Альфред шнитке пусть сначала киномузыка

Альфред Шнитке: “Музыка – это подслушанные крики времени”

Альфред Шнитке

“Музыка – это подслушанные крики времени” – такие слова Альфред Шнитке поместил в качестве эпиграфа к своему дипломному сочинению, оратории “Нагасаки”.

Шнитке — крупнейший советский композитор так называемого “второго поколения”. Его творчеству присуще острое внимание к проблемам современности, к судьбам человечества и человеческой культуры. В своем непрестанном слышании трагической сущности бытия композитор стал продолжателем мироощущения, шедшего и от Достоевского, и от Малера.

Масштабные замыслы, контрастная драматургия, напряженная экспрессия музыкального звука – всё это крайне характерно для творчества Альфреда Шнитке. В его сочинениях нашли резонанс и трагизм атомной бомбардировки, и борьба с неотступным злом на земном шаре, и моральная катастрофа человеческого предательства, и взывание к добру, заложенному в человеческой личности.

Альфред Шнитке родился 24 ноября 1934 года в городе Энгельсе, на Волге. Его отец – Гарри Шнитке – был выходцем из литовско-еврейской семьи, который в 1926 году иммигрировал из Германии в Советский Союз. Мать – Мария Фогель – была волжской немкой католического вероисповедания и работала учительницей.

В 1958 году Альфред окончил Московскую государственную консерваторию имени П. И. Чайковского, в 1960-м был принят в Союз композиторов, в 1961-м окончил аспирантуру при консерватории по классу композиции и занялся преподавательской деятельностью (инструментовка, чтение партитур, полифония, композиция).

Как вспоминает супруга композитора, известная пианистка Ирина Катаева-Шнитке:

Первым произведением, которое открыло «зрелого Шнитке» и предрешило многие черты дальнейшего развития, стал Второй скрипичный концерт.

Вечные темы страдания, предательства, преодоления смерти воплотились здесь в яркой контрастной драматургии, где линию «положительных персонажей» образовали солирующая скрипка и группа струнных, линию «отрицательных» — отщепившийся от струнной группы контрабас, духовые, ударные, фортепиано.

В середине 60-х сложился индивидуальный стиль Альфреда Шнитке в музыке. Критики отмечали его могучий талант, свободное владение всем существующим сегодня разнообразием жанров и невероятную трудоспособность.

Каталог произведений Шнитке включает 70 названий, не считая ранних сочинений и прикладной музыки.

Среди произведений композитора: оперы – “Одиннадцатая заповедь” и “Жизнь с идиотом”, балет “Лабиринты”, оратория “Нагасаки”, прелюдия памяти Дмитрия Шостаковича, кантата “История доктора Иоганна Фауста” и др.

Одним из центральных произведений Шнитке явилась Первая симфония, главенствующей идеей которой стала судьба искусства, как отражение перипетий человека в современном мире.

Впервые в советской музыке в одном произведении была показана необъятная панорама музыки всех стилей, жанров и направлений: музыка классическая, авангардная, древние хоралы, бытовые вальсы, польки, марши, песни, гитарные наигрыши, джаз и т. п.

Композитор применил здесь методы полистилистики и коллажа, а также приемы «инструментального театра» (движение музыкантов по сцене).

Четкая драматургия придала целевую направленность развитию чрезвычайно пестрого материала, разграничив искусство подлинное и антуражное, утвердив в итоге высокий позитивный идеал.

Полистилистику как яркий способ показать конфликт классической гармонии мироощущения и современной перенапряженности Шнитке использовал во множестве других своих сочинений — Второй сонате для скрипки, Второй и Третьей симфониях, Третьем и Четвертом скрипичном концертах, альтовом Концерте, «Посвящении Паганини» и др.

Новые грани своего дарования Шнитке раскрыл в период «ретро», «новой простоты», внезапно наступивший в европейской музыке в 70-х гг. Почувствовав ностальгию по выразительной мелодии, он создал лирико-трагические Реквием, фортепианный Квинтет — произведения, биографически связанные со смертью матери, потом отца.

Источник: https://www.classicalmusicnews.ru/signdates/alfred-schnitke-birthday/

Альфред Шнитке

Альфред Шнитке [июл. 14, 2009|02:43 pm]Посвящается тем, кого с нами нет.
[]

Творчество – это беспрерывный экзамен перед собой.Ошибки есть единственная животворная почва для существования искусства

Альфред Гарриевич Шнитке родился 24 ноября 1934 года в городе Энгельсе Саратовской области, которая в то время называлась АССР Немцев Поволжья. Учиться музыке он начал поздно, в двенадцать лет. Брал уроки фортепиано в Вене (где оказался с отцом-переводчиком) у пианистки Шарлотты Рубер, которая занималась, скорее, не пианистической техникой, а общемузыкальным развитием.

Когда отцу подарили аккардеон, Альфред практически сразу стал сочинять музыку и наигрывать на нём, чем существенно испортил себе технику игры на фортепиано.В 14 лет Шнитке поступил в музыкальное училище имени Октябрьской революции на хоровое отделение. Интересно, что о вступительных экзаменах он узнал совершенно случайно и приготовился фактически за три дня.

Жил Шнитке в Подмосковье и тратил на дорогу больше трёх часов.Преподаватель Василий Михайлович Шатерников заразил его любовью к Скрябину и Рахманинову, которые в конце сороковых – начале пятидесятых считались ещё довольно радикальными.В это время Шнитке пишет в основном произведения малой формы.

Концерт его, с которым в 1953 году  он поступил в консерваторию, написан под влиянием Рахманинова и Прокофьева. Преподаватели отмечали, что это произведение молодого композитора “слишком смелое”.Даже будучи студентом консерватории, Шнитке (как и другие) мог слушать Стравинского только по специальному разрешению. Основные произведения Прокофьева и Шостаковича были в принципе недоступны.

Практически та же ситуация была с опусами Бартока, Шенберга и Хиндемита. Между тем, именно музыка Шостаковича и Стравинского больше всего занимает Шнитке в это время. Пытаясь разгадать секреты их мастерства, он пишет теоретические работы, которые во многом способствуют формированию его как композитора.

Позднее Шнитке признается, что по типу музыкального мышления ему ближе всего был Шостакович и его “драматический симфонизм”.Большую помощь в знакомстве с современной музыкой оказывает ему Эдисон Денисов. То, что многими воспринимается как авангард, для Денисова и Шнитке строгая и ясная музыка.

Самым талантливым из своих сокурсников, оказавшим на него влияние, Шнитке считал известного авангардиста Караманова. Услышать произведения Караманова “живьём” можно нечасто, но не так давно его “Реквием” исполняла башметовская “Новая Росия”.К 54-55 годам относятся первые опыты Шнитке в  додекафонии.

На последних курсах консерватории заметное влияние на Шнитке оказывает Карл Орф, в частности знаменитая “Кармина Бурана”. Исполненная на фестиваль молодежи и студентов, она вызвала всплеск интереса к неопримитивизму и неоклассицизму. В этом стиле написана оратория Шнитке “Нагасаки” (дипломная работа), вызвавшая волну критики со стороны Союза композиторов.

Первоначально Альфред Гарриевич хотел писать кантату на стихотворение Бориса Слуцкого “Кёльнская яма”, но преподаватели не одобрили выбор.Закончив Консерватирию, Шнитке поступает в аспирантуру. Ему заказывают “странные”, по его мнению,произведения: “Песни войны и мира”, “Поэму о космосе”, две оперы: про негров и про борьбу за мир.

В результате я Шнитке смело экспериментирует, в частности в “Поэме о космосе” пишет партии для электрических инструментов: эквадина, кампаноллы, терменвокса и электрофортепиано. Неспособность композитора написать всё это в духе, желаемом заказчиком, приводит к тому, что Шнитке попадает в чёрный список Союза Композиторов.

Когда в Советский Союз приезжает известный итальянский авангардист Луиджи Ноно, Шнитке и его товарищи по цеху (Караманов, Каретников и другие) не получают приглашения на концерт и вынуждены слушать его, стоя за дверью.Выступление Ноно и беседа с ним произвели сильное впечатление: Ноно посоветовал молодому композитору пристальнее изучать партитуры предшественников, что Шнитке и сделал.

Зарабатывал он в основном киномузыкой, постоянно сотрудничал с Ларисой Шепитько (её памяти посвящен второй струнный квартет), Элемом Климовым и Александром Миттой. Киномузыка оказывает на Шнитке неожиданное воздействе – учит его монтировать внешне несходный музыкальный материал.

Шнитке вёл активную переписку с западными композиторами: Пуссером, Ноно, Штокгаузеном, которые посылали ему ноты и кассеты с записями недоступной в Союзе современной академической музыки.В 1965 году Шнитке написал по заказу импровизацию и фугу для конкурса Чайковского.

Впрочем, на конкурсе её никто так и не исполнил, и только в 1975 году известный пианист Владимир Крайнев включил её в свой репертуар.В 1966 году жена Шнитке Ирина оканчивала Гнесинский институт по классу фортепиано и хотела сыграть “что-нибудь современое”. Специально для её экзамена Альфред Гарриевич сочинил Вариации на один аккорд.

В 1967 году во время музыкального фестиваля “Варшавская осень” Шнитке познакомился с лидером венгерской музыки – Дьёрдем Лигети. Творчество Альфреда Гарриевича этого времени наиболее “конструктивно” (неслучайно в это время он пишет статью о “мастере конструктивной музыки” Эдисоне Денисове), в этом “конструктивном” стиле создан в частности цикл на стихи Марины Цветаевой.

Однако, для Шнитке это только период роста. Как сказал он сам: “Я пытаюсь найти пусть более примитивный и менее гарантированный по качеству, но все же менее “поддельный язык”. По моему глубокому убеждению, желание отразить жизненные процессы, отсекая какие-то, казалось бы, ненужные подробности и оставляя некую кристаллическую структуру, неверно”.

После этого Шнитке создал наиболее значимые свои произведения – Вторую сонату для скрипки, Симфонии, Второй концерт и Квинтет.Будучи человеком творческим, Шнитке черпал идеи для своих произведений из совершенно разных источников. Так интереснейший приём – резкая пауза в разгар нарастания действия – был заимствован им из спектаклей С. Михоэлса, а в основе произведения “PIANISSIMO…

” – рассказ Кафки “В исправительной колонии”.1969 году Шнитке пишет своё единственное электронное произведение – “Электронный поток”. Запись происходила в Музее Скрябина на инструменте, который так и назывался – АНС (Александр Николаевич Скрябин)В 1971 году солист Большого Театра Владимир Васильев предложил Шнитке написать балет “Лабиринты” для солиста и солистки.

Первый из пяти эпизодов был представлен на балетмейстерском конкурсе в 1972 году, мужскую партию танцевал Александр Годунов. Музыку и постановку обвинили в “авантардизме”.

Тогда же по заказу крупнейшего гобоиста Хайнца Холлигера Альфред Гарриевич пишет концерт для гобоя, арфы и струнного оркестра, который был исполнен на Загребском фестивале (определённо, в Югославиии нравы были помягче).

Для себя Шнитке называл этот концерт “траурным концертом” – за несколько лет он потерял несколько близких людей, и это нашло отражение в настроении и построении этого произведения.Когда исполнение Первой симфонии Штитке было запрещено в Москве, Геннадий Рождественский продирижировал её в Горьком. Посодействовал этому Родион Щедрин.

В симфонии Шнитке использует коллажный принцип, здесь можно найти цитаты из Пятой симфонии Бетховена, марша Шопена, “Пер Гюнта” Грига, “Сказок венского леса” Штрауса, концерта Чайковского, “Летки-Енки”, григорианских хоралов, “Прощальной симфонии” Гайдна.В 1972 году умерла мать композитора Мария Иосифовна Фогель.

В течение четырёх лет Шнитке пишет фортепианный квинтет, посвященный её памяти.В 1974 году Геннадий Рождественский для своего концерта “Музыка и живопись” предложил Штитке написать музыкальное произведение, навеянное полотнами Клее.Так появился “Жёлтый звук”. Исполнение его должно было сопровождаться пантомимой, но тогда так и не состоялось.

“Реквием” первоначально писался как музыка к спектаклю театра Моссовета “Дон Карлос”. Записывали при этом музыку в Таллине по ночам.В 1982 году, когда Шнитке было сорок восемь лет, он был крещен по католическому обряду.В 1986 году для знаменитого хореографа Джона Ноймайера Шнитке пишет балет по пьесе Генрика Ибсена “Пер Гюнт”.

С 1961 по 1972 год Шнитке занимался преподавательской деятельностью, но не испытывал к педагогике ни малейшей привязанности.Любимые композиторы Шнитке Моцарт и “естественный, как природа” Малер. Среди исполнителей, для которых он писал свои произведения, скрипачи Марк Лубоцкий и Гидон Кремер, квартет Бородина.

Дирижёры Геннадий Рождественский и Эри Клас многое сделали для популяризации музыки Шнитке.Вокальная музыка и сценические формы никогда особенно не привлекали композитора, зато с детства он мечтал писать произведения для оркестра. Альфред Шнитке неоднократно читал лекции в самых разных аудиториях, рассказывая о современной музыке.Знакомые неоднократно подчёркивали, что по натуре Шнитке – открытый, простой и доступный человек, нисколько не испорченный мировой славой. Кроме того, он отличался большой терпимостью, в том числе, по отношению к “неакадемическим” музыкантам.В 1990 году Шнитке с семьёй уехал в Германию, где преподавал в Гамбургской консерватории. В это же время он обратился к жанру оперы и написал друг за другом “Жизнь с идиотом” (по Виктору Ерофееву), “Джезуальдо” (Венская опера впервые за многие годы заказала оперу современному композитору) и “Историю доктора Иоганна Фауста”.Он являлся членом-корреспондентом Берлинской академии изящных искусств. Шведской королевской музыкальной академии, Баварской академии изящных искусств, был избран почетным членом Гамбургской академии изящных искусств. Альфред Шнитке удостоен премии “Триумф” – императорской премии Японии. Перенёс три инсульта, после последнего был почти полностью парализован, но продолжал писать музыку (в частности, девятую симфонию, посвященную Геннадию Рождественскому). Cкончался в Гамбурге 3 августа 1998 года, похоронен на Новодевичьем кладбище.
В Москве проходит Международный музыкальный фестиваль имени Шнитке, открыт музыкальный институт имени Шнитке. Имя Шнитке носит Саратовская филармония.

Comments:
From: mumrick_uiksare2009-07-14 11:43 am (Link)

(вспелескивая руками)а Губайдуллина?.. разве “не доросла” до “классика”?

From: flying_cheetah2009-07-14 01:32 pm (Link)

Ир, ну, Софья Асгатовна вроде как жива, дай ей бог здоровья. Кстати, у неё одно “л” в фамилии:)))

From: mumrick_uiksare2009-07-15 08:21 am (Link)

ясно, значит “классиком” становятся только посмертно. долгих лет, долгих лет!)вообще-то встречала оба написания.) это я, должно быть, от почтения выбрала двойное “л” – весомей звучит)))

From: annakora2009-07-14 11:57 am (Link)

Спасибо.

From: sibrp2009-07-14 02:35 pm (Link)

Название поста прекрасно, но как же второй последний классик – Свиридов? Судьба распорядилась так, что Георгий Васильевич и Альфред Гарриевич ушли из жизни в один и тот же год. Хронологический интервал здесь, конечно, неприменим. С уходом гениев из физической жизни закончился 20-й век. И больше ничего уже не будет.

From: danielad2009-07-14 05:32 pm (Link)

Действительно, спасибо!

From: amphian2009-08-10 01:34 pm (Link)

Мой любимый композитор. Величайший мастер русской музыки последней трети XX века.

Источник: https://chtoby-pomnili.livejournal.com/338435.html

Шнитке Альфред Гарриевич

Жизнь и творчество Альфреда Гарриевича Шнитке

Сознание человека последних десятилетий XX века вобрало в себя много новых представлений возникло новое чувство Вселенной, новое отношение к искусству прошлого как к памяти культуры, живущей в современности. Эти мысли своеобразно и глубоко претворились в творчестве Шнитке.

Сложный герой его лирико-психологических сочинений тяготеет к построению философских концепций, в которых угадывается связь со «всеобщими» темами искусства.

В его музыке слышится повествование о Человеке и Вселенной, о сознании и подсознании, а также о духовном и бездуховном, об извечной борьбе добра и зла.

За чисто музыкальными категориями угадывается человек с романтически чутким, обостренным отношением к миру, человек как единая частица прошлого, настоящего и будущего. Человек и музыка оказываются для Шнитке героями одного ряда музыка как бы становится в творениях композитора метафорой мира человека.

Альфред Шнитке родился 24 ноября 1934 года в городе Энгельс Саратовской области. Он окончил Московскую консерваторию в 1958 году. В 1961 году там же Шнитке окончил аспирантуру по классу сочинения Е. Голубева. В 1961—1972 годах преподавал в Московской консерватории, а затем стал свободным художником.

Первым произведением, которое открыло зрелого Шнитке и предрешило многие черты дальнейшего развития, стал Второй скрипичный концерт (1966).

Вечные темы страдания, предательства, смерти воплотились здесь в яркой, контрастной драматургии, где линию положительных персонажей образовали солирующая скрипка и группа струнных, линию отрицательных — отщепившийся от струнной группы контрабас, духовые, ударные, фортепиано.

Стилистическая контрастность, частным случаем которой является цитирование, была в искусстве всегда. Но в XX веке «игра» чужими стилями становится основой художественной концепции сочинений. Творчество Шнитке — яркий тому пример.

Камерная музыка Шнитке, в которой развиваются традиции лирико-психологического искусства, это поиски синтеза. Внешне многие из его сочинений «попадают в волну» нетрадиционной камерности 1960-х годов.

Композитор экспериментирует в области составов инструментов, пишет сочинения с «модными» названиями — «Серенада», «Диалог», использует приемы новых техник.

Однако, направляя их на раскрытие сложных психологических концепций, Шнитке оказывается наследником традиций Д. Шостаковича.

Такова Вторая соната для скрипки и фортепиано (1968) Шнитке, отмеченная незаурядной интеллектуальной силой и высоким профессионализмом.

Образность в этом ансамбле складывается из взаимодействия привычных и непривычных выразительных средств, отражая напряженное психологическое движение.

Композитор соединяет приемы многих эпох — барокко, классицизма, романтизма, но сильно их трансформирует, показывая творческий мир глубокой, сложной личности двадцатого века и вечную борьбу человека с демоническими силами.

Одним из центральных произведений Шнитке явилась Первая симфония (1972), главенствующей идеей которой стала судьба искусства как отражение перипетий человека в современном мире.

Впервые в советской музыке в одном произведении была показана необъятная панорама музыки всех стилей, жанров и направлений музыка классическая, авангардная, древние хоралы, бытовые вальсы, польки, марши, песни, гитарные наигрыши, джаз и т. п.

Композитор применил здесь методы полистилистики и коллажа, а также приемы инструментального театра (движение музыкантов по сцене).

Четкая драматургия придала целевую направленность развитию чрезвычайно пестрого материала, разграничив искусство подлинное и антуражное, утвердив в итоге высокий позитивный идеал.

Полистилистику как яркий способ показать конфликт классической гармонии мироощущения и современной перенапряженности Шнитке использовал во множестве других своих сочинений — Второй (1980) и Третьей симфониях (1981), Третьем (1978) и Четвертом скрипичном концертах (1984), альтовом Концерте (1985), Посвящении Паганини (1982), Второй сонате для скрипки (1968).

Новые, грани своего дарования Шнитке раскрыл в период ретро, новой простоты, внезапно наступивший в европейской музыке в семидесятые годы. Почувствовав ностальгию по выразительной мелодии, он создал лирико-трагические Реквием (1975), фортепианный Квинтет (1976) — произведения, биографически связанные со смертью матери, потом отца.

Реквием, части которого были использованы в музыке к пьесе Ф. Шиллера «Дон Карлос», содержит часть «Верую». Это главный эпизод, стилистически более всего приближенный к современности. Композитор подключает здесь большое количество ударных инструментов, в звучании кульминации мелькают эстрадные ритмы. Все вместе рисует картину зла.

В фортепианном квинтете соединились исповеди композитора и человека. Скорбь и лирическая теплота этого сочинения, посвященного памяти матери, переданы в музыке редкой красоты.

Пять частей сочинения лаконичны, спаяны общим тематическим материалом и складываются в единое монологическое высказывание, также близкое самораскрытию сознания.

Монологическое действие квинтета насыщено ассоциативностью, музыкальными символами. Внеличностное начало, стоящее за обеими темами, нарочито отстраняется композитором, подчиняющим темы ритму вальса. Это вариант танца смерти, принимающей облик того, к кому она явилась, отчего жанровость становится зловещей и страшной.

Если музыка квинтета глубоко личная, то созданный почти одновременно с квинтетом Концерте гроссо, сходный с ним по трагедийности, — масштабное лирико-философское произведение. В нем проступают черты философско-публицистической концепции.

Это страстное и трагическое повествование о мироздании, жизни, связи времен, показанных через судьбу музыки, культуры, трагического излома духовных ценностей.

Это как бы взгляд из настоящего на великую цивилизацию, от которой остались лишь искореженные осколки, как после вселенской катастрофы.

По характеру сопоставления образов, интенсивности развития лирико-философского монолога Концерте гроссо Шнитке приближается к симфонии, что было типично для развития концертных жанров, интерес к которым сильно возрос в 1970—1980-е годы.

Принцип концертности приобрел в этом произведении, сохраняя все традиционные черты, специфическую форму диалога стилей музыки барокко и современной, музыки возвышенной и развлекательной, музыки внеличностной и от автора.

Все три типа соотношения, особенно первые два, обнаруживают непримиримые противоречия, приводящие к образу разрушенной цивилизации, трагедии, катастрофе вселенского, апокалиптического масштаба.

История жизни Альфреда Гарриевича Шнитке

Трагическое ощущение времени, передаваемое в произведениях искусства, близко напряженной атмосфере ядерного века с нависшей над человечеством угрозой ядерной катастрофы.

Голос Шнитке в Концерте гроссо присоединяется не к тем, кто просто рефлектирует, его страстно-эмоциональная исповедь-монолог, вызывающая огромный ряд ассоциаций, содержит тот пафос отрицания зла, который был присущ Шостаковичу и всему гуманистическому искусству.

Восьмидесятые годы стали для композитора этапом синтеза лирического и мелодического начал, расцветших в ретро, с громадами симфонических концепций предыдущего периода.

Во Второй симфонии к сложной оркестровой ткани он добавил контрастный план в виде подлинных одноголосных григорианских песнопений — под куполом современной симфонии зазвучала древнейшая месса.

В Третьей симфонии, написанной к открытию нового концертного зала Гевандхауз (Лейпциг), в виде стилистических намеков дана история немецкой (австро-немецкой) музыки от средневековья до нынешнего дня, использовано более 30 тем-монограмм композиторов. Это сочинение завершается проникновенным лирическим финалом.

Второй струнный квартет явился синтезом древнерусской песенности и драматической концепции симфонического плана. Весь его музыкальный материал составляют цитаты из книги Н.

Успенского «Образцы древнерусского певческого искусства» — одноголосные погласицы, стихиры, трехголосные гимны.

В некоторых моментах подлинное звучание сохранено, в основном же оно сильно трансформировано — ему придана современная гармоническая диссонантность, лихорадочная взвинченность движения.

В кульминации этого произведения драматизм обострен до введения натуралистического плача, стона. В финале средствами струнного квартета создана иллюзия звучания невидимого хора, исполняющего старинный распев.

Одним из самых впечатляющих сочинений Шнитке стала его кантата «История доктора Иоганна Фауста» (1983). Традиционный для европейской культуры образ чернокнижника, продавшего душу дьяволу за жизненное благополучие, раскрыт композитором в самый драматический момент его истории — момент кары за содеянное, справедливой, но ужасающей.

Каждый художник по-своему подходит к фигуре Фауста. Для кого-то он — грешник, для кого-то титан, бросающий вызов небесам. Каков же Фауст для Шнитке

Композитор так разъяснял свое прочтение легенды «У всех Фауст, погрязший во зле, сохраняет драгоценнейшее качество, отличающее человека, — совесть.

Беспощадный суд человечества над собой, творимый им на протяжении всей истории, — источник надежды и на будущее мира».

Из этих слов и музыки кантаты можно заключить, что Фауст для Шнитке — это заблудившееся, но ищущее путь к спасению человечество. Найти его можно, только вскрыв и искоренив пороки.

Показывая зло и смерть в ярком жанровом облике современной эстрады, Шнитке продолжил традиции воплощения этих образов, существующих в искусстве. В данном случае смерть приобрела черты современного Фауста, погрязшего в телесных радостях.

Шнитке обобщает в кантате тему зла в своей музыке, через столкновение художественных средств показывает борьбу духовности, веры с разрушительной силой порока и безверия.

Вероятно, одним из существенных вопросов при такой концепции, когда негативные образы зловещие, но не отталкивающие, становится характер эстетического противовеса чарам зла.

В этом качестве, на наш взгляд, выступают сам жанр страстей с его высоким драматизмом, стилистика эпохи барокко, напевы, близкие народным немецким песням, и лирический голос автора, раскрытый в мелодическом обобщении коды.

Захватывающую силу музыке композитор придал с помощью приема стилистического снижения — введения в кульминационный эпизод расправы жанра танго.

В 1985 году в крайне сжатый срок Шнитке написал два крупных и значительнейших своих сочинения — хоровой Концерт на стихи армянского мыслителя и поэта десятого века Г. Нарекаци и альтовый Концерт. Если хоровой Концерт a cappella полон лучезарного света, то альтовый Концерт стал звучащей трагедией, которую уравновесила только красота музыки.

Перенапряжение в работе катастрофически подорвало здоровье композитора. Возвращение к жизни и творчеству запечатлелось в виолончельном Концерте (1986), по своей концепции зеркально-симметричном альтовому в заключительном разделе виолончель, усиленная электроникой, мощно утверждает свою художественную волю.

Участвуя в создании кинофильмов, Шнитке усилил их психологическое воздействие, создав музыкой дополнительный эмоционально-смысловой план.

Киномузыка активно использовалась им и в концертных произведениях в Первой симфонии и Сюите в старинном стиле для скрипки и фортепиано звучала музыка из фильма «Мир сегодня» («И все-таки я верю»), в Первом Концерте гроссо — танго из «Агонии» и темы из «Бабочки», в Трех сценах для голоса и ударных — музыка из «Маленьких трагедий».

Шнитке — прирожденный создатель крупных музыкальных полотен, концепций в музыке. Дилеммы мира и культуры, добра и зла, веры и скепсиса, жизни и смерти, наполняющие его творчество, делают произведения композитора выраженной философией.

Есть у Шнитке и произведения, предназначенные для сцены. В 1985 году он написал балет «Эскизы». В 1987-м появился третий его балет — «Пер Гюнт», а первым был «Лабиринты», сочиненный еще в 1971 году.

В 1990 году Шнитке переезжает жить в Германию. Здесь он написал оперу «Жизнь с идиотом» (1991). Здесь композитор и умер в 1998 году.

Источник: https://tunnel.ru/post-shnitke-alfred-garrievich

Альфреду Шнитке посвящается…. Выпуск 9

«Талант — единственная новость, которая всегда нова». Музыка Шнитке для нас сегодня — живая, новая, близкая. Впрочем, стихи Пастернака могут быть отнесены и к классике в целом — каждое время высвечивает в ней новые качества. Сегодня ясно, что Шнитке — классик.

Пройдя период изучения феномена, который являет собою творчество композитора в его обусловленности эпохой, в которой она создавалась, слушатели сегодня всё яснее осознают масштабы этой личности и единство всех ее постулатов — при всех контрастах его национальной, географической, исторической природы, при стилевых и жанровых отличиях, как между сочинениями, так и внутри них. Мы находим в ней философское единство, глубокие откровения трагического и мудрого отношения к миру, но вместе с тем — и легкость, непосредственность спонтанно рожденной шутки и иронию по отношению к заполонившей всё пространство восприятия массовой культуре. Единство в многообразии — так, наверно, можно было бы назвать главное новое ощущение от музыки Шнитке (с акцентом на слове «единство»).

Уже ушел в прошлое девиз юбилейного лондонского фестиваля Шнитке 2009 года — «Между двух миров». Мир делается всё более сложным, многополярным, тревожным и непредсказуемым — в музыке такого чуткого к веяниям времени композитора, как Шнитке, мы улавливаем, прежде всего, именно это.

Он всегда идет по жизни рядом с нами — размышляя, утешая, развлекая.

Музыка Шнитке стала уже фоном нашей повседневной жизни; она звучит на телевидении, радио, даже на открытии Олимпиады в Сочи; компиляциями из его сочинений озвучивают те немузыкальные опусы, где наряду с речью и действием необходимо передать эмоции, выраженные музыкой.

Готовя к печати эту, девятую, книгу статей «Шнитке посвящается», мы, естественно, не думали специально о новом восприятии музыки композитора. Но новое осознание его творчества ощутимо в жанрах статей, которые были предложены, в постановке проблем1.

Например, нашу традиционную рубрику «Изучая творчество Шнитке» открывает статья профессора Института имени Шнитке Е. Бараш (автора книги «Симфонии Альфреда Шнитке» совместно с Т. Урбах) «Апокалипсис Шнитке и Данте: точки пересечения».

Тема апокалипсиса прослеживается начиная с Нового Завета, с «Откровения Иоанна Богослова», затем «Божественной комедии» Данте и далее — затрагивая многие талантливейшие имена и творения — как увидел (пророчески) конец света Шнитке в финале Первой симфонии.

Философия Шнитке — в центре внимания практически всех аналитических статей. Возникнув в книге спонтанно, такой подход представляется наиболее своевременным. Так, А. Демченко посвятил свою статью значению индивидуально-личностной сферы в творчестве Шнитке («Мир личности в музыке Альфреда Шнитке»).

Статья Ивана Соколова «Несколько мыслей о музыке Альфреда Шнитке (после исполнения Концерта для фортепиано и струнного оркестра)» раскрывает именно сегодняшнее слышание Шнитке-композитора, который уже в конце 70-х писал музыку вечную, безусловно воспринимаемую сегодня как классика, выражающую чувства «современного человека, ищущего истину в нашем сложном и противоречивом мире». Автор статьи, талантливый исполнитель и талантливый исследователь, рассказывая о концерте, идет от начала до конца партитуры, привлекая наиболее сильные ассоциации с другими композиторами — Листом, Бетховеном, и подчеркивая главное — семантическую наполненность музыкального пространства и устремленность ввысь, «в высшие сферы бытия».

Рядом — работа Полины Цветковой «Три мадригала Шнитке в контексте истории жанра». Автор — профессиональная певица и музыковед, чей подход отличает живое эмоциональное исполнительское отношение к музыке композитора, дополненное основательным научным анализом истории вокальных жанров Шнитке — в контексте мировой культуры.

«Мир современного Человека, оказавшегося перед ликом смерти и обретшего в обращении к вере душевный покой и гармонию», — в этой фразе квинтэссенция содержания статьи Н. Сокольвяк «Мемориальные знаки Второго квартета Шнитке».

Новые тенденции обнаруживаются и в отношении исследователей к киномузыке Шнитке. Масштабы и ценность ее только сейчас начинают приоткрываться, оправдывая определение, данное режиссером А. Миттой давным-давно на одной из конференций Шнитке-центра — клады музыки к фильмам.

Эти драгоценные клады только еще начинают обнаруживаться, восхищая нас разнообразием, ценностью, неотделимостью от академических жанров. В этом выпуске — статьи Е. Моревой «Киномузыка А. Шнитке: взаимообогащение жанров», беседа композитора Ю. Каспарова (автора двух сюит из музыки к фильмам) и музыковеда А.

Богдановой — о возможностях концертной адаптации музыки к фильмам, и статья А. Митты, режиссера, которому близко кино­творчество композитора «Альфред Шнитке — код доступа».

Всё более перспективной, по мере появления новых выпусков сборника, становится рубрика «Шнитке и…» — творчество композитора рассматривается в контексте культуры, причем делается акцент на влиянии Шнитке на композиторов следующих поколений. И. Ромащук находит аналогии в судьбах и творчестве Шнитке, Беринского, Караманова. Е.

 Захарова обращается к диалогу Шнитке и Шостаковича в жанре фортепианного квинтета. М. Высоцкая объясняет, как аббревиатуры Шнитке и Денисова раскрываются в творчестве Фараджа Караева. И. Немировская рассказывает в своей статье о сочинении В. Сариева «Трио», посвященном А. Шнитке. Молодой исследователь Е.

Симонянц усматривает влияние Шнитке в Фортепианном концерте Е. Подгайца.

Из традиционных для этой книги рубрик самыми проблемными оказались те, где помещены воспоминания и новые документы, ведь уже так много было опубликовано в предшествующих выпусках. Но и здесь нашлись свежие материалы (рубрика «Говорят архивы»).

Профессор консерватории Инна Алексеевна Барсова нашла в архиве консерватории практически все материалы, связанные с преподавательской работой Альфреда Гарриевича.

Факсимиле этих документов с блестящими, краткими и точными комментариями автора читатели найдут в ее публикации.

Другая статья, связанная с архивными поисками, освещает ранее мало известную фигуру родного брата Альфреда Шнитке — Виктора Шнитке, талантливого поэта и переводчика, на чьи стихи Альфред написал одно из своих сочинений — «Три стихотворения Виктора Шнитке».

В сборник также вошли воспоминания бельгийского пианиста П. Дёра, который в 1989 году встречался с А. Шнитке в Льеже, участвовал как пианист в исполнении всех сочинений Шнитке для скрипки и фортепиано. Тогда же он познакомил Шнитке с Анри Пуссером.

Через много лет Патрик Дёр приехал в Москву, чтобы выступить во МГИМ имени Шнитке, поделиться воспоминаниями, подарить записи. Множество интересных наблюдений не только о Шнитке, но и о российских музыкантах 50-х годов, об отдельных сочинениях — в статье А.

Бендицкого.

Новая для наших выпусков рубрика «Разное» включает статьи, освещающие те или иные детали творческого и жизненного пути композитора.

Наконец опубликовано несколько материалов мемориального характера, посвященных уходу из жизни Александра Ивашкина. Выдающийся иссле­дователь, виолончелист, музыкальный писатель, организатор фестивалей Шнитке на Западе — Александр Ивашкин был гостем МГИМ, нашим большим другом.

Мы публикуем в сокращении лишь небольшую часть статей его памяти, появившихся в мировой прессе.

В заключение приведем слова А. Ивашкина: «Музыка Шнитке, с ее разными стилистическими наклонениями, становится воплощением единого тока времени, не расчленимого на “вчера” и “сегодня”, она функционирует как живой организм, одинаково чуткий к сегодняшним настроениям и к знакам прошлого».

Источник: https://iKompozitor.ru/catalogue/books/monografii-issledovaniya-sborniki-statey/alfredu-shnitke-posvyashchaetsya

Альфред Шнитке / Alfred Schnittke. Сюита в старинном стиле

                  Альфред Шнитке / Alfred Schnittke
                         Сюита в старинном стиле

Альфред Гарриевич Шнитке (24 ноября 1934 — 3 августа 1998) — советский и российский композитор, теоретик музыки и педагог (автор статей о русских и советских композиторах), один из наиболее значительных музыкальных деятелей второй половины XX века. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1987).

Сознание человека последних десятилетий XX века вобрало в себя много новых представлений: возникло новое чувство Вселенной, новое отношение к искусству прошлого как к памяти культуры, живущей в современности. Эти мысли своеобразно и глубоко претворились в творчестве Шнитке.

Сложный герой его лирико-психологических сочинений тяготеет к построению философских концепций, в которых угадывается связь со «всеобщими» темами искусства.

В его музыке слышится повествование о Человеке и Вселенной, о сознании и подсознании, а также о духовном и бездуховном, об извечной борьбе добра и зла.

За чисто музыкальными категориями угадывается человек с романтически чутким, обостренным отношением к миру, человек как единая частица прошлого, настоящего и будущего. Человек и музыка оказываются для Шнитке героями одного ряда: музыка как бы становится в творениях композитора метафорой мира человека.

Альфред Шнитке родился 24 ноября 1934 года в городе Энгельс Саратовской области.

Он окончил Московскую консерваторию в 1958 году. В 1961 году там же Шнитке окончил аспирантуру по классу сочинения Е. Голубева. В 1961-1972 годах преподавал в Московской консерватории, а затем стал свободным художником.

Первым произведением, которое открыло зрелого Шнитке и предрешило многие черты дальнейшего развития, стал Второй скрипичный концерт (1966).

Вечные темы страдания, предательства, смерти воплотились здесь в яркой, контрастной драматургии, где линию положительных персонажей образовали солирующая скрипка и группа струнных, линию отрицательных — отщепившийся от струнной группы контрабас, духовые, ударные, фортепиано.

Стилистическая контрастность, частным случаем которой является цитирование, была в искусстве всегда.

Но в XX веке «игра» чужими стилями становится основой художественной концепции сочинений. Творчество Шнитке — яркий тому пример.

Камерная музыка Шнитке, в которой развиваются традиции лирико-психологического искусства, это поиски синтеза. Внешне многие из его сочинений «попадают в волну» нетрадиционной камерности 1960-х годов.

Композитор экспериментирует в области составов инструментов, пишет сочинения с «модными» названиями — «Серенада», «Диалог», использует приемы новых техник.

Однако, направляя их на раскрытие сложных психологических концепций, Шнитке оказывается наследником традиций Д. Шостаковича.

Такова Вторая соната для скрипки и фортепиано (1968) Шнитке, отмеченная незаурядной интеллектуальной силой и высоким профессионализмом. Образность в этом ансамбле складывается из взаимодействия привычных и непривычных выразительных средств, отражая напряженное психологическое движение.

Композитор соединяет приемы многих эпох — барокко, классицизма, романтизма, но сильно их трансформирует, показывая творческий мир глубокой, сложной личности двадцатого века и вечную борьбу человека с демоническими силами.

Одним из центральных произведений Шнитке явилась Первая симфония (1972), главенствующей идеей которой стала судьба искусства как отражение перипетий человека в современном мире.

Впервые в советской музыке в одном произведении была показана необъятная панорама музыки всех стилей, жанров и направлений: музыка классическая, авангардная, древние хоралы, бытовые вальсы, польки, марши, песни, гитарные наигрыши, джаз и т. п. Композитор применил здесь методы полистилистики и коллажа, а также приемы инструментального театра (движение музыкантов по сцене).

Четкая драматургия придала целевую направленность развитию чрезвычайно пестрого материала, разграничив искусство подлинное и антуражное, утвердив в итоге высокий позитивный идеал.

Полистилистику как яркий способ показать конфликт классической гармонии мироощущения и современной перенапряженности Шнитке использовал во множестве других своих сочинений — Второй (1980) и Третьей симфониях (1981), Третьем (1978) и Четвертом скрипичном концертах (1984), альтовом Концерте (1985), Посвящении Паганини (1982), Второй сонате для скрипки (1968).

Новые, грани своего дарования Шнитке раскрыл в период ретро, новой простоты, внезапно наступивший в европейской музыке в семидесятые годы. Почувствовав ностальгию по выразительной мелодии, он создал лирико-трагические Реквием (1975), фортепианный Квинтет (1976) — произведения, биографически связанные со смертью матери, потом отца.

Реквием, части которого были использованы в музыке к пьесе Ф. Шиллера «Дон Карлос», содержит часть «Верую». Это главный эпизод, стилистически более всего приближенный к современности. Композитор подключает здесь большое количество ударных инструментов, в звучании кульминации мелькают эстрадные ритмы. Все вместе рисует картину зла.

В фортепианном квинтете соединились исповеди композитора и человека. Скорбь и лирическая теплота этого сочинения, посвященного памяти матери, переданы в музыке редкой красоты. Пять частей сочинения лаконичны, спаяны общим тематическим материалом и складываются в единое монологическое высказывание, также близкое самораскрытию сознания.

Монологическое действие квинтета насыщено ассоциативностью, музыкальными символами. Внеличностное начало, стоящее за обеими темами, нарочито отстраняется композитором, подчиняющим темы ритму вальса. Это вариант танца смерти, принимающей облик того, к кому она явилась, отчего жанровость становится зловещей и страшной.

Если музыка квинтета глубоко личная, то созданный почти одновременно с квинтетом Концерте гроссо, сходный с ним по трагедийности, — масштабное лирико-философское произведение. В нем проступают черты философско-публицистической концепции.

Это страстное и трагическое повествование о мироздании, жизни, связи времен, показанных через судьбу музыки, культуры, трагического излома духовных ценностей. Это как бы взгляд из настоящего на великую цивилизацию, от которой остались лишь искореженные осколки, как после вселенской катастрофы.

По характеру сопоставления образов, интенсивности развития лирико-философского монолога Концерте гроссо Шнитке приближается к симфонии, что было типично для развития концертных жанров, интерес к которым сильно возрос в 1970-1980-е годы.

Принцип концертности приобрел в этом произведении, сохраняя все традиционные черты, специфическую форму диалога стилей музыки барокко и современной, музыки возвышенной и развлекательной, музыки внеличностной и от автора.

Все три типа соотношения, особенно первые два, обнаруживают непримиримые противоречия, приводящие к образу разрушенной цивилизации, трагедии, катастрофе вселенского, апокалиптического масштаба.

Трагическое ощущение времени, передаваемое в произведениях искусства, близко напряженной атмосфере ядерного века с нависшей над человечеством угрозой ядерной катастрофы.

Голос Шнитке в Концерте гроссо присоединяется не к тем, кто просто рефлектирует, его страстно-эмоциональная исповедь-монолог, вызывающая огромный ряд ассоциаций, содержит тот пафос отрицания зла, который был присущ Шостаковичу и всему гуманистическому искусству.

Восьмидесятые годы стали для композитора этапом синтеза лирического и мелодического начал, расцветших в ретро, с громадами симфонических концепций предыдущего периода. Во Второй симфонии к сложной оркестровой ткани он добавил контрастный план в виде подлинных одноголосных григорианских песнопений — под куполом современной симфонии зазвучала древнейшая месса.

В Третьей симфонии, написанной к открытию нового концертного зала Гевандхауз (Лейпциг), в виде стилистических намеков дана история немецкой (австро-немецкой) музыки от средневековья до нынешнего дня, использовано более 30 тем-монограмм композиторов. Это сочинение завершается проникновенным лирическим финалом.

Второй струнный квартет явился синтезом древнерусской песенности и драматической концепции симфонического плана. Весь его музыкальный материал составляют цитаты из книги Н. Успенского «Образцы древнерусского певческого искусства» — одноголосные погласицы, стихиры, трехголосные гимны.

В некоторых моментах подлинное звучание сохранено, в основном же оно сильно трансформировано — ему придана современная гармоническая диссонантность, лихорадочная взвинченность движения. В кульминации этого произведения драматизм обострен до введения натуралистического плача, стона. В финале средствами струнного квартета создана иллюзия звучания невидимого хора, исполняющего старинный распев.

Одним из самых впечатляющих сочинений Шнитке стала его кантата «История доктора Иоганна Фауста» (1983). Традиционный для европейской культуры образ чернокнижника, продавшего душу дьяволу за жизненное благополучие, раскрыт композитором в самый драматический момент его истории — момент кары за содеянное, справедливой, но ужасающей. Каждый художник по-своему подходит к фигуре Фауста.

Для кого-то он — грешник, для кого-то титан, бросающий вызов небесам. Каков же Фауст для Шнитке? Композитор так разъяснял свое прочтение легенды: «У всех Фауст, погрязший во зле, сохраняет драгоценнейшее качество, отличающее человека, — совесть. Беспощадный суд человечества над собой, творимый им на протяжении всей истории, — источник надежды и на будущее мира».

Из этих слов и музыки кантаты можно заключить, что Фауст для Шнитке — это заблудившееся, но ищущее путь к спасению человечество. Найти его можно, только вскрыв и искоренив пороки.

Показывая зло и смерть в ярком жанровом облике современной эстрады, Шнитке продолжил традиции воплощения этих образов, существующих в искусстве.

В данном случае смерть приобрела черты современного Фауста, погрязшего в телесных радостях. Шнитке обобщает в кантате тему зла в своей музыке, через столкновение художественных средств показывает борьбу духовности, веры с разрушительной силой порока и безверия.

Вероятно, одним из существенных вопросов при такой концепции, когда негативные образы зловещие, но не отталкивающие, становится характер эстетического противовеса чарам зла.

В этом качестве, на наш взгляд, выступают: сам жанр страстей с его высоким драматизмом, стилистика эпохи барокко, напевы, близкие народным немецким песням, и лирический голос автора, раскрытый в мелодическом обобщении коды. Захватывающую силу музыке композитор придал с помощью приема стилистического снижения — введения в кульминационный эпизод расправы жанра танго.

В 1985 году в крайне сжатый срок Шнитке написал два крупных и значительнейших своих сочинения — хоровой Концерт на стихи армянского мыслителя и поэта десятого века Г. Нарекаци и альтовый Концерт. Если хоровой Концерт a cappella полон лучезарного света, то альтовый Концерт стал звучащей трагедией, которую уравновесила только красота музыки.

Перенапряжение в работе катастрофически подорвало здоровье композитора. Возвращение к жизни и творчеству запечатлелось в виолончельном Концерте (1986), по своей концепции зеркально-симметричном альтовому: в заключительном разделе виолончель, усиленная электроникой, мощно утверждает свою художественную волю.

Участвуя в создании кинофильмов, Шнитке усилил их психологическое воздействие, создав музыкой дополнительный эмоционально-смысловой план. Киномузыка активно использовалась им и в концертных произведениях: в Первой симфонии и Сюите в старинном стиле для скрипки и фортепиано звучала музыка из фильма «Мир сегодня» («И все-таки я верю»), в Первом Концерте гроссо — танго из «Агонии» и темы из «Бабочки», в Трех сценах для голоса и ударных — музыка из «Маленьких трагедий».

Шнитке — прирожденный создатель крупных музыкальных полотен, концепций в музыке. Дилеммы мира и культуры, добра и зла, веры и скепсиса, жизни и смерти, наполняющие его творчество, делают произведения композитора выраженной философией.

Есть у Шнитке и произведения, предназначенные для сцены. В 1985 году он написал балет «Эскизы». В 1987-м появился третий его балет — «Пер Гюнт», а первым был «Лабиринты», сочиненный еще в 1971 году.

В 1990 году Шнитке переезжает жить в Германию. Здесь он написал оперу «Жизнь с идиотом» (1991). Здесь композитор и умер в 1998 году.

Оригинальным жанром в отечественной музыке второй половины XX века становится инструментальный «театр миниатюр». Образец инструментального «театра миниатюр» представлен в сочинении   А.Шнитке шестидесятых-семидесятых годов «Сюите в старинном стиле»

“Сюита в старинном стиле – лёгкое для восприятия сочинение Шнитке — образец его мастерства стилизатора – появилось на основе киномузыки.

Работа А. Шнитке над «Сюитой в старинном стиле» охватывает длительный период – с 1965 по 1972 годы. Первоначально у автора возник замысел создания серии инструментальных пьес, предназначенных для педагогических целей.

Позднее отдельные пьесы из педагогического сборника стали музыкальной канвой для звукового оформления двух кинофильмов Элема Климова – «Похождение зубного врача»  и «Спорт, спорт, спорт». Лишь в семидесятые годы, окончательно завершенная «Сюита в старинном стиле» становится концертным произведением. Это произведение представляет собой пять музыкальных частей, стилизованных под барочную музыку.

Изначально это были три пьесы, написанные для фильма «Похождения зубного врача» (Пастораль, Балет и Пантомима) и две пьесы для фильма «Спорт, спорт, спорт» (Менуэт и Фуга). 

Однако сумма этих частей в корне изменила смысл общего – получилось очень сильное произведение, в котором за счет интонаций возникает глубочайшее философское содержание.

 То есть ее можно слушать и как красивую барочную музыку, и как   путешествие познающей себя души. Потому важны и слушатель, и исполнение.

Существует более десятка вариантов исполнения Сюиты, и можно услышать как минимум три-четыре совершенно разных произведения.

Источник: http://rudnik92.blogspot.com/2015/11/blog-post_24.html

Ссылка на основную публикацию