Юмор в классической музыке

Юмор в музыке

Юмор в классической музыкеНикита Богословский — автор самых знаменитых песен и самых издевательских шуток. Пусть вас не обманывает то, что он на этом снимке так лирично смотрит в рояль. Как гласит молва, одному своему коллеге он налил вот в такой же рояль водку и пустил туда плавать шпроты.

То, что мы сегодня слушаем классическую музыку с серьезными лицами — одна из самых удачных шуток природы. Ведь когда-то слова музыкант и шут значили одно и то же.

Музыканты — несерьезные люди. И всегда такими были. Еще в средние века их задачей было веселить публику. Этим занимались не все, конечно, музыканты поголовно — были еще церковные певцы, которые посвящали себя таким несмешным темам, как спасение душ.

Но «игрецы» из народа, от которых и пошла большей частью классика, были еще теми весельчаками. Что, кстати, отражалось в названии их профессии. В средневековой Европе бродячих музыкантов звали жонглерами, в России музыканты были одновременно шутами и скоморохами.

При дворе Анны Иоанновны, например, служил шутом один знаменитый в то время итальянский скрипач с несусветным прозвищем Педрилло.

Примечательно, какое у него было звание — он был не какой-нибудь народный артист, а звался гордо: «русский первый дурак…известный скрипач…и славный трус ордена св. Бенедикта».

Со временем музыканты перестали подрабатывать шутами, но это не значит, что им изменило чувство юмора. Почти про каждого великого музыканта до сих пор рассказывают смешные байки. Большими шутниками были композиторы Пуччини, Россини и скрипач Паганини, и даже автор мрачных симфоний Шостакович в жизни был не дурак повеселиться.

Однажды (гласит молва) Шостаковичу удалось разыграть не кого-нибудь, а композитора Никиту Богословского. А Богословский, как известно, считался королем розыгрыша. Проявление остроумия в Шостаковиче его задело за живое, и он решил отыграться. Дело было в Ленинграде. Спустя пару дней Богословский встретил своего обидчика на Невском.

Не подал и виду, что обижен, любезно поздоровался, а потом, как он сам рассказал в одном интервью, «быстро пробежал до здания бывшей Думы, там тогда стояли извозчики. Быстро проехал назад, догнал Шостаковича и снова поздоровался с ним, идя ему навстречу. Он ответил мне с некоторым сомнением и удивлением.

Когда же я поздоровался с ним, идя ему навстречу в третий раз, он испугался и перешел на другую сторону».

Через день Богословский добил Шостаковича, позвонив его маме и передав через нее Шостаковичу привет и извинения, что не смог зайти на день рожденья, поскольку уже целую неделю находится в Москве.

Говорят, это был самый безобидный розыгрыш Богословского. Все остальные его шутки оказывались куда более ехидными и зловредными.

Так, его стараниями писатель Губарев (по другой версии — виолончелист Ростропович) услышали по радио, что якобы награждены Сталинской премией.

Обрадовались, стали обмывать звание с гостями, и вдруг опять сообщение по радио:  «такому-то и такому-то — Сталинская премия, а Губареву (Ростроповичу) — х…»

Рассказывают еще, что Богословский вместе с друзьями сорвал концерт композитора Михаила Чулаки — выпустил в зал, где проходил концерт, целую стаю воробьев. Птицы летали по залу, чирикали и гадили на головы слушателей и исполнителей.

Простой музыкальный народ, а не только знаменитости, тоже не прочь посмеяться.

Большие любители злорадных шуточек — оркестранты, способные наклеить черную бумагу на очки заснувшему коллеге, чтобы тот, проснувшись, решил, что ослеп, или припечатать обидной кличкой дирижера («Ведро», «Пончик с ядом»…). Братья музыканты сочиняют на досуге и анекдоты.

В этих анекдотах часто фигурирует, кстати, аналог «чукчи» — обычно это духовик или альтист, над которым сочинители анекдотов либо просто издеваются, либо заставляют его попадать во всякие дурацкие ситуации.

Вот, например:

В симфонический оркестр приходит новый альтист.

Начинается репетиция. Альтист смотрит в незнакомые ноты, играет.

Вдруг видит — в нотах пометка «пригнуться». Альтист машинально пригибается. На следующей странице — то же самое. Альтист осознает комичность ситуации, считает это чьей-то злой шуткой и решает больше не пригибаться.

  • Наступает следующая пометка, альтист сидит, держит осанку… и вдруг получает резкий удар по шее кулисой сидящего сзади тромбона.
  • Жанр музыкальных анекдотов процветает и сейчас, о чем свидетельствуют свежие экземпляры, такие как вот этот:
  • Разговор двух новых русских:
  • — Пойду учиться в консерваторию на пианиста!
  • — Зачем?

— Ну прикинь! Большой театр! Огромный зал! Куча народу! Все смотрят на меня! А я сижу на сцене и пальцы гну!

Музыканты шутят

После всего сказанного ясно, что когда музыканты берутся за перо и начинают писать музыку, у них далеко не всегда выходят реквиемы. Юмор в музыке отпечатался даже в названиях.

Происхождение таких жанров, как шутка, юмореска или скерцо (scherzo — «шутка» по-итальянски), вполне прозрачно.

Причем никто не брезговал смехом в музыке — даже такие глыбы, как Иоганн Себастьян Бах, были не прочь породить в перерывах между глубокомысленными опусами какую-нибудь безобидную «Шутку».

Хотя, строго говоря, композитор вовсе не обязан предупреждать слушателя и сообщать прямо в названии произведения, что вот сейчас он начнет острить. Он может пошутить и без предупреждения — и эффект может получиться более впечатляющим.

Даже беглого взгляда в историю музыки достаточно, чтобы понять: самые разные музыкальные произведения проникнуты самыми разными оттенками смеха — от добродушной улыбки до иронии, сарказма или какого-нибудь жутковатого черного юмора. Веселые проделки позволял себе папаша Гайдн.

Однажды он проучил публику, имевшую привычку спать на концертах.

(Заметим: видимо, амплуа классики как скучной музыки существовало еще Бог весть когда!) Гайдн написал тишайшую, сладчайшую симфонию, специально устроенную таким образом, что как только убаюканные слушатели погружались в объятья морфея, зал потрясало фортиссимо и фанфары всеми духовыми.

Тот же Гайдн сочинил так называемую «Прощальную симфонию», исполняя которую оркестранты один за другим покидали сцену, пока не оставался один музыкант, в одиночестве доигрывающий свою партию, а потом задувающий свечу и уходящий за кулисы в кромешной тьме.

Кстати, у этой шутки было продолжение.

Говорят, однажды подобное же произведение, сочиненное уже Рихардом Штраусом, исполняли в Карлсбаде (нынешних Карловых Варах), славящихся своими минеральными водами. И некий слушатель смотрел-смотрел, как уходят музыканты, в конце концов не выдержал и шепнул композитору: видите, как действуют на организм карлсбадские воды!!

Но не все композиторы смеялись в музыке так добродушно. Композитор Гектор Берлиоз, измучавшись от несчастной любви, жестоко высмеял в своей «Фантастической симфонии» возлюбленную.

Римский-Корсаков и вовсе отважился на политическую сатиру: насмеялся над героем своей оперы «Золотой петушок» царем Додоном, заставив того спеть, среди прочего, любовную арию на мотив «Чижика-пыжика».

Кстати, в этой опере смех присутствует еще в «концентрированном» виде: один из важных мотивов — хохот Шемаханской царицы, переданный музыкальными средствами.

Отличный пример анекдота или карикатуры в музыке — уморительный «Карнавал животных» Сен-Санса. Надо сказать, что этот композитор вообще был шутником-виртуозом. И по всему своему «Карнавалу…» он рассыпал множество шуток — причем многие из них посвящены музыке и музыкантам. Судите сами.

В цикле четырнадцать пьес, изображающих разных зверей: черепах, птиц, слона, кенгуру, и т.д. Посреди всего этого музыкального зоопарка слушателю вдруг предлагают полюбоваться на редких зверей — … пианистов. Пианисты эти и правда, как звери, долбят гаммы. Долбят зверски, старательно, хотя и заплетающимися пальцами.

И это еще не все: номер с пианистами непосредственно переходит в пьесу под названием «Fossilis» — латинский термин, означающий «ископаемое животное». И как вы думаете, что за ископаемое изобразил здесь Сен-Санс? Не кого иного, как священную корову — самого В.А.

Моцарта!!! В пьесе, начавшейся очень мило, довольно скоро обнаруживается мотив из моцартовского Allegretto, которое в детских музыкальных школах играют все начинающие пианисты. Вот так!

Но и это еще не все. В той же «зоологической фантазии» есть один номер с бронебойными фортепианными пассажами — он требует от исполнителя этакого показного спортивного пианизма, который у нас сейчас, к сожалению, в моде.

И вот так слушаешь эту пьесу и нет-нет да и покажется: это разыгрываются студенты консерватории перед конкурсом Чайковского… А потом заглянешь в название номера — и прочитаешь … «Дикие ослы».

Кстати, есть в «Карнавале…» одна не то разгневанная, не то обиженная пьеска с загадочным названием: «Персонажи с длинными ушами». Интересно, какие такие персонажи имеются в виду. Уж не слушатели ли.

 (Послушать «Карнавал животных» на странице «Зверская музыка»)

Это просто смешно

В новейшей истории музыки есть один занятный персонаж — американский композитор Джон Кейдж. Ему принадлежит произведение «4:33», целиком состоящее из тишины — в трех частях. Это произведение создано для фортепиано или любого другого инструмента или нескольких инструментов, и тишина в нем длится 4 минуты 33 секунды или любое другое количество времени.

Кейдж позволял себе выходки самого разного толка. Он первым предложил исполнять музыку на роялях, в струны которых засунута всякая дребедень вроде гаек и ластиков. Проблем с отсутствием вдохновенья он не испытывал: сочинял музыку путем подбрасывания монетки.

А одно его произведение записано вообще не нотами, а графическими символами: плюсами, точками и скобочками. Кстати, о скобочках: я абсолютно убеждена, что, живи Кейдж в наше время, он бы непременно записал хотя бы одну свою пьесу компьютерными смайликами.

Однажды я слышала, как профессура Московской консерватории исполняла произведения Кейджа. Вначале пианист Любимов с ехидным видом исполнил на рояле, выставленном на улицу перед памятником Чайковскому, произведение «4:33». Затем на сцену Малого зала консерватории вышли музыканты, которые стали надувать и лопать воздушные шарики.

Там же, на сцене, засел с убийственно серьезным лицом один молодой пианист, и стал настукивать некий текст одним пальцем на пишущей машинке. Время от времени он вынимал бумажку из машинки, делал из нее самолетик и пускал его в зал.

Разворачивая пойманные самолетики, публика читала: «Артист не имеет права злоупотреблять временем зрителя».

Не знаю, ссылался ли Кейдж когда-нибудь на фразу барона Мюнхаузена: «Все самые большие глупости в мире делаются в мире с серьезным выражением лица — а потому улыбайтесь, господа, улыбайтесь…» Но в любом случае эта фраза могла бы стать хорошим эпиграфом к его творчеству. Да и почти ко всей истории музыки тоже.

Анна Благая

Смотрите также: Скрипка и Микки-Маус (ваше внимание там должны привлечь мультфильмы номер 2 и 3)

М.Волков. Моцарт и Сальери (маленькая сантехническая трагедия)

  1. Музыкальные байки (Вальс три Брамса и другие музыкальные истории)
    Рассказ Дениса Драгунского «Сюрприз», где описана реальная история розыгрыша, устроенного одним знаменитым музыкантом
  2. См. также: Капуста-трио
  3. Sound-приложение
Читайте также:  Что выбрать для новогоднего концерта

Хотите послушать, как музыканты шутят? Пожалуйста. И описание, и звуковой файл, которые вы увидите/услышите ниже, я когда-то нашла в дневнике http://diary.ru/~jazzzzman

  • Начало цитаты:
  • «12:08 Звукопись
  • Золотой фонд аудиозаписи представляет:
  • Библиотека шумовых эффектов «Симфонический оркестр».
  • Track 01 — Падение вставной челюсти на литавры (беспорядочные затухающие подпрыгивания, шамкающий мат литавриста)
  • Track 02 — Мобильный телефон в кармане валторниста (звонок мобильного телефона, свист дирижерской палочки в воздухе, удар дирижерской палочкой по лысине валторниста, выключение мобильного телефона)
  • Track 03 — Пчела в отркестровой яме (жужжание пчелы, свист смычков в воздухе, жужжание пчелы, свист гобоя в воздухе, жужжание пчелы, посадка на спину скрипача, удар виолончелью по спине, жужжание пчелы)
  • Track 04 — Мышь на платье певицы-сопрано (вокал фа-диез второй октавы, писк мыши, вокал си четвертой октавы, обморок)
  • Track 05 — Отключение электроэнергии в концертном зале (щелчок рубильника, скомканый финал второго акта «Руслана и Людмилы», ропот оркестрантов, чирканье зажигалки, треск тлеющего платья флейтистки, визг флейтистки, гогот валторниста, топот, огнетушитель, визг)
  • Track 06 — Падение арфистки с инструментом (скрип каблука по банановой кожуре, падение арфистки, падение арфы, похороны духовой секции)
  • Track 07 — Крики зрителей (шум зала, крик из восьмого ряда: «Группу крови» давай!», свист виолончели в воздухе, удар виолончели о кресла пятого ряда)
  • Track 08 — Бросок помидором в певицу-сопрано (свист помидора в воздухе, шлепок помидора о лицо, скомканый финал арии Мадам Баттерфляй, аплодисменты)
  • Track 09 — Падение осветителя с колосников в открытый рояль (свист тела в воздухе, падение тела в рояль, захлопывание крышки рояля, треск ломающихся ножек рояля, падение рояля на пол, сдавленный мат (8 мин.), fade out)
  • Track 10 — Выстрел в дирижера (стук дирижерской палочкой о пюпитр, взведение курка в районе духовой секции, выстрел, падение тела дирижера, менуэт Моцарта)
  • Track 11 — Пианиста возят носом по роялю (гамма до-мажор шестьдесят четвертыми)
  • Track 12 — Падение певицы-сопрано в оркестровую яму (падение тела в яму, треск балок и перекрытий, грохот ломающихся инструментов, ссыпание инструментов в образовавшуюся яму, падение контрабаса на голову, звон битого стекла, мужской голос в тишине: «Люся?»)

Track 13 — Симфонический оркестр на утреннем представлении «Щелкунчика» первого января (Состав: литавры, тромбон, губная гармоника, бутылочное стекло. Невнятное бренчание (42 мин.))»

******Конец цитаты

Запись всего вышеизложенного в звуке  раньше жила вот по этому адресу: ftp://musicbox:liveinternet@85.192….lg_sound_fx.mp3

Сейчас я ее там не обнаружила. Поэтому выкладываю файл, чудом сохранившийся на моем компьютере. (Источник, напоминаю — http://diary.ru/~jazzzzman )

  1. Итак, Золотой фонд аудиозаписи представляет… (2,6 МБ)
  2. — —
  3. Слушайте также: Дуэт двух кошек на музыку Россини

Источник: http://blagaya.ru/put/articles/muzhumor/

Исторические анекдоты про музыку

На нашем сайте собраны исторические анекдоты про музыку. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

Один молодой композитор обратился к Брамсу с просьбой оценить его новое произведение. Брамс долго и внимательно изучал партитуру, затем покачал головой и спросил: “Молодой человек! Где вы покупаете такую хорошую нотную бумагу?”

Однажды Шарль Гуно, разговаривая с молодым композитором, задумчиво произнес:
– Чем дальше мы продвигаемся в нашем искусстве, тем больше ценим своих предшественников. Будучи в вашем возрасте, я говорил о себе: «Я». Двадцати пяти лет говорил: «Я и Моцарт». В сорок лет: «Моцарт и я». А теперь говорю тихонько: «Моцарт».

Однажды один знакомый Джакомо Пуччини, весьма посредственный композитор, язвительно сказал:
– Ты уже стар, Джакомушка. Пожалуй, я напишу траурный марш к твоим похоронам и, чтобы не опоздать, начну завтра же.

– Что ж, пиши, – вздохнул Пуччини, – боюсь только, что это будет первый случай, когда похороны освищут!

Юмор в классической музыке

В 1855 году Лондонское филармоническое общество пригласило Рихарда Вагнера дать в британской столице несколько концертов. Едва только Вагнер появился в Лондоне, как сразу же подвергся нападкам.

В музыкальных кругах прошел слух, что он свысока относится к непререкаемым авторитетам: Моцарту, Керубини, Бетховену – и «мучает их в своих концертах», как ему угодно. Особенно раздражало лондонцев то, что он дирижирует симфониями Бетховена наизусть.

Вагнеру дали понять, что это очень неприлично и неуважительно по отношению к Бетховену. И на следующем концерте партитура лежала на пюпитре. Успех концерта был чрезвычайный. Знатоки музыки окружили Вагнера и наперебой поздравляли:
– Ведь мы вам говорили!..

Это совсем другое звучание! Настоящее бетховенское звучание! С каким совершенством вы взяли темп скерцо! Как гениально вели альты!..

С этими словами один из музыкальных знатоков схватил открытую партитуру, и – о ужас! – то был «Севильский цирюльник», да еще в переложении для фортепиано, да к тому же стоящий на пюпитре… вверх ногами.

Один начинающий композитор написал песню на стихи Шиллера и попросил Брамса прослушать ее. Брамс прослушал песню и заметил: “Теперь я убедился, что стихи Шиллера действительно бессмертны”.

Однажды Брамс аккомпанировал посредственному виолончелисту и намеренно играл слишком громко, чтобы заглушить его плохую игру. После выступления виолончелист был очень недоволен и заявил, что он сам себя не слышал. Брамс вздохнул: “Счастливец!”

В знании гармонии с Иоганном Себастьяном Бахом не мог сравниться ни один из смертных. Возможно, поэтому он совершенно не терпел неразрешенных аккордов. Обрывки музыкальной фразы терзали слух гения, и, по свидетельству современников, не было более верного средства вывести его из себя.

Однажды Бах вошел в какое-то общество, где музицировал посредственный любитель. Увидев великого композитора, тот настолько растерялся, что вскочил, прервал игру и, на свою беду, остановился на диссонирующем аккорде. Ни с кем не здороваясь, разгневанный Бах бросился к инструменту… Даже не присев, он довел аккорд до надлежащего каданса.

Вздохнул, поправил парик и пошел здороваться с хозяином.

Паганини опаздывал на концерт.
– Сколько следует заплатить Вам? – спросил он у извозчика.
– Десять франков.
– Вы шутите?!
– И не думаю. Возьмете же Вы по десять франков с каждого, кто будет слушать сегодня Вашу игру на одной струне!

– Хорошо, – ответил Паганин, – я заплачу Вам десять франков только в том случае, если Вы довезете меня до театра на одном колесе!

Иоганн Себастьян Бах сыграл на органе одну из своих прелюдий ученику, пришедшему его проведать. Ученик стал восхищаться превосходной игрой маэстро. Бах, прервав его, сказал:
– В этом нет ничего удивительного: надо только своевременно нажимать соответствующие клавиши, а всё остальное сделает сам орган!

Первый концерт Генделя в Лондоне не имел успеха. Это очень встревожило друзей композитора, но сам Гендель был невозмутим:
– Не волнуйтесь! – подбадривал он. – В пустом зале музыка звучит лучше.

Знаменитая итальянская певица Катерина Габриелли запросила у Екатерины II пять тысяч дукатов за два месяца выступлений в Петербурге.
– Я своим фельдмаршалам плачу меньше, – запротестовала императрица.
– Отлично, Ваше императорское величество, – отпарировала Габриелли, – пусть ваши фельдмаршалы вам и поют.

Императрица уплатила ей пять тысяч дукатов.

Бомарше, прекрасно игравший на арфе, был приглашен однажды ко двору французской королевы. К величайшей зависти придворных, во время исполнения он, естественно, сидел на табурете, в то время как никто из вельмож никогда еще не удостаивался чести сидеть в присутствии королевы.

Один из этих „государственных мужей”, знавший о том, что отец Бомарше – часовых дел мастер, спросил с явным вызовом:
– Скажите, господин Бомарше, сколько могут стоить эти часы?
Бомарше взял протянутые ему часы, поднес их к глазам и … вдруг выронил из рук. Осколки брызнули во все стороны.

– Вы плохо воспитаны, любезный, – с нескрываемой досадой процедил вельможа.

– Думаю, что в эту минуту мы с Вами испытываем одинаковое сожаление оттого, что мой отец не передал мне своего опыта, – спокойно ответил Бомарше.

Однажды Гайдн дирижировал оркестром в Лондоне. Ему было известно, что многие англичане порой ходят на концерты не столько ради удовольствия послушать музыку, сколько по традиции.

Некоторые лондонские завсегдатаи концертных залов приобрели привычку засыпать в своих удобных креслах во время исполнения. Гайдну пришлось убедиться, что и для него не сделано исключения.

Это обстоятельство весьма раздосадовало композитора, и он решил отомстить равнодушным слушателям. Месть была остроумной. Специально для лондонцев Гайдн написал новую симфонию.

В самый критический момент, когда часть публики начала клевать носом, раздался громоподобный удар большого барабана. И каждый раз, едва слушатели успокаивались и вновь располагались ко сну, раздавался барабанный бой. С тех пор эта симфония носит название „Симфония с ударами литавр” или „Сюрприз”.

Однажды в Лондоне Гайдн дирижировал при исполнении своей симфонии. Любопытные лондонцы покинули свои места, чтобы вблизи посмотреть на знаменитого человека.

Внезапно с потолка упала люстра и со страшным грохотом разлетелась на тысячу осколков. Зрители, столпившиеся у сцены, были спасены по воле случая.

Глубоко взволнованный Гайдн сказал оркестрантам:
– Все-таки моя музыка чего-то стоит, если она спасла, по меньшей мере, 30 жизней.

Когда юный Моцарт в семилетнем возрасте давал концерты во Франкфурте-на-Майне, к нему подошел мальчик лет четырнадцати.
– Как замечательно ты играешь! Мне никогда так не научиться.
– Отчего же? Ты ведь совсем большой.

Попробуй, а если не получится, начни писать ноты.
– Да я пишу. . . Стихи. . .
– Это ведь тоже очень интересно. Писать хорошие стихи, вероятно, еще труднее, чем писать музыку.
– Отчего же, совсем легко. Ты попробуй. . .

Собеседником Вольфганга Моцарта был Вольфганг Гете.

Один юноша спросил Моцарта, как писать симфонии.
– Вы еще слишком молоды. Почему бы Вам не начать с баллад? – сказал композитор.
Юноша возразил:
– Но ведь Вы же начали писать симфонии, когда Вам еще не исполнилось десяти лет!

– Да, – ответил Моцарт, – но я никого не расспрашивал, как их следует писать!

Однажды композитор Иоганн Брамс был в гостях у одного аристократа. Желая сделать приятное своему гостю, хозяин велел за обедом подать на стол лучшее вино из своих подвалов.

Тост в честь композитора он закончил так: “Господа! Это лучшее вино из моих подвалов, так сказать, Брамс среди вин!” Немного позже он спросил композитора, как ему понравилось вино.

Тот ответил: “Вино неплохое, а нет ли у вас среди вин еще и Бетховена?”

Рекомендуемые статьи:

Источник: https://www.anekdotovmir.ru/istoricheskie-anekdoty-pro-muzyku/

Презентация на тему "Юмор в музыке"

Слайд 1

ЮМОР В МУЗЫКЕ Выполнила: у ченица 7-Б класса МБОУ гимназии№53 г.Нижнего Новгорода Темнова Валерия

Слайд 2

То, что мы сегодня слушаем классическую музыку с серьезными лицами — одна из самых удачных шуток природы. Ведь когда-то слова музыкант и шут значили одно и то же. Музыканты — несерьезные люди. И всегда такими были. Еще в средние века их задачей было веселить публику.

Читайте также:  Динамика трека: пульс, плоть и дыхание музыки

Этим занимались не все, конечно, музыканты поголовно — были еще церковные певцы, которые посвящали себя таким несмешным темам, как спасение душ. Но «игрецы» из народа, от которых и пошла большей частью классика, были еще теми весельчаками. Что, кстати, отражалось в названии их профессии.

В средневековой Европе бродячих музыкантов звали жонглерами, в России музыканты были одновременно шутами и скоморохами. При дворе Анны Иоанновны, например, служил шутом один знаменитый в то время итальянский скрипач с несусветным прозвищем Педрилло .

Примечательно, какое у него было звание — он был не какой-нибудь народный артист, а звался гордо: «русский первый дурак…известный скрипач…и славный трус ордена св. Бенедикта».

Слайд 3

Со временем музыканты перестали подрабатывать шутами, но это не значит, что им изменило чувство юмора. Почти про каждого великого музыканта до сих пор рассказывают смешные байки. Большими шутниками были композиторы Пуччини , Россини и скрипач Паганини, и даже автор мрачных симфоний Шостакович в жизни любил повеселиться .

Слайд 4

После всего сказанного ясно, что когда музыканты берутся за перо и начинают писать музыку, у них далеко не всегда выходят реквиемы. Юмор в музыке отпечатался даже в названиях.

Происхождение таких жанров, как шутка, юмореска или скерцо ( scherzo — «шутка» по-итальянски), вполне прозрачно.

Причем никто не брезговал смехом в музыке — даже Иоганн Себастьян Бах, были не прочь породить в перерывах между глубокомысленными опусами какую-нибудь безобидную «Шутку », хотя никто и не мог догадаться об этом…

Слайд 5

Да и в произведениях композитор вовсе не обязан предупреждать слушателя и сообщать прямо в названии произведения, что вот сейчас он начнет острить. Он может пошутить и без предупреждения — и эффект может получиться более впечатляющим.

Даже беглого взгляда в историю музыки достаточно, чтобы понять: самые разные музыкальные произведения проникнуты самыми разными оттенками смеха — от добродушной улыбки до иронии, сарказма или какого-нибудь жутковатого черного юмора.

Веселые проделки позволял себе Гайдн . Однажды он проучил публику, имевшую привычку спать на концертах.

Гайдн написал тишайшую, сладчайшую симфонию, специально устроенную таким образом, что как только убаюканные слушатели погружались в объятья морфея, зал потрясало фортиссимо и фанфары всеми духовыми . И все это со спокойными лицами…

Слайд 6

Но не все композиторы смеялись в музыке так добродушно. Композитор Гектор Берлиоз, измучавшись от несчастной любви, жестоко высмеял в своей «Фантастической симфонии» возлюбленную.

Римский-Корсаков и вовсе отважился на политическую сатиру: насмеялся над героем своей оперы «Золотой петушок» царем Додоном , заставив того спеть, среди прочего, любовную арию на мотив «Чижика-пыжика».

Кстати, в этой опере смех присутствует еще в «концентрированном» виде: один из важных мотивов — хохот Шемаханской царицы, переданный музыкальными средствами.

Слайд 7

Не знаю, ссылался ли Кейдж когда-нибудь на фразу барона Мюнхаузена : «Все самые большие глупости в мире делаются в мире с серьезным выражением лица — а потому улыбайтесь, господа, улыбайтесь…» Но в любом случае эта фраза могла бы стать хорошим эпиграфом к его творчеству. Да и почти ко всей истории музыки тоже.

В новейшей истории музыки есть один занятный персонаж — американский композитор Джон Кейдж. Ему принадлежит произведение «4:33″, целиком состоящее из тишины — в трех частях. Это произведение создано для фортепиано или любого другого инструмента или нескольких инструментов, и тишина в нем длится 4 минуты 33 секунды или любое другое количество времени.

Однажды Московская консерватория исполняла произведения Кейджа. На сцене малого зала консерватории засел молодой пианист с убийственно серьезным лицом и стал настукивать некий текст одним пальцем на пишущей машинке. Время от времени он вынимал бумажку из машинки, делал из нее самолетик и пускал его в зал.

Разворачивая пойманные самолетики, публика читала: «Артист не имеет права злоупотреблять временем зрителя».

Слайд 8

В симфонический оркестр приходит новый альтист. Начинается репетиция. Альтист смотрит в незнакомые ноты, играет. Вдруг видит — в нотах пометка «пригнуться». Альтист машинально пригибается. На следующей странице — то же самое.

Альтист осознает комичность ситуации, считает это чьей-то злой шуткой и решает больше не пригибаться. Наступает следующая пометка, альтист сидит, держит осанку… и вдруг получает резкий удар по шее кулисой сидящего сзади тромбона.

Источник: https://nsportal.ru/ap/library/muzykalnoe-tvorchestvo/2014/07/02/prezentatsiya-na-temu-yumor-v-muzyke

Анекдоты о классической музыке

Девочка приходит в хор и говорит:
 — Дяденька! Я хочу петь басом!  — Девочка, а скажи что-нибудь грубо!

 — Я хочу петь басом, с$ки!

У нас в гостях композитор Тихон Хренников. Скажите нам, что вы сочинили за последнее время?  — Хммм. Ну, вот, скажем, недавно я положил на музыку…

 — (перебивая, с ужасом) Да?! Какая жалость!..

На вступительных экзаменах в музыкальное училище встретились «виртуоз-пианист» и «двоечник». Двоечник посмотрел, как играет «виртуоз» и обалдел. И тут на экзамен в приемную комиссию вызвали «виртуоза». Через несколько минут он вышел с сильным огорчением на лице.  — Не сдал, — сказал он и ушел. Следующего вызвали «двоечника».

«Да куда уж мне», — подумал он, — «если такой „виртуоз“ не сдал». Председатель приемной комиссии вежливо сказал:  — Возьмите на рояле ноту «до». Двоечник послушно взял ноту «до»  — А теперь возьмите ноту «соль» Двоечник послушно взял ноту «соль»  — Поздравляем! Вы зачислены в училище на отделение фортепиано.

Двоечник в недоумении спросил:  — А как же тот парень, который был передо мною?

 — А тот как начал рыскать по клавишам, сразу видно, что к экзамену не готов!

Кто такие Бах и Бетховен? Это чистааа пацаны, которые для сотовых телефонов музыку пишут…

Идут Василий Иванович и Петька мимо консерватории. Василий Иванович говорит:  — Петька, тебе нравится камерная музыка?

 — Да что ты, Василий Иванович, я и не сидел-то ни разу.

Пpиходит пpогpаммист к пианистy — посмотpеть на новый pояль. Долго ходит вокpyг, хмыкает, потом заявляет:
 — Клава неyдобная — всего 84 клавиши, половина фyнкциональных, ни одна не подписана, хотя… шифт нажимать ногой — оpигинально…

Рассказывается от лица пожилого грузина-флейтиста с характерным акцентом…
 — Играли ми как-то канцерт для персидский шах. Персидский шах ошен понравился наш канцерт, и он велел наполнить наши инструменты золотой монэт.

В болшой барабан влэз 10000 золотой монэт, в саксофон — 3000 золотой монэт, а в этот сучий инструмент нэ влэз ни один золотой монэт! Другой раз играли ми канцерт для немецкий канцлер. Немецкий канцлер ошен понравился наш канцерт, и он велел наполнить наши инструменты немецкий марка.

В болшой барабан влэз 20000 немецкий марка, в саксофон — 6000 немецкий марка, а в этот сучий инструмент нэ влэз ни один немецкий марка! Трэтий раз играли ми канцерт для русский царь. Русский царь ошен не понравился наш канцерт, и он велел засунуть наши инструменты нам в зад.

Болшой барабан нэ влэз, cаксофон не влэз, а этот сучий инструмент влэз по самий си-бемоль!!!

Грузин сдает экзамен в консерваторию. Ему члены комиссии говорят: «Сейчас мы проверим Ваш слух. Вы отвернетесь, мы нажмем на рояле одну клавишу, а Вы нам скажите, какая это нота и какой октавы.»

Грузин отворачивается. Нажимают клавишу. Грузин поворачивается, медленно оглядывает всех членов комиссии подозрительным взглядом, затем показывает пальцем на одного из них: «Ты нажал!»

На репетицию оркестра скрипач пришел с мешками под глазами, помятый и не в настроении.  — Что случилось?  — Всю ночь кошки орали под окнам — не давали уснуть.  — Ничего хоть орали?

 — Да так, попсу всякую.

Встречаются два друга, поклонники музыки.
 — Пойдем завтра на концерт на Ростроповича?  — Не. Не могу. Завтра Шпильман играет. Через некоторое время:

 — Слушай, в пятницу приезжает Монсеррат Кабалье, я два билета достал, пойдешь?

 — Нет, не могу, в пятницу у Шпильмана концерт…  — Слушай, кто такой этот Шпильман? — изумленно спрашивает друг.

 — Да я почем знаю? Просто когда у него концерт, я с его женой трахаюсь.

В Филармонии идет концерт для скрипки с оркестром. На переднем плане стоит скрипач, ведет соло. В первых рядах сидит мужик и истерично заливается слезами на протяжении всего концерта.

После концерта мужик приходит за кулисы выразить свои чувства:
 — Слышь — скрипка это… я тебя так понимаю, так понимаю.

Я сам слесарем работаю и бывает тоже так напильником весь день туда-сюда, туда-сюда поэтому я тебя так понимаю, но вот это — левой рукой, пальчиками — извини, выпендреж…

Разговор двух новых русских:
 — Пойду учиться в консерваторию на пианиста!  — Зачем?

 — Ну прикинь! Большой театр! Огромный зал! Куча народу! Все смотрят на меня! А я сижу на сцене и пальцы гну!

Выступление симфонического оркестра. Все играют красивую мелодию, вдруг один из скрипачей подскакивает и кричит:  — Кто сказал «пошел на хрен!»? К одному соседу:  — Ты?  — Нет… К другому:  — Ты?  — Нет…

Скрипач садится и задумчиво говорит:

 — Да… Наверно музыка навеяла…

Репетиция оркестра. Дирижер, обращаясь к концертмейстеру контрабасов:  — Контрабасы, настройтесь! Жуткая же фальшь! Концертмейстер контрабасов дергает все струны поочередно и сообщает:  — Маэстро, у нас все струны одинаково натянуты! Концертмейстер альтов:

 — Идиот! Дело же не в натяжении, важно, что б колки были параллельно!

— Чем отличается контрабас от гроба?
 — В гробу мертвец внутри.

В оркестр устраивается молодой барабанщик. Руководитель садится в зал его слушать. Тот для большей важности раскрывает ноты и ставит перед собой. Играет довольно уверенно, но смотрит в ноты. Руководителя заинтересовало, что же там написано? Встает, заходит на сцену. Заглядывает в ноты. Видит текст:

“БРЭК «Р-Р-Р-Р-УКО-ТО-ДАМ», по левой-чёсовой и переход на «КОДУ»!

— Ты Баха слышал?
 — Да, слышал, крутой клавишник…

27.01.2011, время: 15:55, рубрика: Юмор.

Источник: https://www.tulamusic.ru/humor/klassicanekdot/

Музыкальный юмор

– Дмитрий Дмитриевич, что Вы можете сказать по поводу Вашей “травли” со стороны правительства?
– Я забил на это болт.
Д.Шостакович. “Болт” – Клод, скажите, что новенького появилось в Вашем творчестве?
– Я написал пособие для мужчин, называется: ” 24 способа провести с женщиной романтический вечер, чтобы потом уложить её в постель.

“.
К.Дебюсси. 24 прелюдии. – Сергей Сергеевич, Вы сегодня потрясающе выглядите.
– Да уж получше, чем Вы.
С.Прокофьев. “Сарказмы” – Игорь Фёдорович, скажите, как Вам всегда удаётся так вкусно готовить?
– Во все блюда я добавляю секретный ингредиент.
И.Стравинский. “Петрушка” – Модест Петрович, как у Вас дела?
– Дела в прокуратуре, ёпт.

Читайте также:  Сколько клавиш у пианино

М.Мусоргский. “Быдло”

СРОЧНАЯ НОВОСТЬ!
Ввод очередного пакета санкций ударил по поставкам в Россию бемолей, из-за чего объёмы импорта бемолей снизились более, чем наполовину. Лидеры западных стран уверены, что эта мера — серьёзный удар по возможности россиян модулировать в бемольные тональности дальнего родства.

Этот вопрос не мог остаться в стороне во время проведения недавней пресс-конференции В.В. Путина. На вопрос журналиста “Эха Москвы”, что руководство страны планирует предпринять в ответ на действия Запада, президент ответил:

“Наши западные коллеги, к великому моему сожалению, продолжают проявлять крайнюю невежественность и недальновидность в вопросах отношений с нашей страной… Ведь что они опять сделали? Они снова наказали самих себя! Ну начнём, кстати, с того, что далеко не все импортированные бемоли у нас исполнялись. Согласно статистике 2014 года – лишь порядка 70%. Остальные разворовывались.

Во-вторых… вот, не далее, как вчера, мы с нашими азиатскими партнерами уже договорились об увеличении объёмов импорта диезов в РФ. Вопрос бемолезамещения будет решаться, и подчеркну – успешно решаться – за счёт энгармонической замены диезами.

В Китае, например, себестоимость производства диеза очень низкая. Министерству культуры я поручил в короткие сроки разработать новые правила… Кардинально ничего не меняется, фактически всё остаётся как было, те же 24 тональности. Вместо фа мажора — ми диез мажор.

До минор — си диез минор… и так далее.

Я думаю, с новыми правилами модулировать в тональности дальнего родства будет даже интереснее. Ни в одной стране мира нет тональности с 11-ю диезами! Поэтому, выскажу свое глубочайшее убеждение: просто так взять и забекарить Россию — это нонсенс. Повторюсь: жаль, что наши западные коллеги этого не понимают”.

Приезжий знаменитый дирижер должен был впервые выступать с местным симфоническим оркестром.
— С чего он начнет, как вы думаете? — спросили оркестранта.

— Не знаю, что он там задумал, но мы собираемся играть седьмую симфонию.

Рассказывают, что комзитор Матвей Блантер, не обладая особо привлекательной внешностью — он был маленького роста, сутулый, близорукий, — тем не менее, пользовался феноменальным успехом у женщин. На вопрос, как ему это удается, он коротко отвечал:
— Для меня главное — дотащить женщину до рояля, а там она моя.

— Почему ты заставил свою жену научиться играть на флейте вместо рояля?

— Потому что во время игры на флейте она не поет.

– Мистер Кейдж , вы задолжали банку огромную сумму, если вы не выплатите сегодня 4,33 миллиона, кредиторы заберут всё ваше имущество.
– Вот чемоданчик, там вся сумма.
– Но… там пусто!

– У вас просто узкий кругозор. Я всегда так расплачиваюсь.

Источник: https://www.iplaypiano.ru/humor

Анекдоты про композиторов

Сборник самых смешных анекдотов про композиторов.Читайте свежие анекдоты, ставьте оценки, делитесь с друзьями в соц сетях.

В филармонию приходит молодой поэт-композитор. — Вы знаете, я песню написал. — Очень хорошо, а как она называется? — “Эх, *б твою мать!”

— Очень хорошо. Вот только “Эх” выбросьте — цыганщиной отдает.

Знаете ли вы, что композитор Мендельсон, который написал “Свадебный марш”, всю жизнь прожил холостяком! Вот такой вот неискренний был человек!

— Вот вы кем работаете? — Я, композитор-минималист. — А как это?

— Ну вот, например моё последнее творение: “М-м Данон!”.

Идет экзамен в музыкальном училище. Одна студентка ничего не знает, и договорилась с одним другом, что он ей в окно подсказывать будет. Заходит в кабинет.

Преподаватель говорит: — Я буду сейчас играть отрывки из музыкальных произведений, а Вы будете говорить, какой это композитор. Начал играть, а парень ей в окно листком кленовым машет. Она говорит: — Это Лист. — Правильно, — играет дальше.

Парень ей пачку чая показывает: — Это Чайковский. — Тоже правильно, — играет дальше. Она отвечает: — Херников.

— Не Херников, а Хренников! Молодой человек, уберите шпаргалку!

Встречаются два старых друга после окончания консерватории. Один в старом, потертом фраке, а другой в костюме от Версаче. — Как дела я слышал ты дирижер Большого? — Да, только плохо платят, а ты говорят стал композитором и хорошо зарабатываешь? — Да платят неплохо. — И какая твоя последняя мелодия?

— “МММ Данон”.

— Сейчас, друзья, — говорит композитор, — я сыграю вам свое новое произведение. Прощу прослушать внимательно. Мне очень интересно, никак не могу придумать названия. Садится и играет. Во время игры слышится всхрапывание.

— Ну как, друзья? Да-а… кажется, все заснули. Ну что ж, великолепно, назову этот этюд “Колыбельная”.

В консерватории занятия по истории музыки. Преподаватель поднимает задремавшего студента и просит назвать известных ему композиторов. Тот спросонья не может сообразить, стоит и смотрит на товарища. Товарищ хлопает книгой по столу. — Бах! — Правильно, а еще? Шуршание бумаги. — Лист… — Хорошо, а кого-нибудь посовременнее? — Членников!

— Не Членников, а Хренников. А вы, Петров, спрячьте и не смущайте девушек своей подсказкой!

— Чего ты мучаешься, — успокаивает студента-композитора перед экзаменом по специальности его сокурсник. — Возьми прелюдию своего педагога, перепиши ее наоборот — с конца до начала — и готово! — Пробовал, — вздыхает студент, — вальс Шуберта получается…

Сейчас актуально 23 февраля День защитника Отечества: Анекдоты про 23 февраля 8 марта Международный женский день: Анекдоты про 8 марта 1 апреля День смеха: Анекдоты про 1 апреля

Советские времена. Консерваторию полным составом отправляют в колхоз, на картошку. Выходят они, садятся в автобусы… Последним идет старый преподаватель. Идет он по коридору, а вдоль стен висят портреты великих композиторов. И вот, проходит он мимо Бетховена, поворачивается вдруг, и, скорчив ехидную рожу: — Ну шо?! ПА-БА-БА-БАААМ!

Встретились три великих композитора: Огинский, Шопен и Чайковский. Огинский: — Под мой полонез дворяне стрелялись! Шопен: — Это что, под мой полонез весь мир рыдал! Чайковский:

— Ну, не знаю, мой вроде всем понравился.

Радиоэфир. Диктор: — А у нас в гостях популярный композитор Иван Сергеевич Борденко. Скажите нам, что вы сочинили за последнее время? Популярный композитор: — Хммм. Ну, вот, скажем, недавно я положил на музыку… Диктор перебивая и с ужасом:

— Да?! Какая жалость!…

По радио: — Вы слушали сочинения узбекских композиторов. А теперь послушаем музыку…

Спившийся композитор Сидоров уже давно положил на музыку слово из трех букв.

Лондонский симфонический оркестр исполнил в концерте произведения различных композиторов. Реакция авторов: Пендерецкий (решительно): — Надо добавить еще пять-шесть групп духовых! Шнитке (задумчиво): — Пятая скрипка в тринадцатом такте вступила на четверть тона выше… А пожалуй, в этом что-то есть! Маккартни (восторженно):

— И это я написал?!

Композитор Шостакович проснулся утром рано, протер Глазунова, расчесал Бородина, погладил Лысенко и уселся завтракать. Поев Мясковского с Хренниковым, он запил Чайковским с Бизе.

Вдруг он почувствовал себя Паганини, потому, что его начало Пуччини. Одев Шуберта, затем Шаляпина, он вышел на Дворжек и уселся возле Мусоргского. Вдруг раздался Бах с Шуманом, и образовалась Могучая Кучка.

Сорвав Листа, покрытого Россини, он вытер Шопена и посыпал Гуно Глинкой.

Все анекдоты вымышлены. Совпадения с реальными людьми или событиями случайны.

Источник: https://anekdotovstreet.com/rabota-professii/kompozitor/

Черный юмор в музыке ХХ века

Черный юмор в музыке ХХ века

Двадцатый век в искусстве запустил новый процесс – процесс обновления музыкально-стилистических норм, стимулов, ценностей и идей. Толчком к этому послужила сама жизнь, надавив на Европу тяжестью эпохи. Картина европейского искусства, как и умы людей, была пестрой и противоречивой.

Вкусы художников, пресыщенные старыми школами и давно привычными вещами, тяготели к чему-то экстравагантному, экзотичному, кардинально новому. Искусство, в силу мрачных обстоятельств времени, постепенно переходило от стремления созидать к непреодолимому желанию разрушать.

Все естественное, теплое и душевное считалось «слишком человеческим» и подлежало искоренению, заменяясь жесткой экспрессией, хаотичными порывами, математическими комбинациями и умозрительным восприятием звуков. Эти разрушительные тенденции в 20-х были удачно названы «дегуманизацией искусства».

Томас Манн сказал тогда, что подобные процессы могут привести – и, скорее всего, приведут, – к «тяжелому злополучию» современного художника.

Усугубили состояние людских умов и две войны. Особенно болезненным событием стала фашизация Италии и Германии, резко изменив взгляды и идеи западной интеллигенции.

Теперь искусству становится не до забав; оно тесно сплетается с тревогами времени, и потребности людей – болезненно уставших от жестокости и от борьбы, жаждущих лишь услышать несколько теплых слов – становятся потребностями искусства.

Теперь художники имеют новые цели и актуальные задачи, требующие немедленного воплощения.

Музыкальное искусство бешено расширяется, охватывает новые пространства, соединяется с другими видами искусства и «рождает» новые виды техник.

Появляются такие виды техник, как алеаторика, сонористика, пуантилизм; такие виды музыки, как электронная, «конкретная», музыка по математическим проектам. Также актуальной была музыка, синтезированная с социальной темой.

Яркими представителями «политической» музыки стали Ханс Вернер Хенце и Луиджи Ноно; и как бы ответом им стало творчество Маурисио Кагеля. В данной работе я хотела бы указать проявления черного юмора в его музыке.

Прежде всего Кагель отрицает и высмеивает музыкальные взгляды и произведения таких композиторов, как Хенце и Ноно. Кагель выглядит как черный насмешник, для которого не существует ничего светлого и позитивного.

Маурисио Кагель родился 24 декабря 1931 года в Буэнос-Айресе. По материнской линии происходил от белорусских евреев. Кагель в раннем возрасте начал учиться музыке у частных преподавателей (фортепиано, виолончель, кларнет, композиция, дирижирование).

О своих занятиях композицией он сказал: «Я стал самоучкой по вине моих некомпетентных учителей». В восемнадцать лет Кагель уже был знаком с произведениями Шенберга, Веберна и Вареза, и сам стал сочинять музыку.

Он стал выступать в концертах Аргентинской ассоциации новой музыки и с 1950-х годов стал работать для кино. В 1955 году стал коррепетитором и дирижером в столичном оперном театре «Колон», а в 1957 году он получил работу на студии электронной музыки Западногерманского радио в Кельне.

Вот как сам Кагель отзывался об Аргентине: «…когда я слышу слово «Аргентина», я думаю в первую очередь не о музыке, литературе, театре или изобразительном искусстве, но о целой серии мизерных правительств и диктатур, о цензуре, отличающейся не столько жестокостью, сколько немыслимой наивностью, о жалкой роли церкви, о систематическом развале прогрессивных университетов, о разбазаривании щедрых даров аргентинской земли… о предательстве, ущербности и несовершенстве».

Источник: https://studbooks.net/1076679/kulturologiya/chernyy_yumor_v_muzyke_hh_veka

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector