Новгородский цикл былин

Новгородские былины. Обзор цикла

Новгородские былины – классические.

Новгород не подвергался татаро – монгольскому нашествию, а посему полнее, чем другие города Руси, сохранил исторические ценности как XI-XII вв., так и XIII-XIV вв. Новгород археологически изучен лучше других городов Руси и Северной Европы. Это позволило ученым полнее осветить историю Новгорода.

Город занимал совершенно особое положение: это относится как к начальному периоду развития города, так и к более поздней эпохе, когда Новгород был столицей республики.

Многие новгородские особенности сохранялись длительное время после присоединения Новгорода к Московскому государству: новгородские меры, вес, монеты. Например:

1) Единицы измерения

-мерная сажень -176 см

-большая сажень -250 см

-простая сажень -152 см

2) Локти для измерения тканей -44 см (1/4 мерной сажени).

Раскопки в Новгороде приоткрыли пласт языческой ментальности и культуры. Возможно, в самом начале строительства города, в том месте, где Волхов вытекает из озера Ильмень, существовало языческое святилище двух славянских богов: Перуна и Велеса, которыми клялись русские воины-язычники. Легендарное русское сказание XVII в.

о начале Новгорода указывает, что в Перыне (урочище) был погребен древний священный ящер (крокодил), божество реки Волхов. У новгородских словен, живших по берегам Волхова и Ильмень-озера, культ воды был одним из главных: герой новгородской былины гусляр Садко своим благополучием обязан помощи царя подводного пространства.

Вера в предания о драконе подтверждается множеством изображений дракона-ящера с символами струящейся воды на различных новгородских вещах. Рукояти деревянных ковшей, ритуальных сосудов, бывших составной частью братчины («братчина» – товарищество, круг, где в складчину варили пиво, гуляли и веселились), украшены мордами драконов-ящеров.

Спинки кресел, сидений глав семейств покрывались орнаментальными поясами из переплетенных драконов. С крыш свешивались драконьи морды, во время дождя воплощая водную стихию. Весла новгородских судов оформлялись головками ящеров. Почитание ящеров в русском и белорусском фольклоре прослеживались вплоть до рубежа XIX-XX вв.

: существует обрядовая хоровая игра, при которой парень-ящер выбирает девушку («сидит Ящер [Яша] в золотом кресле под ореховым кустом»).

В Новгороде сил и средств на войны тратилось меньше, чем на юге, поэтому здесь активнее развивались ремесла, росла торговля, умножались богатства. Осознание собственной силы привело верхушку города Новгорода к борьбе за автономию. С XII в.

Новгород стал республикой, в которой приглашаемому со стороны князю принадлежала исполнительная власть. «Классическим» периодом истории Новгорода считается XII-XV вв.

Учитывая характер новгородских былин, есть основания полагать, что они создавались именно в это время, вероятно, ближе к XV в.

Былины о Садко.

Торговый облик Новгорода повлиял на специфику сюжетов о Садко. Садко, бедный гусляр (его бедность противопоставлена богатству Новгорода), решил сразиться с новгородскими купцами, не традиционно, по-богатырски, а фигурально, скупив все товары. Атрибут Садко – гусли – прямо связывает его с новгородской культурой. Б. А.

Рыбаков так описывает новгородские гусли: «Гусли представляют собой плоское корытце с пазами для шести колков. Левая (от гусляра) сторона инструмента оформлена скульптурно как голова и часть туловища ящера. Под головой ящера нарисованы две маленьких головки «ящерят».

На оборотной стороне гусель присутствуют все три жизненные зоны: небо (птица), земля (конь, лев) и подводный мир (ящер). Ящер господствует над всеми и благодаря своей трехмерной скульптурности объединяет обе плоскости инструмента. Орнаментика новгородских гусель XI-XIV вв.

прямо указывает на связь этого культового инструмента со стихией воды и с ее повелителем, царем подводного царства – ящером. Все это вполне соотносится с архаичным вариантом былины: гусляр угождает подводному божеству, и божество изменяет уровень жизни бедного, но хитроумного гусляра».

Наряду с древними мифологическими божествами в былине о Садко присутствует устойчивая деталь поздней, христианской поры. Когда Садко играет на гуслях, морской царь веселится со своей царицей Белорыбицей – а море бушует, гибнут корабли.

Тогда к Садко обращается святой Николай., чтобы он перестал играть, порвал струны, не обрекал на гибель людей. Садко сделал так, как его просил святой Николай.

Оказавшись освобожденным из плена морского царя, Садко строит церковь в честь святого Николая.

Варианты имени героя таковы: Сотко, Садок, Цадок. Впервые имя Садко встречается в сборнике Кирши Данилова. Былина о Садко – единственная в русском эпосе, где герой, отправившись из дома, попадает в некий мир и встречает там подводного царя.

Морской царь относится к нему не враждебно – архаическая черта. Не раз в фольклористике XIX в.

Садко «роднили» то с Зигфридом из «Песни о Нибелунгах», то с Вяйнямейненом из «Калевалы», предполагая заимствование, завезенное по трогово-культурным путям.

Разрешение конфликта в песне о Садко носит не столько былинный, сколько сказочный характер: герой становится богат.

(Звучание имени Садко и интенция образа сродни еврейскому слову «цадик» – праведный человек, святой).

Источник: https://megaobuchalka.ru/7/1501.html

Былины

Былина – стихотворный эпический (повествовательный) жанр фольклора. В центре былины находится герой, обороняющий свою землю от вражеских захватчиков, или преуспевающий, богатый купец, символизирующий богатство русской земли.

Циклы былин

По вопросу о времени и месте возникновения былин нет однозначной точки зрения. Считается, что былины возникли приблизительно в 9-10 веках на южных территориях древнерусского государства и оттуда пришли на север Руси. Наибольшее распространение былины получили лишь к 13 – 15 векам. Существует точка зрения, согласно которой былины пришли на Русь с Востока.

Былины принято делить на два цикла: киевские и новгородские.

В былинах киевского цикла в центре повествования находятся древнерусские богатыри (Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович), которые защищают древнерусские города Киев, Ростов, Муром от иноземных захватчиков, которые условно называются татарами или воплощаются в образе Идолища Поганого.

Все образы в былине предельно обобщены. Русский богатырь – это не конкретное лицо, реально существовавший человек, а собирательный образ идеального древнерусского война, обладающего невиданной силой, мудростью, чувством справедливости и всегда готового постоять за родную землю.

Былины киевского цикла обобщенно воспроизводят реальные исторические события. Древние города, находившиеся на юге и в центральной части древнерусского государства, постоянно осаждали и захватывали татары, половцы, печенеги и другие кочевые воинствующие племена.

Древнерусские князья, которые управляли городами, были разобщены, т.е. враждовали между собой. Защищать родную землю совместно они не желали. Но всегда находились войны, богатыри, которые собирали войско и вели его на врага. О таких богатырях народ и сложил былины.

Былины новгородского цикла повествуют о богатстве Новгорода – торгового центра, который находился на Севере древнерусского государства, о таланте и удали русского народа, который воплотился в центральном образе новгородских былин – купце Садко, который побеждает подводного царя.

Основные исследователи и собиратели былин

Основные собиратели былин: Кирша Данилов, Киреевский, Рыбников, Гильфердинг, Авенариус, Халанский, Шейн, Костомаров и Мордовцева, Е. В. Барсов, Ефименко.

Исследователи былин: К. С. Аксаков, Ф. И. Буслаев, Л. Н. Майков, В. В. Стасова, Веселовский, Котляревский, Розов, О. Миллер, Д. Квашнин-Самарин, Ягич, Б. Путилов.

Поделиться ссылкой

Источник: http://SiteKid.ru/literatura/bilini.html

Новгородский цикл былин. «Садко»

Сегодня на уроке мы:

– поговорим о новгородских былинах;

– разберём былину «Садко».

Мы уже знаем, что былины – это песни-сказания о жизни Древней Руси, о славных русских богатырях и их подвигах во славу родной земли. 

Все былины принято делить на два цикла – Киевские и Новгородские. Названия циклов говорят сами за себя: по месту действия основного героя, а чаще всего и по месту рождения. 

Говорил ему Алеша Попович млад:

– Лучше нам ехать ко городу ко Киеву,

Ко ласковому князю Владимиру .

***

В славном великом Новеграде

А и жил Буслай до девяноста лет,

С Новым-городом жил, не перечился.

В Киевских былинах события разворачиваются в Киеве или же недалеко от него. Всегда в былинах либо присутствует, либо поминается князь Владимир. Богатыри защищают Русскую землю от каких бы то ни было врагов – кочевников, татар, змея или ещё какой напасти. Герои Киевских былин – это Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алёша Попович.

Хозяин от был Илья Муромец,

Илья Муромец сын Иванов,

Его верный слуга – Добрынюшка,

Добрынюшка Никитин сын.

Былины Новгородского цикла несколько иного склада. Князь в Новгороде не имел такого влияния, как в Киеве. Его могли пригласить на княжение, а могли и «путь указать», если становился неугоден новгородцам.

И татарского ига Новгород практически не знал, поэтому тема защиты родины далеко не главная в былинах Новгородских.

Будет Васенька семи годов,—

Отдавала матушка родимая,

Матера вдова Амелфа Тимофеевна,

Учить его во грамоте,

А грамота ему в наук пошла;

Присадила пером его писать,

Письмо Василью в наук пошло;

Отдавала петью учить церковному,

Петьё Василью в наук пошло.

Новгород недаром называли Господин Великий Новгород. Это был почти город-республика.

Он самостоятельно заключал торговые договоры на торговлю с западными странами, славился богатством. Поэтому и главные герои Новгородских былин выделяются не только силой, но, в первую очередь, торговой сметкой, ловкостью, интересом к дальним странам.

Главные герои Новгородских былин – это Садко и Василий Буслаев. Они родились и выросли в Новгороде, их приключения, труды связаны с Новгородом. Садко – купец, богатый гость. Василий Буслаев – буйная удаль, бесшабашное молодечество.

Говорит тут Василий Буслаевич:

«Гой еси вы, мужики новогородские!

Бьюсь с вами о велик заклад —

Напущаюсь я на весь Новгород битися, дратися

Со всею дружиною хороброю;

Тако вы мене с дружиною побьете Новым-городом,

Буду вам платить дани-выходы по смерть свою,

На всякий год по три тысячи;

А буде ж я вас побью и вы мне покоритеся,

То вам платить буду такову же дань».

Былина «Садко» начинается с рассказа о том, как «в славном в Нове-граде

был Садко-купец, богатый гость». Но богатым он стал не сразу. Первоначально Садко был беден, зарабатывал себе на жизнь тем, что «по пирам ходил-играл». И зависел от того, позовут его на пир или нет.

Садко талантливый музыкант. Его игра на гуслях способна даже природу удивить и тронуть. А вот новгородских купцов его талант не интересует. Нищий гусляр им нужен только тогда, когда они после сытного угощения хотят повеселиться. И не часто Садко «зовут на почестен пир».

Садка день не зовут на почестен пир,

Другой не зовут на почестен пир

И третий не зовут на почестен пир.

Царь морской прекрасно понимает печаль гусляра. Не только бедность тяготит Садко, а и пренебрежительное отношение к его искусству. Оттого и предлагает владыка моря не просто обогатить Садко, но и возвеличить в глазах самодовольных купцов.

– Ай же ты, Садхо новгородский!

Читайте также:  Как научиться правильно петь советы вокалистки елизаветы боковой

Не знаю, чем буде тебя пожаловать

За твои за утехи за великие,

За твою-то игру нежную:

Аль бессчетной золотой казной?

А не то ступай во Новгород

И спорь, что в Ильмень-озере

Есть рыба – золоты перья.

Побившись «о велик заклад», Садко вылавливает из Ильмень-озера «рыбку – золоты перья» и становится хозяином выигранных купеческих лавок. Он теперь богат:

Стал Садко поторговывать,

Стал получать барыши великие.

Во своих палатах белокаменных

Устроил Садко все по-небесному:

На небе солнце – и в палатах солнце,

На небе месяц – и в палатах месяц,

На небе звезды – и в палатах звезды.

Но эта победа над купцами изменила Садко к худшему. Он решил, что теперь равных ему нет, что он может противопоставить себя всему Новгороду:

На свою бессчетну золоту казну

Повыкуплю товары новогородские,

Худые товары и добрые!

Мы видим, как пытавшийся одолеть весь город Садко был посрамлен в своей гордыне:

Как тут Садко пораздумался:

“Не выкупить товара со всего бела света:

Еще повыкуплю товары московские,

Подоспеют товары заморские.

Не я, видно, купец богат новогородский –

Побогаче меня славный Новгород”.

Никогда один человек не сможет быть сильнее и славнее общества – такова основная мысль былины.

Во второй части былины Садко везёт новгородские товары в другие страны. Теперь он служит Великому Новгороду и радеет о его славе и богатстве.

На свою бессчётну золоту казну

Построил Садко тридцать кораблей,

На те на корабли на черлёные

Свалил товары новогородские.

Как поехал он по синю морю,

Воротил он в Золоту Орду,

Продавал товары новогородские,

Получал барыши великие,

Поезжал назад во Новгород,

Поезжал он по синю морю.

Садко – купец. Он привык считать деньги. И отправляясь к морскому царю, он пишет завещание:

Он стал именьице отписывать:

Кое именье отписывал божьим церквам,

Иное именье нищей братии,

Иное именьице молодой жене,

Остатное именье дружине хороброей.

Сам познавший нищету, Садко не забывает и «нищую братию».

Морской царь на Садко не гневается, он рад такому гостю. А то, что тот принес с собой гусли, и вовсе приводит царя в отличное настроение.

– Ай же ты, Садко-купец, богатый гость!

Век ты, Садко, по морю езживал,

Мне, царю, дани не плачивал,

А нонь весь пришел ко мне во подарочках.

Скажут, мастер играть в гусельки яровчаты;

Поиграй же мне в гусельки яровчаты.

Былины складывались в течение многих веков. К моменту появления «Садко» христианство уже прочно вошло в жизнь русских людей. Это видно из завещания Садко: «кое именье отписывал божьим церквам», а более всего из того эпизода, в котором герою помогает святой Николай.

Явившись под видом «старика седатого», святитель дает советы, как перестать играть и в то же время не навлечь на себя гнев морского царя. А в благодарность за это Садко по возвращении в Новгород «состроил церкву соборную Миколе Можайскому».

Если летописи создавались в основном по приказу власть имущих, то былины творились народом. В Киевских былинах князь часто показан человеком слабохарактерным, чванливым, может без причины обидеть богатыря, а при опасности теряется и не знает, что делать.

В Новгородских былинах богатое купечество презрительно относится к бедному люду, обижает и унижает его. Поэтому в былинах сбывается вековечная мечта народа преодолеть эту несправедливость, разбогатеть.

Потом Садко-купец, богатый гость,

Зазвал к себе на почестен пир

Тыих мужиков новогородскиих

И тыих настоятелей новогородскиих:

Фому Назарьева и Луку Зиновьева.

Все на пиру наедалися,

Все на пиру напивалися,

Похвальбами все похвалялися.

В прежние-то времена настоятели новгородские на Садко бы и не глянули.

Садко становится тем героем, который добивается всего: богатства, почета, уважения. Он уже не нищий гусляр, игрой добывающий кусок хлеба. Он – Садко, богатый гость. И больше не рискует своим благополучием и самой жизнью:

Не стал больше ездить Садко на сине море,

Стал поживать Садко во Нове-граде.

«Садко» – одна из жемчужин русской народной поэзии.

Виссарион Григорьевич Белинский

Источник: https://videouroki.net/video/03-novgorodskij-cikl-bylin-sadko.html

Новгородские былины

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 3Следующая ⇒

Вне общей циклизации вокруг князя Владимира остались лишь былины новгородского цикла, на что были глубокие причины как в самой истории вечевой республики — так и в том, что русичи новгородские произошли от балтийской ветви поморских славян (венедов).

По-видимому, именно в их мифологию уходят истоки былин о Садко (жена из «того мира», магическое умение играть на гуслях и пр. — свидетельства о глубокой древности сюжета). В Новгороде Великом былина подверглась существенной переработке, почти что создалась заново.

Были найдены чрезвычайной яркости образные детали, воспроизводящие величие вечевой торговой республики, хотя бы та, что разбогатевший Садко пробует скупить все товары новгородские, но скупить не может.

Назавтра же торговые ряды вновь заполняются грудами товаров, привезенных со всего света: «А со всего света товары мне не выкупити! — решает герой. — Пусть же буду не я богат, Садко, гость торговый, а богаче меня Господин Великий Новгород!».

Все это: и неумеренная похвальба, и роскошные палаты бывшего гусляра Садко, и этот грандиозный спор — также воспроизводятся средствами эпического преувеличения, т. е. стиль эпоса не меняется, невзирая на отсутствие в данном случае воинской героики.

Былину о Василии Буслаеве (точнее, две, как и о Садко) исследователи обычно относят к XIV—XV вв., ко времени ушкуйных походов, что ни в коей мере не соотносится с данными сюжета.

Легендарный Васька Буслаев, попавший даже в летопись со званием посадника новгородского, по тем же преданиям, жил задолго до татарского нашествия, и собрался он, по былине, совсем не в ушкуйный поход, а на Иордан, присовокупивши при этом: «Смолоду много бито, граблено, под старость надо душа спасать!» А хождения в Святую Землю, неоднократно предпринимавшиеся новгородцами, падают на те же домонгольские XI—XII вв. То есть сложение сюжета произошло в те же «киевские» сроки, что и обработка былин о богатырях Владимирова круга.

Новгород Великий основан в начале VIII столетия и возник как союз трех племен: Словен, продвинувшихся с юга, от дунайской границы (они и возглавили союз, принеся с собою племенное имя «русь» на север); кривичей и славян поморских — эти двигались с Запада, теснимые немцами; и местного чудского племени.

Каждое племя создало свой центр, образовавший городской «конец»: Славна — на правом берегу Волхова, где была княжеская резиденция и городской торг; Прусский, или Людин, конец — на левом, где позднее возник Детинец с храмом святой Софии; и Неревский (Чудской) конец — тоже на левом берегу, ниже по течению Волхова (позднее выделились еще два конца: Загородье и Плотники).

Такое происхождение города предопределило затяжную кончанскую борьбу, причем Славна чаще опиралась на «низовских» князей, «Пруссы» — на литовских.

И хотя население с течением времени полностью перемешалось, рознь городских концов раздирала Новгородскую республику до самого конца ее существования. По изустной легенде, свергнутый Перун, проплывая по Волхову, бросил на мост свой посох, завещав новгородцам вечно драться тут друг с другом.

Во время городских смут обычно собирались два вечевых схода по ту и эту сторону Волхова и дрались или «стояли в оружии» на Волховском мосту.

Освоение новгородцами Севера и Приуралья осуществлялось в основном отдельными дружинами «охочих молодцов», которых тот или иной удачливый предводитель (чаще всего из бояр) набирал по «приговору» веча, а то и сам по себе, «без слова новгородского».

Ватаги эти захватывали новые земли, собирали дань, промышляли зверя, основывали укрепленные городки, торговали. Сбор подобной дружины «охочих молодцов» ярко показан в былине о Ваське Буслаеве, где перечислялись, по-видимому, основные эпические герои Великого Новгорода, «вольница новгородская».

(Перечень этот, к сожалению, был уже позабыт сказителями.)

Былина о Буслаеве выразительна в том отношении, что на место обычного во всяком эпосе воинского героизма, поединков с внешними врагами, отбивания вражеских ратей и увода красавиц ставит внутренние социальные конфликты вечевой республики, сконцентрированные здесь — по законам былинного жанра — за много веков. Тут и сбор дружин из «охочих молодцов», и бои на мосту Волховском, и «матерые вдовы» — владелицы крупных имуществ (фигура Марфы Борецкой симптоматична именно для Новгорода). Собственно спору двух подобных владетельных боярынь посвящена и третья новгородская былина — «Хотен Блудович».

Василий Буслаев во всей своей бесшабашной и удалой натуре в этом задоре, когда он крушит противников на Волховском мосту, когда вдруг произносит покаянно: «Смолоду много бито, граблено, под старость надо душа спасать»; в последующей богатырской поездке — хождении в Иерусалим, в озорном поведении на Иордане, в последнем своем споре с мертвой головой, спором-гибели (камень, через который скачет Василий — вероятный выход в загробное царство, т. е. конец, уничтожение, подстерегающее в свой час и самого сильного из сильных), — во всем этом Буслаев выработался в такого истинно русского героя, как бы завещанного грядущему (не его ли черты сказались в землепроходцах, покорителях Сибири, вождях казацких походов и восстаний?), что и поныне облик, образ и судьба его волнуют едва ли не более, чем образы древних эпических воинов, не исключая и самого Илью Муромца.

⇐ Предыдущая123Следующая ⇒

Источник: https://mykonspekts.ru/1-125491.html

Былины о русских богатырях. Новгородские былины

Былины – стихотворный героический эпос Древней Руси, отразивший события исторической жизни русского народа. Древнее название былин на русском севере – «старина». Современное название жанра – «былины» – было введено еще в первой половине XIX века фольклористом И. П. Сахаровым на основании известного выражения из «Слова о полку Игореве» – «былины сего времени».

Время сложения былин определяется по-разному. Одни ученые считают, что это ранний жанр, сложившийся еще во времена Киевской Руси (X–XI века), другие – жанр поздний, возникший в средние века, во время создания и укрепления Московского централизованного государства. Наибольшего расцвета жанр былин достиг в XVII–XVIII веках, а к XX веку он приходит в забвение.

Былины, по замечанию В.П. Аникина, это «героические песни, возникшие как выражение исторического сознания народа в восточно-славянскую эпоху и развившиеся в условиях Древней Руси…».1

Былины воспроизводят идеалы социальной справедливости, прославляют русских богатырей как защитников народа.

Они раскрывают общественные нравственно-эстетические идеалы, отражая историческую действительность в образах. В былинах жизненная основа соединена с вымыслом.

Они обладают торжественно-патетическим тоном, их стиль соответствует назначению прославить необыкновенных людей и величественные события истории.2

О высоком эмоциональном воздействии былин на слушателей вспоминал известный фольклорист П.Н. Рыбников. Впервые он услышал живое исполнение былины в двенадцати километрах от Петрозаводска, на острове Шуй-Наволок. После трудного плавания по весеннему, бурному Онежскому озеру, устроившись на ночлег у костра, Рыбников незаметно заснул…

Читайте также:  Главные тайны вольфганга амадея моцарта

«Меня разбудили, – вспоминал он, – странные звуки: до того я много слыхал и песен, и стихов духовных, а такого напева не слыхивал.

Живой, причудливый и веселый, порой он становился быстрее, порой обрывался и ладом своим напоминал что-то стародавнее, забытое нашим поколением.

Долго не хотелось проснуться и вслушаться в отдельные слова песни: так радостно было оставаться во власти совершенно нового впечатления.

Сквозь дрему я рассмотрел, что шагах в трех от меня сидит несколько крестьян, а поет-то седатый старик с окладистою белою бородою, быстрыми глазами и добродушным выражением на лице.

Присев на корточках у потухавшего огня, он оборачивался то к одному соседу, то к другому и пел свою песню, прерывая ее иногда усмешкою. Кончил певец и начал петь другую песню; тут я разобрал, что поется былина о Садке-купце, богатом госте.

Разумеется, я сейчас же был на ногах, уговорил крестьянина повторить пропетое и записал с его слов. Мой новый знакомец, Леонтий Богданович из деревни Середки Кижской волости, пообещал мне сказать много былин.

Много я впоследствии слыхал редких былин, помню древние превосходные напевы; пели их певцы с отличным голосом и мастерскою дикциею, а по правде скажу, не чувствовал уже никогда такого свежего впечатления».2

Об исполнении былин и об отношении крестьян к их содержанию свидетельствует этнограф В.Н. Харузина:

«День был воскресный и народу в деревне много. Горница быстро наполнилась народом […]. Сели на лавках, на кровати, жались в дверях. Вошел Утка [сказитель Никифор Прохоров], невысокого роста старик, коренастый и плечистый.

Седые волосы, короткие и курчавые, обрамляли высокий красивый лоб, редкая бородка клинушком заканчивала морщинистое лицо, с добродушными, немного лукавыми губами и большими голубыми глазами. Во всем лице было что-то простодушное, детски беспомощное […].

Утка далеко откинул назад свою голову, потом с улыбкой обвел взглядом присутствующих и, заметив в них нетерпеливое ожидание, еще раз быстро откашлянулся и начал петь. Лицо старика-певца мало-помалу изменялось; исчезло все лукавое, детское и наивное.

Что-то вдохновенное выступило на нем: голубые глаза расширились и разгорелись, ярко блестели в них две мелкие слезинки; румянец пробился сквозь смуглость щек, изредка нервно подергивалась шея.

Он жил со своими любимцами-богатырями, жалел до слез немощного Илью Муромца, когда он сидел сиднем 30 лет, торжествовал с ним победу его над Соловьем-разбойником. Иногда он прерывал себя, вставляя от себя замечания. Жили с героем былины и все присутствующие.

По временам возглас удивления невольно вырывался у кого-нибудь из них, по временам дружный смех гремел в комнате. Иного прошибала слеза, которую он тихонько смахивал с ресниц. Все сидели, не сводя глаз с певца; каждый звук этого монотонного, но чудного, спокойного мотива ловили они.

Утка кончил и торжествующим взглядом окинул все собрание. С секунду длилось молчание, потом со всех сторон поднялся говор.

– Ай да старик, как поет… Ну уж потешил […]

– Пожалуй, и сказка все это, – нерешительно проговорил один мужик. На него набросились все.

– Как сказка? Ты слышишь, старина это. При ласковом князе Владимире было.

– Мне вот что думается: кому же это под силу – вишь ведь как он его.

– На то и богатырь – ты что думаешь?.. Не то что мы с тобой – богатырь!.. Ему что? Нам невозможно, а ему легко, – разъясняли со всех сторон».3

Герои былин. Русские богатыри.

Главным персонажем былин являются богатыри. Они воплощают идеал мужественного, преданного родине и народу человека. Герой сражается в одиночку против полчищ вражеских сил. Среди былин выделяется группа наиболее древних.

Это так называемые былины о «старших» богатырях, связанные с мифологией. Герои этих произведений являются олицетворением непознанных сил природы, связанные с мифологией.

Таковы Святогор и Волхв Всеславьевич, Дунай и Михайло Потык.

Во второй период своей истории на смену древнейшим богатырям пришли герои нового времени – Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Это богатыри так называемого киевского цикла былин. Подциклизацией понимается объединение былинных образов и сюжетов вокруг отдельных персонажей и мест действия. Так сложился киевский цикл былин, связанный с городом Киевом.

В большинстве былин изображен мир Киевской Руси. В Киев едут богатыри на службу князю Владимиру, его же защищают они от вражеских полчищ. Содержание этих былин носит преимущественно героический, воинский характер.

Другим крупным центром древнерусского государства был Новгород. Былины новгородского цикла – бытовые, новеллистические. Героями этих былин были купцы, князья, крестьяне, гусляры (Садко, Вольга, Микула, Василий Буслаев, Блуд Хотенович).

Мир, изображенный в былинах, это вся Русская земля. Так, Илья Муромец с заставы богатырской видит высокие горы, луга зеленые, леса темные.

Былинный мир «светел» и «солнечен», но ему угрожают вражеские силы: надвигаются темные тучи, туман, гроза, меркнут солнце и звезды от несметных вражеских полчищ. Это мир противопоставления добра и зла, светлых и темных сил.

В нем борются богатыри с проявлением зла, насилия. Без этой борьбы невозможен былинный мир.

Каждому богатырю присуща определенная, доминирующая черта характера. Илья Муромец олицетворяет силу, это самый мощный русский богатырь после Святогора. Добрыня тоже сильный и храбрый воин, змееборец, но еще и богатырь-дипломат. Его князь Владимир отправляет с особыми дипломатическими поручениями.

Алеша Попович олицетворяет смекалку и хитрость. «Не силой возьмет, так хитростью» – говорится про него в былинах.

Монументальные образы богатырей и грандиозные свершения – плод художественного обобщения, воплощение в одном человеке способностей и силы народа или социальной группы, преувеличение реально существующего, т. е. гиперболизация и идеализация.

Поэтический язык былин торжественно-напевный и ритмически организованный. Его особые художественные средства – сравнения, метафоры, эпитеты – воспроизводят картины и образы эпически возвышенные, грандиозные, а при изображении врагов – страшные, безобразные.7

В разных былинах повторяются мотивы и образы, сюжетные элементы, одинаковые сцены, строки и группы строк.

Так, через все былины киевского цикла проходят образы князя Владимира, города Киева, богатырей. Былины, как и другие произведения народного творчества, не имеют закрепленного текста.

Передаваясь из уст в уста, они изменялись, варьировались. Каждая былина имела бесконечное множество вариантов.

В былинах совершаются сказочные чудеса: перевоплощение персонажей, оживление мертвых, оборотничество. В них присутствуют мифологические образы врагов и фантастические элементы, но фантастика иная, чем в сказке. Она основана на народно-исторических представлениях. Известный фольклорист XIX века А.Ф. Гильфердинг писал:

«Когда человек усомнится, чтобы богатырь мог носить палицу в сорок пуд или один положить на месте целое войско, эпическая поэзия в нем убита.

А множество признаков убедили меня, что северно-русский крестьянин, поющий былины, и огромное большинство тех, которые его слушают, – безусловно верят в истину чудес, какие в былине изображаются.

Былина сохраняла историческую память. Чудеса воспринимались как история в жизни народа».8

В былинах много исторически достоверных примет: описание деталей, старинного вооружения воинов (меч, щит, копье, шлем, кольчуга). В них воспевается Киев-град, Чернигов, Муром, Галич. Называются другие древнерусские города.

События разворачиваются и в Древнем Новгороде. В них обозначены имена некоторых исторических деятелей: князь Владимир Святославич, Владимир Всеволодович Мономах.

Эти князья соединились в народном представлении в один собирательный образ князя Владимира – «Красно Солнышко».

В былинах много фантастики, вымысла. Но вымысел является поэтической правдой.

В былинах отразились исторические условия жизни славянского народа: завоевательные походы печенегов и половцев на Русь, разорение селений, полон женщин и детей, разграбление богатств.

Позднее, в XIII–XIV веках, Русь находилась под игом монголо-татар, что тоже отражено в былинах. В годы народных испытаний они вселяли любовь к родной земле. Не случайно былина – это героическая народная песня о подвиге защитников Русской земли.

Однако былины рисуют не только героические подвиги богатырей, вражеские нашествия, битвы, но и повседневную человеческую жизнь в ее социально-бытовых проявлениях и исторических условиях. Это находит отражение в цикле новгородских былин.

В них богатыри заметно отличаются от былинных героев русского эпоса. Былины про Садко и Василия Буслаева включают не просто новые оригинальные темы и сюжеты, но и новые эпические образы, новые типы героев, которые не знают другие былинные циклы.

Новгородские богатыри, в отличие от богатырей героического цикла, не совершают ратных подвигов. Объясняется это тем, что Новгород избежал ордынского нашествия, полчища Батыя не дошли до города. Однако новгородцы могли не только бунтовать (В.

Буслаев) и играть на гуслях (Садко), но и сражаться и одерживать блистательные победы над завоевателями с Запада.

Новгородским богатырем предстает Василий Буслаев. Ему посвящены две былины. В одной из них говорится о политической борьбе в Новгороде, в которой он принимает участие.

Васька Буслаев бунтует против посадского люда, приходит на пиры и затевает ссоры с «купцами богатыми», «мужиками (мужами) новгородскими», вступает в поединок со «старцем» Пилигримом – представителем церкви. Со своей дружиной он «дерется-бьется день до вечера». Посадские мужики «покорилися и помирилися» и обязались платить «на всякий год по три тысячи».

Таким образом, в былине изображено столкновение между богатым новгородским посадом, именитыми мужиками и теми горожанами, которые отстаивали самостоятельность, независимость города.

Бунтарство героя проявляется даже в его кончине. В былине «Как Васька Буслаев молиться ездил» он нарушает запреты даже у гроба господня в Иерусалиме, купаясь голым в Иордан-реке. Там же он и погибает, оставшись грешником. В.Г. Белинский писал, что «смерть Василия выходит прямо из его характера, удалого и буйного, который как бы напрашивается на беду и гибель».9

Одной из самых поэтических и сказочных былин новгородского цикла является былина «Садко». В. Г. Белинский определил былину «как один из перлов русской народной поэзии, поэтический апофеоз Новгороду».

Садко – бедный гусляр, разбогатевший благодаря искусной игре на гуслях и покровительству Морского царя. Как герой он выражает собой бесконечную силу и бесконечную удаль. Садко любит свою землю, свой город, семью.

Поэтому он отказывается от несметных богатств, предложенных ему, и возвращается домой.

Итак, былины – это поэтические, художественные произведения. В них много неожиданного, удивительного, невероятного. Однако в основе своей они правдивы, передают народное понимание истории, народное представление о долге, чести, справедливости. Вместе с тем они искусно построены, язык их своеобразен.

Источник: https://cyberpedia.su/4x77eb.html

Рефераты, дипломные, курсовые работы – бесплатно: Библиофонд!

Исследователи почти единодушны в мнении, что когда-то Киевский цикл былин не был единственным и, подобно сохранившимся новгородским, существовали былины рязанские, ростовские, черниговские, полоцкие, галицко-волынские… В том же, что до XIX и XX века сохранились только киевские и новгородские, есть своя историческая закономерность. «Былина,– замечает по этому поводу Д.С.

Читайте также:  Устойчивые и неустойчивые ступени в разных тональностях

Лихачев,– не остаток прошлого, а художественно-историческое произведение о прошлом. Ее отношение к прошлому активно: в ней отражены исторические воззрения народа в еще большей мере, чем историческая память. Историческое содержание былин передается сказителями сознательно.

Сохранение исторически ценного в эпосе (будь то имена, события, социальные отношения или даже исторически верная лексика) есть результат сознательного, исторического отношения народа к содержанию эпоса. Народ в своем былинном творчестве исходит из довольно четких исторических представлений о времени богатырства киевского.

Сознание исторической ценности передаваемого и своеобразные исторические представления народа, а не только механическое запоминание, обуславливают устойчивость исторического содержания былин».

Народ сохранил исторически ценное в киевских и новгородских былинах, в которых перед нами предстают два совершенно различных типа городской и государственной жизни Древней Руси. Былинный Киев всегда – центр княжеской, государственной власти, во всех сюжетах Киевского цикла так или иначе заключен конфликт богатыря (личности) и князя (власти).

В то время как былинный Новгород – всегда олицетворение вечевой власти, что также сказывается во всех конфликтных ситуациях Василия Буслаева и мужиков новгородских, Садко и людей торговых. А Героический цикл – это уже новый этап и в русской истории, и в русском эпосе.

Здесь главенствующей становится идея защиты родной земли, все остальное отступает на второй план.

Время возникновения былин Киевского цикла, как и Новгородского, хронологически совпадает со временем расцвета этих государств-княжеств.

В эпоху расцвета Киевской Руси – крупнейшего из средневековых государств эпохи – произошла переработка древнейшего архаического пласта мифов и преданий, «историзация прежних традиций» (В.П. Аникин) как в устной народной литературе, так и в письменной.

Ведь при создании первого летописного свода «Повести временных лет» в него точно так же вошли переработанные и «историзованные» языческие преданья старины глубокой.

В этом отношении былины Киевского цикла не менее достоверный исторический источник, чем любые другие – летописные и литературные.

Как Новгород обособлен в русской истории, так и богатыри его заметно выделяются среди героев русского эпоса. Былины про Садко и Василия Буслаева не просто новые оригинальные сюжеты и темы, но и новые эпические образы, новые типы героев, которых не знает Киевский цикл.

Возникновение Новгородского цикла исследователи относят к XII веку – времени расцвета Господина Великого Новгорода и началу упадка Киевской Руси, раздираемой княжескими усобицами. «Расцвет Киева,– отмечает Д.С.

Лихачев, сравнивая Новгородский цикл с Киевским,– был в прошлом – и к прошлому прикрепляются эпические сказания о военных подвигах. Расцвет же Новгорода был для XII века живой современностью, а темы современности были прежде всего социально-бытовыми…

Подобно тому как время Владимира Святославовича представлялось в киевских былинах временем «эпических возможностей» в сфере военной, так время вечевых порядков в Новгороде было таким же временем «эпических возможностей» в сфере социальной».

Список литературы

Виктор Калугин. Богатыри киевского и новгородского цикла”

Источник: https://www.BiblioFond.ru/view.aspx?id=69113

Основные сюжеты русских былин. Новгородский и киевский циклы

Сюжеты былин. Количество былинных сюжетов, несмотря на множество записанных вариантов одной и той же былины, весьма ограничено: их около 100.

Выделяют былины, в основе которых сватовство или борьба героя за жену (Садко, Михайло Потык, Иван Годинович, Дунай, Козарин, Соловей Будимирович и более поздние – Алеша Попович и Елена Петровична, Хотен Блудович); борьба с чудовищами (Добрыня и змей, Алеша и Тугарин, Илья и Идолище, Илья и Соловей-разбойник); борьба с иноземными захватчиками, в том числе: отражение татарских набегов (Ссора Ильи с Владимиром, Илья и Калин, Добрыня и Василий Каземирович), войны с литовцами (Былина о наезде литовцев).

Особняком стоят сатирические былины или былины-пародии (Дюк Степанович, Состязание с Чурилой).

Основные былинные герои. Представители русской «мифологической школы» делили героев былин на «старших» и «младших» богатырей. По их мнению, «старшие» (Святогор, Дунай, Волх, Потыка) являлись олицетворением стихийных сил, былины о них своеобразно отражали мифологические воззрения, бытовавшие в Древней Руси.

«Младшие» богатыри (Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич) – обыкновенные смертные, герои новой исторической эпохи, а потому в минимальной степени наделены мифологическими чертами.

Несмотря на то, что против подобной классификации впоследствии были выдвинуты серьезные возражения, подобное деление до сих пор встречается в научной литературе.

Образы богатырей – народный эталон мужества, справедливости, патриотизма и силы (недаром один из первых русских самолетов, обладавший исключительной по тем временам грузоподъемностью, был назван создателями «Илья Муромец»).

Былины делятся на:

Эпический Киев – символ единства и государственной самостоятельности русской земли. Здесь, пр дворе князя Владимира, происходят события многих былин. Воинскую мощь Руси олицетворяют богатыри.

Среди богатырских былин на первое место выдвигаются те, в которых действуют Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Эти основные защитники русской земли – выходцы их трех сословий: крестьянского, княжеского и поповского.

Былины стремились представить Русь единой в борьбе с врагами.

Илья – крестьянский сын, родом из села Карачарова возле города Мурома. До тридцати лет он был болен – не владел ни руками, ни ногами. Нищие странники излечили Илью и одарили небывалой силой.

 Огромная сила Ильи должна принести пользу всей Руси, поэтому он устремился в Киев.

По пути он совершил свои первые подвиги: разбил вражеские войска под Черниговом, освободил дорогу от соловья-разбойника.

После Ильи Муромца наиболее любим народом Добрыня Никитич. Это богатырь княжеского происхождения, он живет в Киеве. Главное дело его жизни – воинское служение Руси.

Богатырский подвиг Добрыни изображает былина «Добрыня и змей» – рассказ о том, как на Пучай-реке Добрыня одной шляпой отбился от змеи, отшиб у нее три хобота. Змея взмолилась и предложила заключить мир. Добрыня отпустил змея, но потом увидел, как тот схватил княжескую дочь и отправился ее выручать. В этот раз бой был долгим, но Добрыня одержал победу.

2. Новгородские

Новгородские былины не разрабатывали воинской тематики. Они выразили иное: купеческий идеал богатства и роскоши, дух смелых путешествий, предприимчивость, размашистую удаль, отвагу.

Чисто новгородским богатырем являет Василий Буслаев. Ему посвящены две былины: «Про Василия Буслаева» и «Поездка Василия Буслаева».

Иной тип новгородского героя – Садко. О нем известно три сюжета: чудесное обретение богатства, спор с Новгородом и пребывание на дне у морского царя.

В. Миллер отнес к новгородским – по ряду бытовых и географических признаков – былину «Вольга и Микула». Областная ориентация этого произведения сказалась в том, что новгородец Микула изображен более сильным, чем племянник киевского князя Вольга со своей дружиной.

Былины имеют свой особый художественный мир. Поэтический язык былин подчинен задаче изображения грандиозного и значительного. Композиционную основу многих сюжетов составляет антитеза: герой резко противопоставляется своему противнику. Другим главным приемом изображения подвига героя и вообще эпических положений, как и в сказках, является утроение.

Былинные сюжеты имеют зачин, завязку действия, его развитие, кульминацию и развязку. В зачинах указывается, откуда выезжает богатырь, место действия, или рассказывается о рождении героя, об обретении им силы. Завязка былинного сюжета часто происходит на княжеском пиру. Былины киевского цикла иногда начинались сразу с завязки – с княжеского пира.

подобно сказкам, сюжеты былин имелы свое художественное обрамление: запевы и исходы.

Традиция эпического сказительства выработала формулы привычного изображения, так называемые общие места. т.е существует характерное описание пира, похвальбы на пиру итд.

Источник: http://ifreestore.net/4616/19/

Новгородский эпос: к какому циклу относится былина «Садко»

Искусство и развлечения 17 марта 2016

Многих интересует вопрос: к какому циклу относится былина «Садко»? Оказывается, народный эпос с этим общим названием относится к старославянскому новгородскому циклу былин, который, по мнению исследователей, возник в XII веке – времени экономического развития города Новгорода, но общего упадка всей Киевской Руси.

В то время Новгород практически не затронуло нашествие татаро-монгольской орды, и он являлся крупнейшим торгово-промысловым центром. К этому времени расцвет Киева уже отошел в прошлое. И с Новгородом начинают связываться эпические сказания о ратных подвигах русских воинов.

Новгородский цикл былин «Садко»

Расцвет промысла и торговли в Новгороде стал для XII века настоящей и живой современностью, поэтому и темы воспевались в основном уже социально-бытовые: организация торговли и жизнь купечества.

Главный герой былины – купец Садко, а не исторический богатырь какой-нибудь. Сама же былина повествуется в трех частях, которые могут встречаться и как вполне самостоятельные произведения. И все же интересно, к какому циклу относится былина «Садко»?

Садко был героем былин новгородского цикла, и надо сказать, что существует 9 самых известных вариантов, которые были записаны в Олонецкой губернии. Причем и сюжетная линия у них может быть совершенно разная. Однако вот только полных всего 2: от сказителей Василия Щеголенка и Андрея Сорокина.

Развитие сюжета

В одной части Садко пребывает в подводном царстве, такого рода сюжет встречается и у других народов.

В дальнейшем в былину вошел рассказ о том, как Садко разбогател с помощью золотых рыб, которыми наградил его морской царь, услышавший необыкновенную игру героя на гуслях, стоявшего на берегу Ильмень-озера. В некоторых былинах о Садко сказатели называют царя не «морским», а «водяным». И данный факт наталкивает на то, что это два разных персонажа.

Ведь в русском фольклоре существует в некотором роде трехступенчатая иерархия водяных духов, одни обитают в небольших ручьях и заводях, другие – в реках и озерах, и есть морской царь – хозяин морей и океанов.

К какому циклу относится былина «садко»

Самая поздняя часть былины представляет собой очень колоритный рассказ о том, как Садко поспорил о том, что выкупит все новгородские товары у купцов, но этого сделать не смог.

Некоторые исследователи былин утверждают, что у героя Садко был прототип – богатый новгородец Садко Сытинич, который упомянут в одной из летописей как строитель Новгородской церкви в честь Бориса и Глеба в 1167 году. Считается, что основой былины и стал сказ о нем.

В вопросе о том, к какому циклу относится былина «Садко», надо отметить главное, что сюжеты могут звучать в самых разных интерпретациях. Даже в одном старофранцузском романе встречается герой Садок, приключения которого очень схожи с похождениями нашего героя. Это дает основание предполагать, что роман и былина восходят к одному источнику, в котором имя это уже существовало.

Источник: fb.ru

Источник: http://monateka.com/article/123366/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector