мне доводилось встречать такие данные: после окончания российской средней школы дети различают в среднем 150-200 цветов, а после аналогичного образования в Японии 300-400.

Это связано с тем, что в восточных странах часто уделяется гораздо больше внимания эстетическим дисциплинам, в то время как у нас понятие цвета ограничивается одним уроком, к тому же по физике (что, кстати, вводит учеников в серьезные заблуждения, справиться с которыми большинству не удается до конца жизни).

Если ребенок растет в семье художника, он неизбежно будет окружен большим количеством разнообразных цветовых решений, выполненных людьми с хорошим чувством вкуса – это и работы родителя, и тот бэкграунд, который за этим стоит: альбомы по живописи, картины, посещение музеев, выставок и т.д.

Дети из таких семей неизбежно обладают, как правило, значительно большим визуальным опытом и, соответственно, более развитым цветовым видением, чем их сверстники.Взрослые художники, посвятившие занятиям живописью достаточное время, различают в среднем порядка 2000 цветов, что в 4-5 раз больше среднестатистического обывателя. Стоит ли говорить о том, что это напрямую отражается на способности получать удовольствие от наблюдения цветовых нюансов?

Цветовое сольфеджио

Возьму на себя смелость предположить, что людей с «абсолютным» цветовым видением (то есть способностью от рождения не существует. Это полностью приобретаемый навык.

Кому-то это дается легче, кому-то труднее, но развитие цветового видения так или иначе предполагает обогащение визуального опыта.

Давайте попробуем ввести термин «цветовое сольфеджио» по аналогии с музыкой и подобрать для него общие принципы построения упражнений. Речь пойдет о следующих навыках:

1) Различать

Способность различать цвета. Базовый навык, который лежит в основе всех последующих.Невозможно играть хорошую музыку, не понимая, что такое хорошая музыка. Чтобы научиться играть, сначала надо научиться слушать и слышать.

Точно также, чтобы научиться рисовать или фотографировать, сначала надо научиться смотреть и видеть.

Все упражнения для развития (а точнее, саморазвития) базового навыка видения будут построены на разглядывании произведений искусства, в т.ч. с точки зрения цветовых нюансов.

Важно изначально искренне и самозабвенно влюбвиться в живопись и фотографию.

Для того, чтобы добиться значительных результатов, необходимо сделать это образом своей жизни: постоянно посещать музеи, выставки, обогащать личную коллекцию альбомов по живописи и фотографии, изучать историю искусств, ежедневно смотреть подборки хороших фотографов в интернете, арт-кино и т.д.

2) Воспроизводить

Способность воспроизводить цвета согласно эталонным, требуемым или желаемым. Этот навык можно условно отнести к ремесленническому, т.к. он имеет в общем и целом прикладной характер: подбор и смешивание красок, цветокоррекция в программах обработки и т.д.

Говорить о точности воспроизведения цвета можно и нужно исключительно в контексте навыка воспроизведения.

Упражнения для развития навыка воспроизведения – это этюды по рисованию, копирование признанных мастеров, а также обработка изображений аналоговым и цифровым методами.

3) Создавать

Способность создавать выразительные цветовые решения. Художественный навык, связанный с индивидуальными творческими задачами и собственным самовыражением.Навыки различия и воспроизведения цвета дают в руки художнику и фотографу мощные выразительные средства. Но добиться выразительного результата он может только в том случае, если автору есть что выражать.

Если для этого существуют предпосылки в виде личного чувственного опыта и желания/необходимости выразить переживание.

Упражнения для развития навыка созидания – это и есть сама жизнь. Чем острее мы ее чувствуем, тем больше у нас шансов выразить свои переживания с помощью фотографии. Причем не только цветной, но и черно-белой, т.к. это частный случай.

Но об этом поговорим как-нибудь в следующий раз.

В своей преподавательской практике я активно использую конкретные упражнения на развитие цветового видения.

Они включают в себя:- демонстрацию, анализ иллюзий- наблюдение вариативности цвета по светлоте, насыщенности и цветовому тону- визуальные эксперименты с валёрами- гармонизацию цветовых сочетаний- наблюдение детализации цвета и эффекта «ожога сетчатки глаза»- визуальные опыты с нейтрально-серыми оттенками в цветных изображениях- просмотр и анализ значимых с т.з.

цвета работ живописцев- просмотр и анализ ретро-фотографий- просмотр кино-изображений- наблюдение и анализ цветовых решений пленочного периода, включая Kodachrome- упражнения на «цветовое кадрирование» при съемке и обработке- упражнения по съемке в разных условиях освещения- упражнения по использованию естественных светофильтров при съемке- упражнения по обработке фотографий в Adobe Photoshop- и др.

Возможно, когда-нибудь я соберусь духом написать учебник «Цветовое сольфеджио». Но честно говоря, меня пугает объем информации и соответствующей работы. Ведь для этого придется не только описать словами более 1000 слайдов презентации моего курса «Секреты цветной фотографии», но и написать что-то вроде «Краткой истории искусств для чайников». Скажу честно, пока не готов браться за такую работу, да и не уверен, есть ли вообще в ней смысл. Не представляю, как можно описать словами те мысли и новые уровни восприятия, которые раждаются в процессе совместной визуальной практики.

Тем не менее, надеюсь, статья окажется полезной, или как минимум любопытной для тех, кто задается вопросами цвета и хочет научиться делать красивые, выразительные цветные фотографии.

В этой задаче много философии, поэтому глубокие статьи на эту тему будут неизбежно содержать больше рассуждений, чем конкретных практических советов. Могу лишь в очередной раз подтвердить самый важный совет, который вы и без меня слышите достаточно часто: «идите в музей», но вряд ли он вам сходу понравится.

Чтобы придти к пониманию важности этого совета, требуется время и… подобные статьи с рассуждениями, казалось бы, общего характера.

Источник: https://pavel-kosenko.livejournal.com/627229.html

Я вижу звук, я слышу цвет

Я вижу звук, я слышу цвет

«…музыка дает настроение, и по нему надобно воссоздать мысль и образ»

Н.А. Римский-Корсаков

Мир искусства полон загадок и необычных явлений, которые будоражат умы многих исследований. Одна из них – это способность видеть звуки.

От звука к смыслу

Еще в Древней Индии мудрецы говорили о неразрывной связи музыки и цвета, это же подтверждал и Аристотель, утверждая, что соотношение звуков подобно музыкальным звучаниям.

Пифагорейцы также принимали во внимание эту взаимосвязь, у них цвета спектра приравнивались к семи тонам, этим же вопросом интересовался Ньютон. В XVII веке монах Л.

Кастель задумал сконструировать цветовой клавесин, немного позднее эту же идею подхватил русский композитор А. Скрябин.

Исследованием звука занимался немецкий физик Эрнест Хладни. Ему принадлежит немало открытий в области физики и акустики.  Он с помощью научных экспериментов с фигурами Хладни на поверхности колеблющейся пластинки доказал взаимосвязь этих двух понятий и показал, как можно увидеть музыку.

Еще один деятель, который занимался изучением этого вопроса –  филолог А.П. Журавлев. Который активно занимался вопросом взаимосвязи цвета и звука в стихах и доказал, что звуки действительно могут выдавать образы. Так, он пришел к выводу, что гласные звуки в стихах символизируют собой цвет. Этим же в свое время интересовался французский языковед К. Нироп и А. Рембо.

Музыка – цвет

Мы же рассмотрим подробнее уникальное явление –  цветной слух, его следует отличать от простого образного мышления. Это достаточно редкое проявление синестезии – синопсия. Известно, что этим даром были наделены Н.А. Римский-Корсаков, А.Н. Скрябин, Б.В.

Афанасьев, О. Мессиан и М. Кенер. Исследования этого феномена проводились как в СССР, так и за рубежом.

Так, например, французский психолог, изучавший этот вопрос выделяет три версии происхождения цветного слуха: эмбриологическую, физиологическую и психологическую.

Интересно, что люди, наделенные синопсией способны видеть таким образом не каждую тональность и не каждый звук, причем у каждого из них это свой, индивидуальный цвет. Например, А.Н.

Скрябин видел тональности До мажор, Фа мажор и Соль мажор, как красный и оранжево-розовый, остальные же цвета он вывел по квинтовому кругу. У Н.А. Римского-Корсакова эти же тональности представляли белый, ярко-зеленый и светло-коричневый цвет. Б.

Асафьев описывает тональность Соль мажор, как изумруд газонов после дождя. Ми мажор, наоборот, представлен у всех в одинаковых синих оттенках.

Пытаясь донести до слушателей свое видение звуков, А. Скрябин написал симфоническую поэму «Прометей», в партитуре которой отдельной строчкой вписана световая строка. А композиции Н.А. Римского-Корсакова часто называют «звуковой живописью».

Читайте также:  Рейтинг фирм-производителей фортепиано

Так, для картин моря в своих операх «Садко», «Сказка о царе Салтане», «Золотой петушок» он использует тональность Ми мажор.

В «Снегурочке» главную героиню сопровождает также эта тональность, которая затем изменяется на более «теплую» Ре бемоль мажор в сцене таяния.

Развитие цветного слуха

Развитием цветовых ассоциаций в свое время занимался музыковед В. Б. Брайнин. Он даже разработал свою систему, посвященную этим взаимосвязям и успешно практиковал ее.

Безусловно, цветной слух, как уже отмечалось, достаточно редкое явление, оставляющее до сих пор открытым некоторые вопросы.  Гораздо проще развить образные ассоциации, возникающие при прослушивании тех или иных композиций.

Причем у каждого из нас это восприятие будет сугубо индивидуально.

Слушайте классику, посещайте концерты симфонической музыки и как знать, возможно и для вас удивительный мир звуков заблистает своими, яркими красками.

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

Источник: http://soundtimes.ru/muzykalnaya-shkatulka/o-muzyke/ya-vizhu-zvuk-ya-slyshu-tsvet

Презентация Феномен “Цветного” слуха

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

ФЕНОМЕН «ЦВЕТНОГО» СЛУХА

2 слайд 3 слайд Описание слайда:

Явление цветового видения музыки обнаруживали у себя некоторые выдающиеся музыкальные деятели. Гениальному русскому композитору Н.А. Римскому-Корсакову, известным советским музыкантам Б.В. Асафьеву, С.С. Скребкову, А.А.Кенелю и др.

все тональности мажора и минора виделись окрашенными в определённые цвета. Австрийский композитор XX в. А. Шёнберг сопоставлял краски с музыкальными тембрами инструментов симфонического оркестра. Каждый из этих выдающихся мастеров видел свои цвета в звуках музыки.

Например, для Римского-Корсакова ре мажор имел золотистый оттенок и вызывал ощущение радости и света, для Асафьева он окрашивался в цвет изумрудной газонной зелени после весеннего дождя.

Ре-бемоль мажор представлялся Римскому-Корсакову темноватым и теплым, Кенелю – лимонно-жёлтым, Асафьеву – красным заревом, а у Скребкова вызывал ассоциации с зелёным цветом. Но бывали и удивительные совпадения. О тональности ми мажор высказывались, как о синей, цвета ночного неба.

Ре мажор вызывал ассоциации у Римского-Корсакова с желтоватым, царственным цветом, у Асафьева – это солнечные лучи, интенсивный жаркий свет, а у Скребкова и Кенеля – жёлтый. Стоит отметить, что все названные музыканты обладали абсолютным слухом.

4 слайд 5 слайд Описание слайда:

Давайте для начала разберёмся, что это такое? Это система знакомства с нотной грамотой, где каждой ноте отводится свой цвет по цветам радуги: До – красная Ре – оранжевая Ми – желтая Фа – зелёная Соль – голубая Ля – синяя Си – фиолетовая

6 слайд 7 слайд Описание слайда:

А теперь давайте разберёмся в том, с какой целью мы будем использовать цветные ноты? Если разговор идёт о детях:

8 слайд Описание слайда:

Вариант 1. Музыка только для общего развития, удовольствия, радости соприкосновения и музыкальная школа точно нет – цветные нотки отличный способ музицирования.

9 слайд Описание слайда:

Вариант 2 Если вы раздумываете отдавать ли малыша в музыкальную школу и склоняетесь к варианту – скорее да, чем нет, то цветные нотки под вопросом. Можно попробовать, но не увлекаться, использовать элементами в играх.

10 слайд Описание слайда:

Вариант 3 В Музыкальную школу однозначно идём, то никаких цветных ноток. Нечего ребёнку “пудрить мозги”. Это только запутает его. Рисуйте, лепите, пойте, играйте, но ноты нужно сразу вводить как обычные ноты. По опыту – очень тормозит детей.

11 слайд Описание слайда:

Варианты нот.

12 слайд 13 слайд 14 слайд 15 слайд

Краткое описание документа:

Общая информация

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Источник: https://infourok.ru/prezentaciya-fenomen-cvetnogo-sluha-2358001.html

Музыка и цвет | rainboway

Всех звукови цветов соотношенья, Атакже способы переложенья любых оттенковцветавноты,звуки. О какхотелось мне азы науки Такойпостичь!
Г. Гессе «Игра в бисер»

Ночь. Огонь ритуальных костров, танец под ритмичный бой барабанов, песня шамана, разгоряченные движениями тела в ярких одеждах… Еще в древности люди чувствовали, что музыка и цвет волшебным образом связаны и пытались найти эту связь.

В семнадцатом веке великий физик Исаак Ньютон наложил на музыкальную октаву световой спектр: ноте «до» соответствовал красный цвет, «ре» – фиолетовый, «ми» – синий, «фа» – голубой, «соль» – зеленый, «ля» – желтый, «си» – оранжевый.

После него многие ученые продолжили исследования. Русский композитор А.Н.

Скрябин, обладавший от природы цветным слухом, построил свой спектр в котором нота «до» обозначала красный, «ре» – желтый, «ля» – зеленый, «ми» и «си»- сине-белесоватый, «фа» – ярко синий, «соль» – оранжево-розовый.

Кроме Скрябина тот же уникальный дар был у Листа, Римского–Корсакова, Берлиоза, Вагнера, правда, некоторые из них выстраивали цветовые соответствия иначе. И все же именно Скрябина считают основоположником цветомузыки.

Музыкаи цвет: психологическоевоздействие

Безусловно, среди людей далеких от подобных тонкостей цветной слух – большая редкость и все же мы тоже подсознательно чувствуем оттенки музыки и слушаем только ту, которая «окрашена» в приятные нам цвета.

Ученые при помощи специальной аппаратуры выяснили, что спокойная, романтичная музыка окрашена в оттенки розового. Недаром в психологии розовый цвет олицетворяет любовь, доброту, романтичность. Он успокаивает, снимает депрессивные состояния.

Резкая, агрессивная музыка имеет цвета от темно-синего до красного. Темно-синий вызывает беспокойство, грусть, приводит к депрессии. Красный действует возбуждающе на нервную систему, приводит к агрессии.

Стриптиз-музыка окрашена в голубой цвет. Она снимает напряжение, дает ощущение комфорта, успокаивает.

Популярные композиции, скачиваемые из сети Интернет, чаще зеленые или оранжевые. Зеленый помогает избавиться от негативных эмоций, расслабиться, способствует засыпанию. Оранжевый – вызывает эйфорические состояния, способствует восстановлению утраченного равновесия. Считается одним из самых лучших цветов в психологии.

Та музыка, что не пользуется особой популярностью, как правило, коричневая или ядовито-желтая. Коричневый оттенок музыки – вызывает разочарование и депрессию, желтый – провоцирует конфликты, у многих ассоциируется с болезнью.

Конечно, это только самые общие сведения о воздействии на человеческую психику музыки и цвета, но даже этот объем информации ярко иллюстрирует, как можно использовать их волшебное влияние на наше настроение и самочувствие.

http://magicofcolour.ru/muzyka-i-cvet/

Видео цветотерапия:

Источник: http://rainboway.info/muzyka-i-tsvet/

Связь звука и цвета

Какая связь между цветом и звуком и почему такая связь есть?

Это удивительно, но существует тесная связь звука и цвета.
Звуки – это гармонические колебания, частоты которых относятся как целые числа и вызывают у человека приятные ощущения (консонанс). Близкие, но отличающиеся по частоте колебания вызывают неприятные ощущения (диссонанс).

Звуковые колебания со сплошными спектрами частот воспринимаются человеком как шум.
Гармоничность всех форм проявления материи была еще давно замечена людьми. Пифагор считал отношения следующих чисел магическими: 1/2, 2/3, 3/4.

Основной единицей, которой можно измерить все структуры музыкального языка, является полутон(наименьшее расстояние между двумя звуками). Простейший и основной из них — интервал. Интервал обладает своей окраской и выразительностью, зависящий от его величины.

Из интервалов складываются и горизонтали (мелодические линии), и вертикали (аккорды) музыкальных построений. Именно интервалы являются той палитрой, из которой и получается музыкальное произведение.

Попробуем разобраться на примере

Что мы имеем:

— частота, измеряется в герцах (Hz), ее суть, по простому, сколько раз в секунду происходит колебание. Например, если вам удастся постучать по барабану со скоростью 4 удара в секунду, то это будет означать, что вы стучите с частотой 4Hz.

— длина волны — величина обратная частоте и определяет промежуток между колебаниями. Между частотой и длинной волны существует взаимосвязь, а именно: частота = скорость/длина волны. Соответсвенно, у колебания с частотой 4 Hz будет длина волны 1/4 = 0.25 м.

— каждая нота имеет свою частоту

— каждый монохроматический(чистый) цвет определяется своей длиной волны, и соответственно имеет частоту равную скорость света/длину волн

— нота находится на определённой октаве. Чтобы поднять ноту на одну октаву вверх, её частоту надо умножить на 2. Например, если нота Ля первой октавы имеет частоту 220Hz, то у Ля второй октавы частота будет 220×2 = 440Hz.

Если мы будем идти всё выше и выше по нотам, то заметим, что на 41 октаве частота будет попадать в спектр видимого излучения, который находится в диапозоне от 380 до 740 нанометров (405-780 THz). Вот тут мы и начинаем сопоставлять ноту определённому цвету.

Теперь наложим на эту схему на радугу. Окажется, что все цвета спектра укладываются в эту систему. Голубой и синий цвета, для эмоционального восприятия они идентичны, разница только в интенсивности окраски.

Оказалось то, что весь видимый человеческим глазом спектр помещается в одну октаву от Фа# до Фа. Следовательно тот факт, что человек выделяет в радуге 7 основных цветов, а в стандартной гамме 7 нот — это не просто совпадение, а взаимосвязь.

Визуально получается вот такая схема:

Значение A (например 8000A) — это единица измерения Ангстрем.

1 ангстрем = 1.0 × 10-10 метра = 0,1 нм = 100 пм

10000 Å = 1 мкм

Данная единица измерения часто используется в физике, поскольку 10−10 м — это приблизительный радиус орбиты электрона в невозбуждённом атоме водорода. Цвета видимого спектра измеряется тысячами ангстрем.

Видимый спектр света, простирается от около 7000 Å (красного) до 4000 (фиолетовый). Кроме того, для каждого из семи основных цветов, соответствующих частотам звука и расположению музыкальных нот октавы звук преобразуется в видимый человеком спектр.
Вот разбивка интервалов из одного исследования по взаимосвязи цвета и музыки:

Красный – м2 и б7 (малая секунда и большая септима), в природе сигнал опасности, тревоги. Звучание этой пары интервалов жесткое, резкое.

Оранжевый — б2 и м7 (большая секунда и малая септима), более мягкий, меньший акцент на тревогу. Звучание этих интервалов несколько спокойнее, чем предыдущего.

Желтый — м3 и б6(малая терция и большая секста), прежде всего ассоциирующий с осенью, ее грустным покоем и всем, что с этим связано. В музыке эти интервалы — основа минора, лада, который чаще всего воспринимается как средство выражения печали, задумчивости, скорби.

Зеленый — б3 и м6(большая терция и малая секста), цвет жизни в природе, как цвет листвы и травы. Данные интервалы — основа мажорного лада, лада светлого, оптимистического, жизнеутверждающего.

Голубой и синий — ч4 и ч5(чистая кварта и чистая квинта), цвет моря, неба, простора. Интервалы звучат таким же образом — широко, просторно, немного как бы в «пустоте».

Фиолетовый — ув4 и ум5(увеличенная кварта и уменьшенная квинта), самые любопытные и загадочные интервалы, они звучат совершенно одинаково и различаются только по орфографии. Интервалы, через которые можно уйти из любой тональности и прийти в любую другую.

Они дают возможность проникнуть в мир музыкального космоса. Их звучание необыкновенно таинственно, неустойчиво, требует дальнейшего музыкального развития. Оно точно совпадает с фиолетовым цветом, таким же напряженным и самым неустойчивым во всем цветовом спектре.

Этот цвет вибрирует и колеблется, очень легко переходит в цвета, его составляющие — красный и синий.

Белый — октава, диапазон, в который вписываются абсолютно все музыкальные интервалы. Она воспринимается как абсолютный покой. Слияние всех цветов радуги дает белый цвет. Октава выражается числом 8, кратным 4. А 4, по пифагорейской системе, символ квадрата, завершенности, окончания.

Это всего лишь малая часть той информации, которую можно рассказать о взаимосвязи звука и цвета. Есть более серьезные исследования, которые проводились как в России, так и на Западе. Я попытался объяснить и обобщить для тех, кто не знаком с теорией музыки эту связку.

Год назад я занимался работой, связанной с анализом картин и построением цветовой карты для выявлении закономерностей.

Источник: https://UchenikSpb.ru/kbase/2015/svyaz-zvuka-i-tsveta/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector