Анжелика холина балет без балета

Анжелика Холина: балет без балета

Есть особая прелесть, когда приходится писать о молодом художнике, неважно кто это – певец, танцор, музыкант-исполнитель. Потому что устоявшихся взглядов на его творчество – нет, он ещё полон сил, и наконец, от молодого маэстро можно ждать очень многого.

В этом отношении очень интересно наблюдать за хореографом театра Вахтангова (г. Москва) – Анжеликой Холиной.

Её жизненная и творческая биография укладывается в жанр мини-описания:

– 1990г. – Вильнюс (Литва) – явление, пока ещё на свет;

– 1989г. – окончена Вильнюсская школа балета;

– с 1991г. начала ставить балеты, т.е. – это факт рождения молодого (21 год) хореографа;

– попутно закончила ГИТИС (РАТИ) в Москве в 1996г, создала в Литве – Театр танца Анжелики Холиной (A|CH) – 2000г., а с 2008г. сотрудничает с театром Вахтангова, где её называют режиссёром-хореографом;

– уже успела получить литовский орден «Рыцарский крест» в 2011г., но что гораздо важнее, её учеников (из Вильнюса) уже знают на международных балетных конкурсах, а имя Анжелики Холиной известно в европейских и американских балетных кругах.

Почему театру Вахтангова повезло с Анжеликой Холиной?

История этого театра, тесно связанного с музыкой, необычна, это смешение жанров от классической трагедии до озорного водевиля, это яркие актёры, незабываемые спектакли. Это бурлеск, смех, шутка, но и – глубина мысли и философское начало в то же время.

Сегодня театр – это богатая история и традиции, это режиссёр Римас Туминас. Кроме того, что он талантлив, он ещё и литовец. А это значит, что российским актёрам вольно или невольно «вливается/прививается» некая порция «иной крови». Как режиссёр Р.Туминас стал лауреатом государственной премии РФ и награжден орденом Дружбы народов. Это к вопросу о вкладе Туминаса в российскую культуру.

И вот режиссёр А. Холина попадает в эту среду, и как хореограф получает возможность работать с российскими актёрами. Но возможно, что и она вносит в работу какие-то национальные традиции, по-иному расставляет акценты.

В итоге – изумительная смесь, «коктейль» необычный по вкусу, что всегда было свойственно вахтанговскому театру. Вот и получается, что балетмейстер Анжелика Холина нашла свой театр, а театр получил талантливого режиссёра-хореографа.

О хореографии и исполнителях

В танцевальных спектаклях А.Холиной выступают исключительно драматические актёры, исключение – О.Лерман, у которой за плечами хореографическое училище.

Описывая эти хореографические «фантазии» в исполнении актёров надо сказать что:

– работа рук – очень выразительна (а драматические актеры это могут делать хорошо), на работу кисти руки (в соло и ансамблях) надо тоже обращать внимание;

– о разнообразии поз (и в динамике, и в статике), рисунке, «группировке» тела – заботится хореограф, это её работа;

– работа ног – тоже достаточно выразительна, но это не балет, это другое, но не менее интересная театральная форма;

– движение актеров на сцене – скорее обычные, а не привычно балетные па. Но они получают какое-то развитие и заострённость.

В обычном драматическом спектакле – таких движений (по диапазону, размаху, выразительности) – нет, там они не нужны.

Значит, отсутствие слова заменяется пластикой тела актера, но балетный танцор такой хореографический «набор» (иногда из-за простоты), скорее всего, выполнять (протанцовывать) – не стал бы. А актеры драмы делают с удовольствием;

– но конечно можно увидеть и рассмотреть и какие-то чисто балетные проявления (вращения, поддержки, шаги, прыжки)

Вот и получается, что на пути от драмы к балету возможны варианты спектаклей без слов, драматического балета и т.п., что Анжелика Холина успешно и талантливо делает.

Кстати, актер А. Нестеренко (вахтанговец) назвал эти представления «танцевальными спектаклями».

Что смотреть

Сегодня в Вахтанговском театре идут 4 спектакля Анжелики Холиной: «Анна Каренина», «Берег женщин», «Отелло», «Мужчины и женщины». Жанр их определён как бессловесные (невербальные) спектакли, т.е. диалогов и монологов – нет, действие передается посредством движения и пластики. Естественно, что звучит музыка, но «танцуют» исключительно драматические актеры.

Видимо, поэтому представления и обозначены не как балеты, а иначе, например, как «хореографическая композиция» или «драма в танцах». В интернете можно найти достаточно масштабные ролики этих спектаклей, а «Берег женщин» – представлен почти полной версией.

В сети, есть и ролик «Кармен»:

это спектакль театра балета Анжелики Холиной (A|CH), но работают или точнее «танцуют» в нём – актеры театра Вахтангова.

Ролики «Кармен» и «Анна Каренина» определены как интервью на фоне спектакля, т.е. представлены наиболее яркие фрагменты и высказываются актёры и хореограф:

Так вот эта форма, когда актёры «танцуют», а потом – говорят, представляется очень удачной, потому что даёт возможность многое понять.

Что интересного сказала сама Анжелика Холина и её актеры:

– «спектакль должен быть достоин сцены…, должно быть большое сцепление энергии»;

– «самый главный критерий, когда артист хочет (работать/танцевать) и когда он – хороший человек»;

– «русские (актёры) чувствуют также, но только в 100 раз больше и глубже, и шире. Это мне подходит. Масштаб их души… русские артисты умеют выразить то, что я хочу»;

– «надо подать все движения и сделать так, чтобы они были ясными». Это скажет актёр Л.Бечевин, а значит, исполнители понимают, какой смысл и содержательность должно нести хореографическое начало, и зритель это может увидеть и понять;

– «их (актёров) не заставишь делать на сцене то, что они не понимают, а значит, каждый шаг должен быть оправдан». Это снова слова хореографа.

О музыке и остальном

Роль музыки у А.Холиной – велика. Музыка многое договаривает, подчёркивает, выделяет и поэтому музыкальной материал, иначе как высокой классикой не назовёшь.

В «Кармен»- это Бизе-Щедрин, в «Анне Карениной» – ярко-театральный Шнитке. В «Отелло»- музыка ДжАдамса, а «Берег женщин» – песни Марлен Дитрих о любви на английском, немецком, французском и иврите.

«Мужчины и женщины» – использована музыка романтических классических балетов. Тема представления – Любовь и сценарии, по которым живут люди, а значит это попытка сказать о самых высоких чувствах средствами искусства иными, чем слово и, может быть, найти её иное понимание.

В «Отелло» сценическая наполненность достигается за счёт количества танцоров и масштабной символической конструкции в виде шара.

В последних спектаклях «Отелло» и «Берег…» – возрастает роль массовых сцен, словно хореограф входит во вкус.

И ещё маленький, но весьма показательный штрих: когда Анжелика Холина рассказывает о спектакле, актёрах, то невольно бросается в глаза её «прибалтийская» сдержанность. Но как же все это контрастирует с динамикой движения, страстями, эмоциями её спектаклей. Вот уж действительно – небо и земля!

Сегодня, когда звучат слова о современном балете, то речь может идти об очень разных представлениях. И многое зависит от режиссёра, создателя спектакля и актёров, с которыми он работает. А уж если маэстро-постановщик не обделён талантом, то мы просто сталкиваемся с новым явлением в театральном жанре, что ярко видно на примере хореографа Анжелики Холиной.

А самый последний совет: начните знакомство с Анжеликой Холиной с её спектакля «Кармен», а дальше – только удовольствие и наслаждение.

Александр Бычков.

Источник: https://music-education.ru/anzhelika-holina/

Анжелика Холина

Холина Анжелика  

Холина Анжелика  

Иозас Статкявичюс,  Пьер Карден и  Анжелика Холина.

Анна Каренина  

Иозас Статкявичюс, Даля Бучиене, Анжелика Холина и Мариус Яцовскис

Холина Анжелика  

С Мишей Дергачовым – исполнителем роли Сережи в спектакле “Анна Каренина”

Анна Каренина  

Премьера спектакля “Анна Каренина”, поклоны.

Холина Анжелика  

Берег женщин  

Пьер Карден и участники спектакля Берег женщин

Хореограф-постановщик

Анжелика Холина – одна из самых известных режиссеров-хореографов Литвы, доцент Литовской Академии Музыки и Театра, основатель театра танца А|CH.

В 1989 г.  окончила Вильнюсскую школу балета.

В 1996 г. в Российском университете театрального искусства (ГИТИС) получила специальность режиссера – балетмейстера (курс О.Г. Тарасовой ).  Хореографический дебют Анжелики – балет в двух действиях «Медея» (1996 г.) был удостоен премии «Св. Христофор».

Анжелика Холина дважды становилась лауреатом премии Литовского Министерства Культуры «Золотой Крест сцены» за хореографические спектакли «Отелло» (2006 г.) и «Анна Каренина» (2010 г.)

В 2000 г. хореограф Анжелика Холина и Грета Холина (занимающая должность директора театра) основали Театр танца Анжелики Холиной А |CH , который сегодня является одним из самых крупных, профессиональных и успешных театров в Литве. 

Спектакли Анжелики Холиной абсолютно разные. Они отличаются интересными режиссёрскими решениями, особым хореографическим почерком, музыкальностью, тонкой эстетикой. Анжелика Холина создала уникальный синтез классического балета, современного танца и актерского мастерства. В спектаклях А.

Холиной вместе с профессиональными артистами балета в сценическом действии принимают участие и актеры драматических театров. Творческая смелость, исполненная смысла эстетика, точно подобранная музыка, костюмы и сценография придает спектаклям особую выразительность настоящего, живого театра.

В течение своего 25 летнего творческого пути Анжелика Холина создала 15 хореографических спектаклей, 2 балета, мюзикл, оперетту, более 100 хореографических миниатюр, стала постановщиком хореографических номеров к операм и фильмам кинокомпании «Warner Brothers».

Миниатюры современной хореографии в постановке Анжелики Холиной с учениками Вильнюсской Балетной школы и Мюнхенской академии танца, награждены Grand-prix и золотыми медалями  в международных конкурсах балета в Лозанне, Варне, Москве, Париже, Токио, Нью-Йорке, Стокгольме, Мюнхене и Хельсинки.

С 2008 года Анжелика Холина сотрудничает с Театром имени Евгения Вахтангова, в котором она поставила хореографические спектакли  «Берег женщин» (2008), «Анна Каренина» (2012), «Отелло» (2013), «Мужчины и женщины, или Сценарии, по которым живут люди» (2015). Впервые в хореографических спектаклях Анжелики Холиной на сцене драматического театра, без слов, с потрясающей выразительностью жеста и мимики стали играть исключительно драматические артисты.

Как режиссер – хореограф принимала участие в создании спектаклей Вахтанговского театра «Евгений Онегин» (2013), «Минетти» (2015)  и  «Царь Эдип» (2016), поставленных Римасом Туминасом.

В 2015 году в Большом театре России вместе с Римасом Туминасом в качестве хореографа выпустила премьеру оперы «Катерина Измайлова» Дмитрия Шостаковича.

В марте 2017 года в качестве хореографа участвовала в выпуске двух одноактных опер – «Царь Эдип» Игоря Стравинского и «Замок герцога Синяя борода» Белы Бартока (режиссер-постановщик Римас Туминас) на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

В феврале 2018  –  в качестве хореографа выпустила второю постановку на сцене Большого театра – оперу «Пиковая дама» П.И. Чайковского (режиссер-постановщик Римас Туминас).

В 2011 году Анжелика Холина награждена Рыцарским крестом ордена «За заслуги перед Литвой» в области культуры, а в 2016 году высшей государственной наградой деятелей культуры Литвы, Золотым знаком почета «Неси свой свет и верь».

Источник: http://www.vakhtangov.ru/persones/cholinais

Режиссер-хореограф Анжелика Холина: Живу по принципу здесь и сейчас

Спектакль обещает стать значимым событием театрального сезон. В 2012 г. спектакль Холиной “Анна Каренина” в театре им. Евг. Вахтангова был номинирован на “Золотую Маску”.

– Вы давно в Москве?

– Я живу в Москве год. Мне всегда нравился город. Вообще-то я здесь с 18-ти лет – училась в ГИТИСе, периодически приезжала, потом работала в Вильнюсе, и снова судьба повернулась так, что я приехала надолго…

– Что произошло?

-Я люблю много работать, люблю масштаб, люблю ставить большие спектакли. Москва – город с потенциальными возможностями. Я попала в эпицентр, потому что я работаю в театре Вахтангова – одном из самых лучших в Москве, ставлю здесь свой третий спектакль… Меня пригласил Туминас.

5 лет назад я ставила «Берег женщин», пару лет назад – «Анну Каренину». Я работала «наездами» в Москве по его приглашению. Но, кажется, я все время была здесь, и поэтому сейчас живу – без напряжения, работаю – с удовольствием, я знаю, что должна жить в этом городе.

Если вы спросите о привязанностях, то я еще очень люблю жить в Литве, а работать все-таки в Москве, и еще отдыхать – в любой точке планеты, где захочу. Мне это нравится. Я люблю постоянную новизну. И хорошо понимаю свою натуру.

Так что для дальнейших предложений я тоже открыта, и приму их легко.

– Где вам сложнее работать?Карьера сложилась быстро и успешно в Москве и в Вильнюсе…

– Сейчас не сложно уже нигде. Я уверена в том, что делаю. Если же уверенности нет, я не берусь, потому что мне нужен результат, который я запланировала и хочу. И я не хочу ошибок. Каждый человек, по-моему, интуитивно понимает и предчувствует результат. Я вслушиваюсь в себя, и только потом берусь за работу, точно зная, что сделаю ее хорошо.

– Помогает ли вам город понять себя?

– Когда я была студенткой, я боялась города. Подолгу не выходила из дома. Мне казалось, что Москва – это серые здания, бегущая масса людей… Я не была влюблена в Москву, как сейчас. Контраст я почувствовала 5 лет назад, когда мы с сестрой приехали к родственникам, и я поняла, что все уже по-другому.

Ушло ощущение страха, другим стало все вокруг, я выросла, Москва перестала давить… В каждом городе нужно иметь свои любимые места. У меня они есть. Я обращаю внимание на старую городскую архитектуру. Ведь люди всегда видят, что они хотят для себя. В городе легко переключить сознание на желаемое.

Поэтому мне очень нравится старая Москва, улочки, где есть атмосфера. Мне нравится водить машину здесь. Я никогда не стою в пробках, потому что понимаю, когда и где нужно проехать. Я люблю европейского типа кафе. Мне не нужен пафос. Нужен уют, я люблю общаться и в этом городе можно встретить много интересных людей.

Читайте также:  История григорианского песнопения речитатив молитвы хоралом отзовётся

Не привыкла видеть проблемы, чувствую себя оптимистично и счастливо. Умею не видеть, что и вправду плохо. Это ведь вопрос выбора – каким видеть мир. Все в голове…

– Что для вас значит ваша работа?

– Я просто умею ее делать, и все. Я занимаюсь танцем с 4 лет. Началось все рано, я успешно вошла в профессию. Сначала танцевала в кружке, потом поступила в балетную школу. Плавно перешла в другую профессию – случай… Меня не взяли в Театр Оперы и балета. Отец предложил попробовать поступить в ГИТИС.

И у меня все получилось. И еще я никогда не чувствовала страха перед постановками. Это немаловажно. Мой первый балет был поставлен в Национальном театре оперы и балета Литвы. Мне в ту пору было 24 года. И потом все пошло само-собой. Я даже не задаю себе вопросы в отношении профессии. Я делаю то, что умею.

И все!

– Поддерживают ли вас родители?

– Мои родители – прекрасные интеллигентные люди. С детства благодаря им я посещала театры, выставки. Мы были близки к театру. Папа – художник, архитектор. Мама – с невероятным чувством прекрасного. В советские времена когда все было в дефиците, в нашем доме этого не чувствовалось, так она умела изысканно все сотворить. Мы с сестрой жили в постоянной красоте и мнимом достатке…

– Как вы планируете свой отдых?

– Моя профессия для меня – отдых. Последний двойной отдых был в Прибалтике. Я привезла московских артистов в Палангу, и мы репетировали новый спектакль «Отелло», который скоро выйдет в театре Вахтангова. Паланга – курортный город. Мы репетировали, отдыхали, были очень довольны и практически счастливы.

Что касается других поездок, то мы с сестрой, как правило, едем куда-нибудь зимой. Я люблю лето, солнце, и пытаюсь хотя бы один месяц в год себя ничем не занимать. И каждый раз осваиваю новое место на планете. Еще у нас есть манера поехать неожиданно в Европу, собравшись на выходных.

Придумаем, например, полететь в Амстердам завтра, и так делаем. По ощущениям – хочется, и едешь.

– Как происходит процесс работы?

– Всегда по-разному. «Кармен» я делала на русских артистов, это большой спектакль. Пошли слухи что я собираю труппу и артисты сами ко мне потянулись на пробы. Они хотят со мной работать и это облегчает ситуацию. Ничего никому не нужно доказывать.

– В чем ваша личная сила?

– Наверное, в том, что я знаю, чего хочу. Могу организовать людей, дать им уверенность, это то, что есть у меня самой. Очень важно понимать, что артист откроется, когда подходишь к нему с любовью и уважением. Чувствуешь – и происходит обмен. Я все делаю через любовь, красоту. Я просто всегда хотела работать, не боялась конкуренции.

Даже когда в 98-м году мне запретили закончить одну постановку в Национальном театре оперы и балета, я пошла в Национальный Драматический театр к Римасу Туминасу, и тогда я сделала первой то, что и до сих пор продолжаю этот опыт – на одной сцене соединяю драматических актеров и артистов балета.

Когда несколько лет спустя мы с сестрой приехали к родным в Москву и зашли в театр Вахтангова поздороваться с Туминасом, он снова пригласил меня. И я поставила «Берег женщин» на песни Марлен Дитрих. Это был поворот в моей жизни. Но очень естественный. Мне нравится работать с русским театром.

Это – глубокие театральные корни, культура, традиции. В России также образованные интеллигентные зрители. И очень хочется строить диалог со сцены. Мы ездим на гастроли. Были в Омске, Ярославле, Новосибирске, только что вернулись из Кубы. График развивается. Я показала «Берег женщин» и «Кармен» в Литве. Там всегда очень ждут мои работы.

Я люблю работать с русскими актерами, они – другие. Темперамент другой, масштаб внутренний. Русская душа – это орган, именно орган, абсолютно конкретное в человеке, такая чаша. В Москве высокая конкуренция, все варятся в этом, хотят, придумывают, строят планы, здесь другое стремление, сила. И мне это очень нравится.

Мир вокруг меня я научилась контролировать, я понимаю свое новое качество. И нарабатываю потенциал. Зрителей не обманешь, они тонко чувствуют…

– В чем особенность московских зрителей?

– Мои спектакли для чувствительных людей. Люди считывают то, что я хочу сказать. Принимают очень хорошо. И плачут. И не было ни одного спектакля без бурных оваций стоя. Я работаю в Москве в новом жанре. Понимаю, что больше так никто не делает. Спектакли разные, но все они – красивые. Для меня очень важна эстетика. Это имеет большую силу.

Создать красоту на сцене очень сложно. Но я как раз этим и занимаюсь. Сценография, костюмы, красивые люди, смысл на сцене. Все очень важно. Люди должны идти не «на имя», где стоит на сцене стол, 2 стула и говорят «две звезды». Люди должны получить красивое смысловое зрелище. Эмоции. Я хочу воспитывать публику. И не могу изменить себе.

– Чем отличается работа в литовском театре?

– Надо сказать одну важную вещь – в Литве театр славен режиссером. Всех ведущих режиссеров знают персонально. В Литве вообще много режиссеров мирового масштаба. Мне кажется, это потому, что в Литве есть время поработать спокойно, побыть с собой один на один, прислушаться.

Страна располагает к этому, дает возможность. Мне кажется, смысл – в остановке мгновения. Мы бежим куда-то, не понимая, что стоим в это время на месте. А смысл – в паузе, в отключении от суеты. И поэтому в Литве театр – качественный. Он – про людей.

Их надо понимать – отношения, психологию и на сцене приближаться к правде о человеке…

– А в жизни?

– Я вижу людей. По походке, фигуре, глазам. Поэтому очень точно подбираю артистам роли, это немаловажно. Все начинается с общения. Мне нравится общаться с людьми, принимать их разными. Любить их всех. Каждый человек может что-то сделать, дать, просто это нужно в нем увидеть. Конечно, отношения исчерпываются. Но это неважно.

– Что вы планируете для себя в ближайшем будущем?

– Я не знаю, что будет завтра. Живу по принципу «здесь и сейчас». Я открыта для жизни, для завтрашнего дня, не загадывая и не придумывая наперед.

Я создаю себе некий комфорт, но, когда надо, мгновенно концентрируюсь. Стороны моей жизни – личной и профессиональной- не смешаны. Я свободна.

Я бы хотела, чтобы люди не теряли веру в театр, ведь он показывает какие мы и напоминает, что мы смертны…

Источник: http://moscvichka.ru/moscvichka/2013/11/08/rezhisser-horeograf-anzhelika-holina-zhivu-po-printsipu-zdes-i-sejchas-6480.html

Анжелика Холина

Анжелика ХОЛИНА:

ПРИХОДИТЕ УВИДЕТЬ СЕБЯ…

Анжелика Холина – одна из самых ярких и самобытных современных постановщиков. Режиссер-хореограф, она говорит со зрителями на языке пластики, вобравшем в себя элементы танцевальной культуры и драматического искусства.

Московских театралов потрясли спектакли Анжелики Холиной – “Берег женщин”, “Анна Каренина” в Театре им. Евг. Вахтангова и “Кармен” на музыку Ж. Бизе и Р. Щедрина, представленный на сцене Московского драматического театра им. А.С. Пушкина.

– Анжелика, так с чего все началось? Я имею в виду увлечение танцем, пластикой?

– В балете я с четырех лет. Сколько себя помню, столько и существую в танце. А начиналось все с самодеятельного кружка, потом окончила балетную школу, затем ГИТИС. То есть непрерывно была рядом с театром и танцем. Это самый большой подарок в жизни, когда ты чувствуешь себя в профессии на своем месте!

– Ваши родители имели какое-то отношение к театру, к творчеству?

– Знаете, наверное, не всегда те люди, которые связаны с искусством, по-настоящему любят театр. Так вот мои родители (отец – архитектор, мама – инженер) театр очень любили. И меня с детства с ним знакомили. Я ходила и в оперные театры, и в драматические,  воспитывалась, училась на лучших образцах!

 – Говорят, Литва славится баскетболом, пивом…

– …И большим числом прекрасных режиссеров европейского уровня: Някрошюс, Туминас, Коршуновас, Вайткус, Варнас и другие. В такой маленькой стране столько замечательных режиссеров?! И еще те, кто уже ушел, допустим, Мильтинес, который в театре Паневежеса создавал выдающиеся спектакли.

 – А чем вы можете объяснить такое средоточие в Литве сильных, талантливых режиссеров?

– Сама часто думаю, откуда самородки появляются? Ведь Литва не славилась какой-то особой школой режиссеров и педагогов. Хотя, конечно, было у кого по­учиться, в Москве, например, или в Петербурге. А может, наша страна маленькая, мы никуда не спешим, нет суеты?! А человеку нужно время для того, чтобы остановиться и подумать. Только тогда и рождаются настоящие мысли. В суете это невозможно!

 – Кто был первым вашим учителем в искусстве?

– Сейчас, глядя назад, понимаю, что самый главный этап в жизни – ГИТИС. Есть педагоги, которые просто вели меня за руку. Это, например, педагог по искусству, балетмейстер ГИТИСа Ольга Георгиевна Тарасова, у которой я училась.

Почему она взяла именно меня, до сих пор секрет какой-то… Ведь в ГИТИС на балетмейстерское отделение поступали с пятилетним стажем работы. А я поступила в ГИТИС в девятнадцать лет, сразу же после балетной школы. Но Тарасова что-то во мне разглядела и взяла на курс.

Она оказала очень сильное влияние на меня, научила слышать музыку, мыслить. Это, наверное, самое главное, потому что научиться профессии балетмейстера, в принципе, невозможно. Но вот направить человека, да! И она это делала мастерски.

После окончания ГИТИСа я вернулась в Вильнюс, потому что была патриотически настроена, хотела повысить уровень культуры балета в своей стране.

 – И с чего начали?

– Я вообще масштабная натура. (Смеется.) Начала грандиозно! Во всяком случае, так мне сейчас кажется. В Национальном оперном театре поставила двухактный балет “Медея”.

Самое интересное, что в этом спектакле участвовали мои педагоги. Все то поколение, которое я знала с детства. Причем с ними мне было легко, потому что именно они вселили в меня уверенность.

Я не боялась и знала, как сделать спектакль, поэтому все получилось.

 – Какие качества вам помогают в творчестве?

– Помогает мне то, что я люблю людей. Артист может открыться только тогда, когда он чувствует себя защищенным, находит в режиссере опору.

 – Есть и другого рода режиссеры, которые давят на актерскую личность. И тем не менее они тоже получают иногда положительные результаты…

– Мне кажется, это  методика слабых людей! У меня выстроены своя система и правила работы. Я называю это “санаторием строгого режима”. Актер должен комфортно себя чувствовать, но строгого режима требует от нас сама профессия. Особенно, если это касается танца. Есть же система подготовки тела к балетному спектаклю? И от этого никуда не деться.

 – Когда у вас появился свой театр A/CH, вам было всего 30 лет? Не каждому это удается…

– Я называю свой театр “бумажным”, так как мы не имеем ни здания, ни репетиционных помещений, нет постоянной труппы, мы все арендуем. Есть только репертуар, и я на каждый спектакль собираю других артистов. Эта практика у нас в Литве популярна. К примеру, Някрошюс работает так же.

Только недавно ему выделили малюсенькое здание, чтобы он имел место для репетиций. Стыдно в Литве не дать возможность работать такому режиссеру, который известен во всем мире и руководит еще и итальянским театром! Мы ничего не просим у государства.

А просто делаем свою работу, ставим спектакли.

– Современные по форме, которая не довлеет над содержанием!

– Что значит форма, если она не наполнена содержанием?! Театр – то место, где надо говорить о судьбах людей. Мы поем голосом духа, мы пишем стихи мыслями духа.

Почему мы мучаемся? Нас не учат любить! Люди проживают жизнь, как маленькие зверьки, с закрытым сердцем, замкнувшись в себе. Злость порождает другую злость. Поэтому придерживаюсь правила: если не могу исправить мир, надо исправлять себя.

Я не боюсь быть открытой, не боюсь говорить, что думаю. Но при этом стараюсь не забывать о необходимости уважать другое мнение.

– В “Кармен” вы предложили нестандартную трактовку классического сюжета…

– Просто я хотела напомнить женщинам, что мужчины умеют любить и что нельзя разрушать их внутренний мир, вот так, как это сделала Кармен по отношению к Хосе. Она сбила ориентиры дальнейшей его жизни.

Мне кажется, что это современная тема! Это спектакль об ответственности отношений людей, партнеров. И это ни в коем случае не иллюстрация истории, а сегодняшний день.

Читайте также:  Новгородский цикл былин

Так что приходите увидеть себя!

Беседу вела Наталья НЕВРАЕВА Фото из архива

Анжелики ХОЛИНОЙ

Театр танца Анжелики Холиной (A/CH) – один из успешных в Литве. Его спектакли потрясают воображение самых искушенных зрителей. Театр с большим успехом выступал в Лозанне, Варне, Москве, Париже, Токио, Нью-Йорке, Стокгольме, Мюнхене и Хельсинки.

Анжелика Холина в течение 22-летнего творческого пути создала 15 хореографических спектаклей, 2 балета и более 50 хореографических миниатюр.

Она является доцентом Литовской академии музыки и театра, дважды награждена престижной театральной наградой “Золотой Крест сцены”.

Еще

Источник: http://www.gazeta-uzao.ru/ru/guest/1/2193/

Анжелика Холина: “Я – счастливый человек!” Интервью с режиссером и хореографом

3 июня в кинотеатре Чикаго “Music Box” состоится показ спектакля Московского театра имени Вахтангова “Анна Каренина” (серия StageRussia HD, продюсер – Эдди Аронофф). Хореограф-постановщик спектакля – Анжелика Холина. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту она рассказывает о том, как ей работалось с вахтанговскими актерами, что ей больше всего хочется поставить и почему нужно смотреть все ее спектакли.

Краткая биографическая справка. Анжелика Холина. Хореограф-постановщик. Родилась в Вильнюсе. Училась в Вильнюсской школе балета и Российском институте театрального искусства (ГИТИС). Основатель Театра танца А|CH. Доцент Литовской академии музыки и театра.

 В репертуаре Театра имени Вахтангова идут четыре спектакля Холиной: “Берег женщин” (2008), “Анна Каренина” (2012), “Отелло” (2013), “Мужчины и женщины, или Сценарии, по которым живут люди” (2015).

Как режиссер-хореограф принимала участие в создании спектаклей Римаса Туминаса “Евгений Онегин“ (2013), “Минетти“ (2015) и “Царь Эдип“ (2016).

  • Как в вашей жизни появился театр Вахтангова? С чего все началось?
  • Началось все с того, что восемь лет назад театр Вахтангова возглавил литовский режиссер Римас Туминас. Для меня эта новость была очень приятной. Мы с сестрой как раз приехали в Москву, где я училась. Я решила зайти к нему и попросить показать на вахтанговской сцене спектакли моего литовского Театра танца. Хотела в первую очередь, чтобы их увидели мои педагоги, у которых я училась в ГИТИСе. Я рассказала ему про мою идею, а он сказал: “Да, гастроли возможны, но сначала поставьте у нас спектакль”. Так возник “Берег женщин” на песни Марлен Дитрих – первый танцевальный спектакль на сцене театра Вахтангова, сделанный силами драматических актеров, и первый спектакль, поставленный при Туминасе. После успеха Туминас предложил “Анну Каренину”. Этот спектакль я поставила впервые в 2010 году в Вильнюсе. Туминас приходил на премьеру. Там танцевали актеры его Малого театра, женские роли исполняли балерины, мужские – драматические актеры. Туминас предложил перенести этот спектакль на сцену театра Вахтангова, попросив сделать его “более развернутым”. Я придумала более масштабный и академический вариант.
  • В какой степени этот “масштабный и академический вариант” повторяет ваш вильнюсский спектакль семилетней давности?
  • Структура спектакля неизменна, только некоторые движения и комбинации внутри другие, потому что кроме образов героев я всегда отталкиваюсь от артистов, с которыми работаю. Своей “физикой“, своими возможностями они диктуют мне варианты выразительных средств. Мне интересно лепить образы, помогать драматическим актерам превращаться в танцоров. В моих спектаклях они делают сложнейшие па, не имея при этом школы, но в итоге танцуют, как будто являются профессиональными танцорами. На роль Анны я взяла Ольгу Лерман и вытащила из нее все, что она может и не может.
  • Да, но Ольга все-таки училась в Хореографическом училище. А как вы работали с вахтанговскими актерами, которые никогда в жизни не танцевали? Например, с Князевым – драматическим актером, никогда не работавшим в такой стилистике?
  • Ольга училась хореографии, но пять лет после окончания училища она не танцевала и никогда не думала, что когда-нибудь ей придется это делать. Навыков у нее больше, чем у других, но пришлось немало поработать. Рост у нее небольшой, надо было сделать высокую, выразительную фигуру, придумать все переходы, которые очень важны в танце… Русские актеры имеют две хорошие черты – они любопытные и смелые. Я понимала, что Князев не хотел оказаться в каком-то неловком положении. Ему надо было проверить, что я ему предложу. Я не ждала от него пируэтов и поддержек. У него есть другие выразительные средства: фигура, стать, руки, взгляд. Все это я использовала, и родился Каренин, которого он принял.
  • Принял и сам увлекся…
  • Еще как! Он до сих пор эту роль играет с большим удовольствием и никому не отдает. Она его держит в форме, в тонусе. Как говорила прекрасная Ирина Купченко, мой жанр хореографического спектакля гораздо выразительнее драматического театра. Этот жанр близок к кино. Актеры должны передавать все эмоции, всю палитру чувств без слов, а только глазами, позами, движениями. Поэтому у актеров, которые успешны в кино, особенно хорошо получаются роли в моих спектаклях.
  • В одном из интервью вы сказали, что “Анна Каренина” – спектакль о тоске по любви. Как вам кажется, возможен ли был другой финал романа?
  • Все мои спектакли – о тоске по любви. Я снова и снова обращаюсь и препарирую это сложное чувство сама для себя… Мне кажется, исход мог быть только один. Трагедия была предопределена – жаль, но невозможно сопротивляться разрушительной силе человеческого эгоизма…
  • Одной из самых удачных находок в спектакле стала музыка Шнитке. Как у вас возникла идея совместить, казалось бы, несовместимое: Шнитке и Толстого?
  • Я сама до сих пор не понимаю, как это получилось. Музыка пришла ко мне сама. Я послушала фрагмент из Кончерто гроссо Шнитке, представила себе дуэтную сцену, и музыка стала “плыть” ко мне. Большая удача, что я смогла из произведений одного композитора найти все сцены в музыке, которые нужны мне по сюжету. Музыка Шнитке – музыка гения… Меня спрашивают, как рождается спектакль? Не знаю. Все приходит само собой. Так и с музыкой. Я ее собрала за полторы недели.
  • Вы не можете объяснить, как рождается спектакль. А как рождается хореография? Приходя на сцену, у вас в голове уже есть какие-то движения или вы идете методом проб и ошибок, работая на сцене с исполнителями?
  • По-разному. Я никогда не готовлюсь к репетициям, но знаю, о чем хочу поговорить в сцене, которую мы должны репетировать. Когда я беру конкретный материал, я стараюсь раскрыть автора, а не себя, пытаюсь донести его взгляды и идеи.
  • От замысла до воплощения – дистанция какого размера? Первые наброски сильно отличаются от окончательного варианта?
  • Нет. Я все делаю сразу, без экспериментов. Актерам нужно очень точно и хорошо показать. Если буду менять, искать, то они растеряются и вообще не зафиксируют комбинации. Я знаю эту специфику и поэтому ставлю сразу. И сама я не люблю долгих поисков. Ты должен очень хорошо знать, чего хочешь. Я всегда это знаю.
  • После премьеры вы вносите какие-то изменения в спектакль, или он все время идет в первоначальном варианте?
  • Редко… Бывает, я вношу минимальные изменения, которые могут принести что-то существенное в готовый вариант. Дорабатываю то, что уже поставлено. Я дожидаюсь того момента, когда актеры обживают полностью спектакль. Где-то год еще надо быть рядом и репетировать, пока они не почувствуют спектакль своим. Тогда я уже могу их оставить.
  • Премьера “Анны Карениной” состоялась в 2012 году. Сейчас, глядя на спектакль из 2017 года, вы бы что-нибудь изменили в нем?
  • Нет, он спокойно живет в форме, в какой был поставлен, и ничего не просит.
  • Хореография имеет границы? Все ли произведения литературы можно поставить этим языком?
  • Нет, мне кажется, все поставить этим языком нельзя. Не все произведения поддаются именно этому жанру. Сложно прыгать через время. История должна быть рассказана, как сказка: “жили-были“, “произошло это“, “случилось то“…
  • Вы ставите хореографические спектакли, балеты, оперы, мюзиклы. Какой жанр вы считаете наиболее комфортным для себя?
  • Все жанры, кроме тех, в которых я себя еще не пробовала. На будущее я оставляю постановку драматического спектакля.
  • Правда, что при создании вашего Театра танца за основу вы взяли образец Вуппертальского театра танца Пины Бауш?
  • Нет, конечно. Зачем мне другие примеры, если у меня свой мир? Я никогда не создавала себе кумиров. Мой отец всегда говорил мне: “Никогда не смотри на других. Делай все сама”. Я так и делала. Я есть я. И все. Точка. Я отвечаю за каждое движение, дыхание, каждую сцену, за все, что создано в моих спектаклях. Мне не нужно никаких вдохновений со стороны. Я работала так всю жизнь. У меня нет одного стиля. Мои спектакли стилистически все очень разные. Стиль спектаклю диктует тема. Если бы вы посмотрели мои другие спектакли, вам бы показалось, что их ставил другой человек.
  • Вы приглашаете балетмейстеров со стороны или работаете только сами?
  • Я пробовала приглашать других хореографов, но столкнулась с тем, что мой авторский театр интересней литовской публике, нежели спектакли приглашенных режиссеров. Наверное, в своем театре я должна ставить сама.
  • Это только танцевальный театр?
  • Я свой театр создала в 2000 году, после пяти лет работы приглашенным хореографом в других театрах. Я соединяла в своих спектаклях людей разных профессий. Этого раньше в Литве не было никогда. Тогда я свой театр назвала Театром танца, хотя, говоря о моих спектаклях, лучше не искать названия. Я люблю живой театр и стараюсь, чтобы мой театр был именно таким – ЖИВЫМ! Я хочу, чтобы человек пришел в зрительный зал, сел на свое место и его бы захватила магия театра, чтобы он чувствовал правду о жизни со сцены и чтобы эта правда его волновала. Я хочу своими постановками попасть в душу человека.
  • Когда у вас появился интерес к балету?
  • Сколько я себя помню, я всегда была уверена в профессии хореографа. В четыре года отец отвел меня в балетный кружок. Все, чему я там училась, я переносила в детский сад. В пять-шесть лет ставила на елке танцы гномиков и снежинок. Учась в балетной школе, я тоже ставила балетные номера. В девятнадцать лет меня приняли в ГИТИС, хотя по правилам я должна была иметь пять лет стажа артистки балета… Я все время была в профессии. Профессия выбрала меня. Я считаю, что мне очень повезло. Я живу, как на каком-то курорте, в гармонии с собой, миром и тем, что я делаю.
  • Если бы вам дали идеальные условия, кучу денег, площадку и сказали поставить все, что вы пожелаете, каким был бы ваш спектакль? По какому произведению?
  • Я бы сделала открытие Олимпиады.
  • Неожиданный ответ!
  • Да. Сама. Одна… Я просто люблю масштаб! Наверное, поэтому мне очень нравится ставить оперы, потому что в них можно соединять грандиозность музыки и огромные составы артистов. Опера предполагает большие пространства. Поэтому, если вы спрашиваете про что-то особенное, то это церемония открытия Олимпиады.
  • Вы видели киноверсию “Анны Карениной”?
  • Пока нет, но очень бы хотела посмотреть. Мне говорили, что все очень хорошо, красиво и драматургически точно снято.
  • Я могу это подтвердить. Как вам кажется, насколько киноверсии отражают замысел художника, или все-таки многое теряется при переносе спектакля со сцены на экран?
  • Конечно, спектакль имеет драматургию. Если он выразительный, умный, глубокий, то с какого ракурса не снимай, все равно проявится то самое зерно, которое в нем заложено. Я никогда не боюсь отдавать спектакли на запись для кино или телевидения.
  • Если продюсер проекта “Stage Russia” Эдди Аронофф скажет, что хочет еще какой-нибудь ваш спектакль показать в кино, какой будет ваш ответ?
  • Пожалуйста. Подходят все! Они все “полнометражные”, можно снимать все.
  • В настоящее время в репертуаре Вахтанговского театра идут четыре ваших спектакля. А с Римасом Туминасом вы работаете и “на стороне“. В прошлом году поставили с ним “Катерину Измайлову“ в Большом театре. То есть на своем театре не замыкаетесь? Открыты к сотрудничеству?
  • Да, конечно, мне интересно все, и я могу все. Мой график расписан надолго, но я люблю оставлять в нем “окна“ для того, что может “упасть с неба“, то есть для какой-то неожиданной и интересной работы.
  • 3 июня в Чикаго будет показ “Анны Карениной“. Представьте, что вы выходите к зрителям и представляете спектакль. Что вы скажете перед открытием занавеса?
  • Ничего. Не люблю отнимать у людей их собственные впечатления. Не люблю настраивать, объяснять. Ничего не скажу… Кстати, в следующем году в Чикаго планируются гастроли моего мюзикла “Легенда о любви Барбары Радвилайте и Сигизмунда Августа”.
  • Отличная новость. Жду с нетерпением!.. Хорошо, до спектакля вы ничего не скажете. А после? Если после спектакля к вам подойдут зрители, чтобы обсудить увиденное?
  • Я не против, но чаще всего зрители пребывают в шоке. Настоящее обсуждение происходит примерно через час… Почему-то так бывает.
  • В конце интервью я обычно спрашиваю у своих героев, не хотят ли они что-нибудь добавить из того, о чем я не спросил. Спрошу об этом и у вас.
  • Напишите, что я очень счастливый человек. И все. Больше ничего не надо.

Nota bene! Спектакль “Анна Каренина” демонстрируется 3 июня в 11.

Читайте также:  Андрес сеговия торрес возрождение гитары

30 am в помещении Music Box Theatre по адресу: 3733 North SouthportAvenueChicagoIL 60613Справки – по телефону 773-871-6604. Заказ билетов – на сайте https://www.musicboxtheatre.com/order/add-tickets/10463. Все новости о проекте “Stage Russia HD – на сайте http://www.stagerussia.com/.

Фотографии к статье:

Фото 1-2. Анжелика Холина. Фото – Паулюс Гасюнас

Фото 3. Анжелика Холина. Фото из личного архива А.Холиной

Фото 4. Анжелика Холина – Кармен. Фото из личного архива А.Холиной

Источник: http://sergeyelkin.blogspot.com/2017/05/blog-post_22.html

Анжелика Холина: Анжелика Холина: «Я никогда не хотела танцевать лебедя…»

В Риге – литовская труппа современной хореографии

Спектакль, который не дает снять зритель

Десять лет театр играет спектакль «Песни женщин». Зритель не дает снять его с репертуара. 17 песен в исполнении Марлен Дитрих, 17 мгновений, 17 образов любви пролетают перед публикой за 70-минутное действие.

Постановка смотрится на одном дыхании. Завораживает музыка, эмоциональный ритмический рисунок танца, подчеркнутый красотой света и костюмов. Их создавал Юозас Статкявичюс, литовский дизайнер с мировым именем.

– Именно Юозас и вдохновил меня поставить этот спектакль. Он очень трепетно относится к тому времени – 20-м годам прошлого века. То была эпоха ярко выраженной женственности. Ее воплощением стала Марлен Дитрих – великая женщина, имевшая красоту и талант.

Юозас проникся ее песнями и меня ими увлек. Каждую песню она поет, будто переродившись: то как ребенок, то как роковая обольстительница, то как женщина на грани смерти. И я представила разные образы, сливающиеся в Марлен Дитрих.

Спектакль получился многослойным, как кино. Историю я придумала сама. Она не о Марлен, а о Женщине. А где женщина, там и красота. В этой стилистике и выдержана хореография спектакля.

Мне важно донести до публики эмоцию, создать атмосферу на сцене и в зале, чтобы втянуть зрителя, запустить руку в его нутро и разбередить душу.

В воскресенье в Доме конгрессов Театр танца Анжелики Холиной впервые в Риге покажет удивительный спектакль «Песни женщин». Накануне Анжелика побывала в Риге и рассказала о себе и своем театре.

Чем меньше правил в искусстве, тем лучше, считает Анжелика Холина и доказывает это собственным примером.

Выпускницу Вильнюсской балетной школы, дипломированную балерину, в свое время не взяли в труппу Национального театра оперы и балета – посчитали слишком толстой. Она не стала делать из этого трагедии и отправилась в Москву. Здесь она поступила в ГИТИС и успешно окончила факультет балетмейстеров. Ее сокурсниками были Айвар Лейманис и Лита Бейрис.

– Балетмейстер – это профессия взрослых. Для поступления требовался пятилетний танцевальный сценический опыт, – вспоминает Анжелика. – Но мне повезло: я была из Прибалтики, а педагоги очень любили наш сыр. Сколько я его перевозила в Москву! Спасибо преподавателям, я прошла очень хорошую школу.

Вернулась в Вильнюс и сразу поставила балет «Медея» в Опере. Мне было 25 лет. Почувствовав во мне конкурентку, меня начали изгонять из театра. Я не стала тратить силы и нервы на борьбу за место. Не пустили в один театр – найду другой. И ушла в Национальный драматический.

Режиссер Оскар Коршуновас поставил одно условие: «Бери моих людей». Так я и сделала первый микс – постановку «Кармен» с участием артистов балета и актеров театра. У актеров оказалось удивительно легкое отношение к танцу – для них это не мука, они по-другому чувствуют себя на сцене.

Получилось нечто – не опера и не балет…

Холина поняла, что не надо искать названия жанру. Так родился ее театр современной хореографии, где она ставит артистов то на туфли, то на пальцы, а в некоторых спектаклях и сама выходит на сцену. Танцевала Кармен, до сих пор танцует в Tango in Fa на музыку Астора Пьяццоллы, а ведь ей 36 лет – пенсионный для балерины возраст.

– Судьба артистов балета – отдельная тема. Я могу говорить об этом часами. Годы идут – и люди становятся ненужными. Тебе еще нет сорока, а ты уже пенсионер. Осознавать это больно. Кто-то уходит со сцены в гардероб – чтобы быть поближе к театру. Я хочу поставить спектакль про балерин и жестокие законы сцены.

В нашем театре все по-другому. Мне важно, какого возраста душа человека. Я ставлю не классический балет, где важны техника, вес, неизношенные суставы.

Я ценю и принимаю в труппу тех, у кого есть артистические возможности, кто меня слышит, кто любит и умеет танцевать.

Средний возраст наших артистов – 25-28 лет, но есть одна танцовщица, которой сорок с хвостиком, но она танцует так, что все плачут.

Десять лет Анжелика ведет курс в Музыкальной академии. Придумала новую специальность «актер-танцор» и готовит кадры в том числе и для своего театра. Уже два курса выпустила.

– Танцем я могу сказать больше, чем словом. Ищу «говорящие» движения и на языке движений говорю со зрителем. Мне интересна разная стилистика хореографии, поэтому не скажешь, что мои спектакли – одной руки дело. Я работаю без оглядки на опыт других хореографов. У меня нет кумиров, потому и плагиата в моем творчестве нет.

Лишь несколько человек танцуют у Анжелики во всех спектаклях. Большинство артистов приглашаются для конкретных постановок. И каждый раз это разные люди. У этого театра нет своей сцены, своего зала для репетиций, спектакли играются в арендованных помещениях. Но все эти, казалось бы, неудобства нисколько не мешают Холиной творить. «Отелло», «Ромео и Джульетта», «Дом Бернарды Альбы», «Болеро»…

Во всем, что говорит и делает Холина, чувствуется характер.

– Не думаю, что со своим характером я бы смогла танцевать то, что мне скажут и в чем скажут. Кстати, мне никогда не хотелось танцевать лебедя – мне нравились характерные роли. В какой-то мере мне повезло: я не стала балериной, но смогла реализовать себя в танце.

Источник: http://www.gorod.lv/novosti/49750-anzhelika_holina_anzhelika_holina_ya_nikogda_ne_hotela_tantsevat_lebedya

Анжелика Холина: балет без балета, Музыкальный класс

Есть особая прелесть, когда приходится писать о молодом художнике, неважно кто это – певец, танцор, музыкант-исполнитель. Потому что устоявшихся взглядов на его творчество — нет, он ещё полон сил, и наконец, от молодого маэстро можно ждать очень многого.

В этом отношении очень интересно наблюдать за хореографом театра Вахтангова (г. Москва) – Анжеликой Холиной.

Её жизненная и творческая биография укладывается в жанр мини-описания:

— 1990г. – Вильнюс (Литва) – явление, пока ещё на свет;

— 1989г. — окончена Вильнюсская школа балета;

— с 1991г. начала ставить балеты, т.е. – это факт рождения молодого (21 год) хореографа;

— попутно закончила ГИТИС (РАТИ) в Москве в 1996г, создала в Литве – Театр танца Анжелики Холиной (A|CH) – 2000г., а с 2008г. сотрудничает с театром Вахтангова, где её называют режиссёром-хореографом;

— уже успела получить литовский орден «Рыцарский крест» в 2011г., но что гораздо важнее, её учеников (из Вильнюса) уже знают на международных балетных конкурсах, а имя Анжелики Холиной известно в европейских и американских балетных кругах.

Почему театру Вахтангова повезло с Анжеликой Холиной?

История этого театра, тесно связанного с музыкой, необычна, это смешение жанров от классической трагедии до озорного водевиля, это яркие актёры, незабываемые спектакли. Это бурлеск, смех, шутка, но и — глубина мысли и философское начало в то же время.

Сегодня театр – это богатая история и традиции, это режиссёр Римас Туминас. Кроме того, что он талантлив, он ещё и литовец. А это значит, что российским актёрам вольно или невольно «вливается/прививается» некая порция «иной крови». Как режиссёр Р.Туминас стал лауреатом государственной премии РФ и награжден орденом Дружбы народов. Это к вопросу о вкладе Туминаса в российскую культуру.

И вот режиссёр А. Холина попадает в эту среду, и как хореограф получает возможность работать с российскими актёрами. Но возможно, что и она вносит в работу какие-то национальные традиции, по-иному расставляет акценты.

В итоге – изумительная смесь, «коктейль» необычный по вкусу, что всегда было свойственно вахтанговскому театру. Вот и получается, что балетмейстер Анжелика Холина нашла свой театр, а театр получил талантливого режиссёра-хореографа.

О хореографии и исполнителях

В танцевальных спектаклях А.Холиной выступают исключительно драматические актёры, исключение — О.Лерман, у которой за плечами хореографическое училище.

Описывая эти хореографические «фантазии» в исполнении актёров надо сказать что:

— работа рук – очень выразительна (а драматические актеры это могут делать хорошо), на работу кисти руки (в соло и ансамблях) надо тоже обращать внимание;

— о разнообразии поз (и в динамике, и в статике), рисунке, «группировке» тела – заботится хореограф, это её работа;

— работа ног – тоже достаточно выразительна, но это не балет, это другое, но не менее интересная театральная форма;

— движение актеров на сцене – скорее обычные, а не привычно балетные па. Но они получают какое-то развитие и заострённость.

В обычном драматическом спектакле – таких движений (по диапазону, размаху, выразительности) – нет, там они не нужны.

Значит, отсутствие слова заменяется пластикой тела актера, но балетный танцор такой хореографический «набор» (иногда из-за простоты), скорее всего, выполнять (протанцовывать) — не стал бы. А актеры драмы делают с удовольствием;

— но конечно можно увидеть и рассмотреть и какие-то чисто балетные проявления (вращения, поддержки, шаги, прыжки)

Вот и получается, что на пути от драмы к балету возможны варианты спектаклей без слов, драматического балета и т.п., что Анжелика Холина успешно и талантливо делает.

Кстати, актер А. Нестеренко (вахтанговец) назвал эти представления «танцевальными спектаклями».

Сегодня в Вахтанговском театре идут 4 спектакля Анжелики Холиной: «Анна Каренина», «Берег женщин», «Отелло», «Мужчины и женщины». Жанр их определён как бессловесные (невербальные) спектакли, т.е. диалогов и монологов – нет, действие передается посредством движения и пластики. Естественно, что звучит музыка, но «танцуют» исключительно драматические актеры.

Видимо, поэтому представления и обозначены не как балеты, а иначе, например, как «хореографическая композиция» или «драма в танцах». В интернете можно найти достаточно масштабные ролики этих спектаклей, а «Берег женщин» — представлен почти полной версией.

В сети, есть и ролик «Кармен»:

это спектакль театра балета Анжелики Холиной (A|CH), но работают или точнее «танцуют» в нём – актеры театра Вахтангова.

Ролики «Кармен» и «Анна Каренина» определены как интервью на фоне спектакля, т.е. представлены наиболее яркие фрагменты и высказываются актёры и хореограф:

Так вот эта форма, когда актёры «танцуют», а потом – говорят, представляется очень удачной, потому что даёт возможность многое понять.

Что интересного сказала сама Анжелика Холина и её актеры:

— «спектакль должен быть достоин сцены…, должно быть большое сцепление энергии»;

— «самый главный критерий, когда артист хочет (работать/танцевать) и когда он – хороший человек»;

— «русские (актёры) чувствуют также, но только в 100 раз больше и глубже, и шире. Это мне подходит. Масштаб их души… русские артисты умеют выразить то, что я хочу»;

— «надо подать все движения и сделать так, чтобы они были ясными». Это скажет актёр Л.Бечевин, а значит, исполнители понимают, какой смысл и содержательность должно нести хореографическое начало, и зритель это может увидеть и понять;

— «их (актёров) не заставишь делать на сцене то, что они не понимают, а значит, каждый шаг должен быть оправдан». Это снова слова хореографа.

Роль музыки у А.Холиной – велика. Музыка многое договаривает, подчёркивает, выделяет и поэтому музыкальной материал, иначе как высокой классикой не назовёшь.

В «Кармен»- это Бизе-Щедрин, в «Анне Карениной» — ярко-театральный Шнитке. В «Отелло»- музыка ДжАдамса, а «Берег женщин» — песни Марлен Дитрих о любви на английском, немецком, французском и иврите.

«Мужчины и женщины» — использована музыка романтических классических балетов. Тема представления – Любовь и сценарии, по которым живут люди, а значит это попытка сказать о самых высоких чувствах средствами искусства иными, чем слово и, может быть, найти её иное понимание.

В «Отелло» сценическая наполненность достигается за счёт количества танцоров и масштабной символической конструкции в виде шара.

В последних спектаклях «Отелло» и «Берег…» — возрастает роль массовых сцен, словно хореограф входит во вкус.

И ещё маленький, но весьма показательный штрих: когда Анжелика Холина рассказывает о спектакле, актёрах, то невольно бросается в глаза её «прибалтийская» сдержанность. Но как же все это контрастирует с динамикой движения, страстями, эмоциями её спектаклей. Вот уж действительно – небо и земля!

Сегодня, когда звучат слова о современном балете, то речь может идти об очень разных представлениях. И многое зависит от режиссёра, создателя спектакля и актёров, с которыми он работает. А уж если маэстро-постановщик не обделён талантом, то мы просто сталкиваемся с новым явлением в театральном жанре, что ярко видно на примере хореографа Анжелики Холиной.

А самый последний совет: начните знакомство с Анжеликой Холиной с её спектакля «Кармен», а дальше – только удовольствие и наслаждение.

Источник: https://lubovnaya.ru/isskustvo-dlya-dushi/anzhelika-xolina-balet-bez-baleta-muzykalnyj-klass

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector